Страх Порошенко, матриархат Тимошенко и коктейль Молотова от Зеленского

Хотите узнать, как на ваше мнение влияют без вашего ведома? Страх, забота, протест. Политики постоянно манипулируют сознанием людей. Особенно ярко…

Политика

28 марта 2019, 12:55

M.News

Хотите узнать, как на ваше мнение влияют без вашего ведома? Страх, забота, протест. Политики постоянно манипулируют сознанием людей. Особенно ярко выражены эти манипуляции перед выборами. Мы внимательно разобрали предвыборные кампании лидеров гонки — Владимира Зеленского, Петра Порошенко и Юлии Тимошенко. А политтехнолог Сергей Гайдай рассказал об основных приемах и хитростях кандидатов.

— До выборов президента Украины осталось меньше недели. Уже несколько месяцев кандидаты проводят свои рекламные агитации. Ими пестрят уличные билборды, постоянно они возникают на Youtube. А про телевидение я вообще не говорю. В принципе, понятно одно, что каждый пытается преподнести себя с лучшей стороны. В этом им помогают специалисты, ваши коллеги — политтехнологи. Сегодня я хочу попытаться разобраться, как все-таки устроена эта система изнутри. Как происходит этот процесс. И на какие болевые точки общества бьют политтехнологи. Когда вообще начинается работа по созданию предвыборной агитации? За несколько месяцев или может быть за год?

— Вопрос сложный, и он с годами меняется. Я когда-то считал, что хорошая президентская кампания длится год. Классическую кампанию ведет Юлия Тимошенко. И она стартовала летом, если вы помните. Это полгода. С Петром Порошенко значительно сложнее. Я считаю, что кампанию он ведет давно, потому что он действующий президент и он уже минимум как пять лет является главным ньюс-мейкером страны. И все, что происходило в его каденцию — это его избирательная кампания. Как это ни банально, все зависит от бюджета. Видите ли, длительность кампании — это всегда деньги.

— На какие болевые точки в этой предвыборной кампании бьют политтехнологи?

— Если брать президента, то он бьет на одну болевую точку. И эта точка называется страх. Страх — это очень деструктивная точка. Более того, у него получилось заразить этим страхом украинское общество. Рядом со страхом стоят такие чувства, как озлобление, неприятие. Это все просто пронизывает избирателей. Надо отдать должное, что самая большая фабрика по производству черного пиара находится именно в его штабе. Так грязно, так цинично и так беспринципно критикует только он своих оппонентов. Тимошенко — это ставленница Путина, Зеленский — это у нас клоун в руках Коломойского. Кроме того, он еще применяет прием перевернутого зеркала. Грубо говоря, это когда вы льете грязь на оппонента, но обвиняете его в том, что самую большую грязь он льет на вас. Я уверен, что с помощью своей избирательной кампании он вряд ли победит того же Зеленского, который более современный, более актуальный, новый. Но у него может случиться так, что он и Тимошенко не победит. И так и не войдет во второй тур с Зеленским.

Кампания Тимошенко более позитивна. Она ведет кампанию «Мама-Берегиня». Я вас всех обниму. Я решу все ваши проблемы. Вы уже устали от бедности. Нам нужны перемены. Перемены к лучшему. И я тот человек, на котором все это концентрируется. Это кампания заботы. Вас достали цены на газ? Я снижу их в два раза. И электорат у нее соответственный — государственные служащие, бабушки, и люди патерналистских настроений.

У Зеленского кампания построена на двух основных мотивах. Это протест. Вы все нас достали. Мы вас всех не хотим. Это коктейль Молотова, который бросают не только во власть, Петра Порошенко, а во весь политикум. А его сериал «Слуга народа» компенсирует все страхи по поводу неопытного человека в политике. Ну как же, он же там пробыл президентом. Целые три сезона! Люди часто живут в телевизоре. И им кажется, что если человек в телевизоре был президентом, то этого опыта более чем достаточно.

— Как думаете, люди голосуют за Зеленского или за Голобородько?

— А люди этого не разделяют. Они не видели другого Зеленского. Они видели только Голобородько. И даже когда он был на сцене, играл разных политиков — для них это все тоже Голобородько.

— Давайте еще рассмотрим Юрия Бойко и Александра Вилкула. Казалось бы, они должны были откреститься от всего, что связывало бы их с Партией Регионов. Но они даже цветовую гамму и шрифт на рекламе не изменили. Почему?

— Две вещи нельзя различить. Вилкула нельзя отличить от Бойко, хотя чисто по-человечески Вилкул просто обаятельнее. Также их обоих нельзя отличить от кампании Януковича предыдущих годов. Это все тоже самое. Они боятся потерять электорат, который привык к атрибутам Януковича — цветам, подходу и главным лозунгам. Сейчас у них новая фишка в лозунгах — мир. Но мы должны понимать, что их мир для всей Украины — это капитуляция.

— В чем отличие нынешней гонки от предыдущих годов, кроме того, что она побила рекорд по количеству кандидатов?

— В Украине раньше кампании были мобилизующие по мировоззренческим признакам. Если ты относишься к Востоку, направлен на Россию, к бывшему Советскому Союзу, у тебя точно всегда был свой кандидат. Когда-то это был Кучма, потом это был Янукович. Если ты за Европу, если ты себя ассоциируешь с Западом, с украинской идеей, то у тебя тоже был кандидат. В свое время это был весьма слабенько Кравчук. Потом это был Черновол, а потом это был тот же Кучма. Ну и, конечно, Ющенко. Это были мобилизующие кандидаты. И все выборы — это была борьба между двумя почти равными половинами. Впервые мы не имеем такой картинки. Все три кандидата не имеют территориально выраженной карты. Их избиратели размазаны по всей территории. Они имеют легкие различия в мировоззрении. Но жесткие пророссийские уже не имеют шансов на данный момент. Как и националисты особых шансов не имеют. Эти выборы отличаются невероятной политической турбулентностью.

— Если сравнить Украину с другими странами постсоветского пространства — в чем схожи и чем отличаются предвыборные кампании?

— Все происходит безумно по-разному. Я — человек, который свою политическую карьеру начинал в России. Будучи киевлянином, я ездил туда работать. И мне казалось, что в Украине никакой политики, никаких выборов серьезных нет. А там это бурлило. Там был разгул демократии. Политические силы дрались друг с другом. Это был конец 90-х годов. Все это быстро схлопнулось, потому что они пошли тем путем, который сейчас больше присущ Порошенко. Президент один, нас окружают враги, нам нужна стабильность. И в принципе, Путина в конце 90-х поддержали демократы. Они думали, что он будет довольно либеральным. Но нет, он быстро всем открутил головы и зачистил информационное пространство. Главное отличие — в России нет никакой политической конкуренции. Главная опасность и недостаток, которые я вижу как гражданин и политтехнолог у Порошенко — он пытается сделать то же самое здесь. Ему не нужна политическая конкуренция. Кого возможно посадить, кого возможно из страны выкинуть. Из Украины за критику выкинули Саакашвили. Посажена та же Надя Савченко. Неважно, как мы к ней относимся и что она говорит. Мы же понимаем, что все это дело фейковое. Какой к черту заговор? Просто она слишком неуправляема, слишком брутально критиковала действующую власть. И была очень заметна. Потому что как-то так получилось, что до этого она превратилась в мировую звезду — весь мир ее спасал из русского плена. Представляете, как бы она сейчас действовала публично на фоне этого скандала, когда он грабит армию? В полной диктатуре находятся другие страны СНГ.

— А если сравнивать с предвыборными процессами в США или европейских странах?

— Там все происходит значительно более организованно, если мы говорим о США. Там очень много регламента. Общество стабильно. Много лет живет в традициях, которые вплетены в политическую культуру. У нас турбулентность. Что хочешь, то и делаешь. Хочу идти на дебаты — не хочу идти на дебаты. У нас нет пока устоявшихся процедур, традиций. И трудно говорить о стойкой политической культуре.

— Сколько вообще в среднем стоит такая самореклама, включая телевидение, интернет и билборды?

— Нет такой цифры. Безусловно, всеукраинская кампания за полгода измеряется в десятках миллионов долларов.

Добавить комментарий