Сирия: война Асада

Почти восемь лет в Сирии идет война. Борьба на грани политики и религии. С чего она началась и кто в ней учавствует?

Ближний Восток

28 декабря 2018, 20:10

M.News

Заканчивается седьмой год сирийской войны. И конца этому процессу, уничтожающему все на своем пути, еще не видно. С чего началось это кровавое противостояние, в котором погрязли сегодня не только сирийцы? Кто, в конце концов, там воюет и за что?

Эту войну нельзя рассматривать только с современного ракурса. Она имеет длинную историю, уходящую корнями в прошлые столетия. Здесь замешаны власть, политика, религия и территории. Об этом конфликте можно написать несколько томов. Но давайте начнем с тех событий, которые предопределили судьбу современной Сирии — становление режима Асада. В 1963 году в стране произошел первый военный переворот — «Революция 8 марта». Восстание организовали члены Партии арабского социалистического возрождения. А если коротко — партии Баас. Молодой, 33-летний Хафез аль-Асад, был одним из участников этой партии и организаторов военного переворота. Именно тогда и началось его восхождение к власти. Новый правитель назначает Асада командующим военно-воздушных сил Сирии. Но уже через три года — в 1966 — в стране происходит еще один военный переворот, в результате которого власть переходит в руки генерала Салаха Джадида. Тем временем Хафез Асад ждет подходящего случая. И он его находит после шестидневной войны с Израилем в 1967 году, в результате которой иудейское государство захватывает стратегически важную территорию — Голанские высоты. Фактически, ответственность за провальную операцию должен был понести Хафез Асад, ведь именно он был военным министром и одним из арабских командующих войсками в этой шестидневной войне. Но будущий диктатор сумел вовремя сориентироваться и обвинил в неэффективном управлении страной лидера Сирии Салаха Джадида. В 1970 году в Сирии происходит третий военный переворот, уже под руководством Хафеза Асада. Он свергает Джадида и становится премьер-министром. И в следующем году объявляет президентские выборы, на которых побеждает с результатом в 97% голосов. Правда, других кандидатов на этих выборах не было. Таким образом, к власти в Сирии надолго приходит семья Асадов.

(Илья Куса, эксперт по международным отношениям Украинского института будущего):

«Держалась их власть, во-первых, на поддержке меньшинств — этнических и религиозных. На поддержке алавитов, шиитов, христиан и так далее».
Да, обсуждая конфликт в Сирии, невозможно не затронуть религиозный аспект. 90% населения Сирии мусульмане. Но последователи этой религии делятся еще на несколько ответвлений. Большинство сирийцев, а именно 75% населения — мусульмане-сунниты. 13% составляют алавиты. Остальные — это шииты-исмаилиты и друзы. Семья Асадов была представителем меньшинства. Хафез Асад — алавит. В Конституции Сирии 1950-го года указано, что религией президента республики должен быть ислам. А в Конституции 1973-го говорится, что президентом республики обязательно должен быть мусульманин. При этом алавиты — не совсем мусульмане. Многие эксперты считают, что в своих взглядах алавиты отошли от исламских направлений так далеко, что уже не имеют право считаться частью ислама.

(Илья Куса, эксперт по международным отношениям Украинского института будущего):

«Просто у них традиции и обряды — это смесь ислама, христианства и разных доисламских верований. Это дискуссионный вопрос даже среди самих мусульман — насколько они истинные мусульмане или нет».
Хафез Асад решил эту проблему по-своему. Веру менять он не собирался, но и от власти отказываться был не намерен. Он убедил представителей высшего шиитского духовенства признать алавитов шиитами-мусульманами. Чтобы обезопасить себя и свое место диктатора, Асад поставил на все ключевые позиции в государстве, в том числе на военные, представителей алавитов. Таким образом он обеспечил себе мощную группу поддержки, несмотря на то, что большинство населения страны составляли сунниты. При правлении Хафеза вспыхивало несколько восстаний, в основном организованных группировкой суннитов под названием «Братья Мусульмане». Население пыталось противиться партии Баас и Асаду, которые узурпировали власть в своих руках. Однако все предпринятые попытки были безуспешны. Когда Хафез Асад был при смерти, он сделал все, чтобы наследником стал его младший сын — Башар. Кстати, изначально сегодняшний диктатор Сирии не планировался на роль будущего правителя. Дело Хафеза должен был продолжить его старший сын — Басиль, но он погиб в автокатастрофе. Кто знает, возможно, при нем сегодняшний сценарий событий был бы иным. Как бы там ни было, в 2000-ом году к власти в Сирии приходит Башар аль-Асад.

Против правления Башара была даже Конституция Сирии, в которой ранее было указано: президентом страны мог стать человек, достигший сорока лет. На момент прихода к власти Башару было 34 года. Конституцию пришлось менять.

В начале своего правления Башар Асад показал себя достаточно мягким и демократичным правителем. Он выпустил на свободу нескольких заключенных при его отце «Братьев мусульман». В стране началась «оттепель». СМИ безнаказанно критиковали власть. Появились правозащитные группы. Такой мягкой политике Башара в какой-то мере поспособствовала и его молодая жена Асма. Дочь обеспеченного семейства мусульман-суннитов. Ее мать была первым секретарем сирийского посольства в Великобритании. Отец — заслуженным врачом-кардиологом. В общем, у сирийцев появилась надежда на светлое демократическое будущее. Но продолжалось это не долго.

(Илья Куса, эксперт по международным отношениям Украинского института будущего):

«На самом деле, отчасти послабление, на которое он пошел, выпустив из тюрьмы «Братьев мусульман», которые стали потом лидерами других антиправительственных группировок, воюющих в Сирии до сих пор, оно тоже в некотором смысле привело к обострению этих демонстраций. Оно сыграло свою роль во время так называемой «Арабской весны».
2011 год. Ближний Восток захлестнула Арабская весна. Успешные перевороты произошли в Египте и Тунисе. Подхваченные волной оптимизма, небольшая группа демонстрантов вышла на акцию протеста в Сирии.

(Юрий Мацарский, журналист):

«Началось все это в городочке под названием Дараа, где, по легенде, которая, судя по всему, является реальной, несколько подростков написали антиправительственные граффити на стене. Этих подростков потом пытали в полицейском участке. И родственники этих мальчишек стали той движущей силой, которых в итоге столкнула революция».
Люди выходят на улицы в других городах. Полиция не стесняется в своих действиях. От рук правохранителей гибнут несколько человек. Протесты набирают обороты. Правительство Асада использует все возможные меры, чтобы подавить назревающую революцию. В ход идут снайперы и танки. Люди гибнут десятками. Теперь сирийцы выходят на улицы против режима Башара Асада и партии Баас. Весь мир наблюдает за событиями в Сирии. Мировые державы выражают обеспокоенность, отзывают своих послов и дипломатов, вводят санкции. Но диктатора уже не остановить. Оппозиционно настроенные военные формируют боевые отряды под названием «Свободная сирийская армия». Начинается вооруженный конфликт, который продолжается по сегодняшний день.

(Юрий Мацарский, журналист):

«Один из самых важных факторов, который в Сирии играет роль, и не только в Сирии, а в принципе на Ближнем востоке, это фактор принадлежности к той или иной религиозной общине. К тому или иному религиозному меньшинству или наоборот большинству. В Сирии это четко заметно. Активно разыгрывали карту как раз религиозного противостояния самые разные стороны конфликта. Хотя изначально протест не был антиалавистским или просуннитским».
По мнению экспертов, сценарий развития событий в Сирии мог быть иным.

(Илья Куса, эксперт по международным отношениям Украинского института будущего):

«Если бы внешние силы не вмешались, это бы закончилось в южной провинции, в которой все и началось. Протесты были бы подавлены. И никто больше бы не выходил. Все дело в том, что этот конфликт просто раскрутили».
За эти семь лет война в Сирии эволюционировала в нечто более запутанное, чем гражданское сопротивление. Если изначально было две воюющие стороны — правительство Башара Асада и оппозиционно настроенный народ, то сегодня количество участников конфликта значительно возросло. И кто с кем воюет, понять уже достаточно сложно. Фактически, на сегодня в Сирии пять воинствующих друг с другом групп. Правительственные силы, сирийская оппозиция (она же сирийская свободная армия), фронт Аль-Нусра, курды и ИГИЛ.

Кто же за что воюет в Сирии? Начнем с правительства. Башар Асад уже не просто пытается удержаться у власти, он сражается за свою жизнь. Диктатор понимает, что пути обратно у него нет. Его ждет либо военный трибунал в Гааге, либо с ним самостоятельно расправится население страны. И тут уж непонятно, какой из вариантов для него лучший.

Цель сирийской оппозиции — смена политического режима в стране, свержение партии Баас и проведение демократических выборов.

В оппозиции к режиму Асада находится и фронт «Аль-Нусра». Это радикальная исламская организация, которая была создана в 2012 году. В своих действиях они агрессивны и очень опасны. Их цель — создание в Сирии государства на основе шариата. Изначально фронт «Аль-Нусра» был сирийским крылом Исламского государства. Но позже участники «Аль-Нусры» отделились от ИГИЛ и присягнули лидеру «Аль-Каиды». Через несколько лет они откололись и от них. Так что, по сути, сегодня это независимая террористическая организация, не менее жестокая и опасная, чем остальные.

Наиболее малочисленная группа — курды. Они составляют 10% населения страны. И не поддерживают ни правительство Асада, ни оппозицию. Они сражаются за свою собственную независимость и занимают северную часть Сирии. В 2016 году они объявили о создании Сирийского Курдистана.

С 2013 года в сирийский конфликт вмешался ИГИЛ. И это существенно ухудшило ситуацию в стране. Их глобальная цель — установление царства Аллаха на земле и уничтожение мусульманской общины от «неверных». А неверными мусульманами они считают всех, кто не присягнул их лидеру.

Мировое сообщество не осталось в стороне и активно участвует в сирийском конфликте.

СНХ (Юрий Мацарский, журналист):

«Это реально была война всех против всех, в которой начали участвовать еще и внешние акторы. Россия, Турция, Иран, США, европейский спецназ, европейские артиллерийские части. Европейские авиазвенья, которые там бомбили все, что только можно, шиитские наемники — это вообще не наемники, а пушечное мясо из Афганистана, Пакистана, которых Иран засылал туда тысячами. Частные военные компании со сбродом, вообще со всей земли. Все это превратилось в мировую войну в миниатюре».
Страны разделились — каждая оказывает поддержку одной или другой стороне конфликта. Так, Соединенные Штаты с самого начала стояли на стороне умеренной сирийской оппозиции — Сирийской свободной армии. Вашингтон поставлял вооружение оппозиции, которая ведет борьбу с правительственными силами и Исламским государством. Также Белый Дом проводил обучение повстанческих подразделений. Помогали Соединенные Штаты и курдам. Они поддерживали их оружием в борьбе против ИГИЛ. Цель США очевидна — самое главное — это борьба с ИГИЛ. Террористическая организация находится сегодня в открытом противостоянии с Америкой. Дабы уничтожить Исламское государство, США организовали международную коалицию из более, чем полусотни стран, против террористических организаций.

В этом году политика США в отношении конфликта в Сирии меняется. Президент Америки Дональд Трамп заявил, что Вашингтон выводит американские войска из Сирии.

(Вадим Лукашевич, независимый военный эксперт в РФ):

«США показали в очередной раз, что в данном случае они являются совершенно непредсказуемым партнером. Тем более, что решение Трампа о выводе американских войск из Сирии встретило критику и внутри Америки. Америка показывает, что она перестает быть неким гарантом свободного мира. Она вошла в зону турбулентности».
Турция поддерживает Сирийскую свободную армию в борьбе с режимом Асада и ИГИЛом. Однако цель Анкары кроется не только в том, чтобы уничтожить Исламское государство. Для Турции важно ослабить силы сирийских курдов. Их успех в борьбе за независимость недопустим для Эрдогана. Ведь в этом случае турецкие курды могут также начать борьбу за свою независимость. Кроме того, Турция хочет достичь мира в Сирии, дабы прекратить бесконечный поток беженцев на свою территорию.

Иран с 2012 года поддерживает режим Башара Асада. Кроме Сирии, у Ирана нет союзников на Ближнем Востоке. Тегерану нужен Асад для борьбы со своими вечными врагами — Израилем и Саудовской Аравией. Также Иран использует Сирию для поставок оружия ливанскому радикальному шиитскому движению «Хезболлах», которое является для него влиятельным союзником в соседнем Ливане.

Российская Федерация открыто поддерживает диктаторский режим Асада. Москва поставляет оружие правительственным войскам, поддерживает Дамаск во всех международных переговорах. Цель Кремля — сохранить власть Башара Асада — своего ближайшего союзника на Ближнем Востоке.

(Вадим Лукашевич, независимый военный эксперт в РФ):

«России нужен режим Асада. Пока там Асад, не будет наземного нефтепровода или газопровода с месторождения Персидского залива в Европу. Это главное. У нас здесь четкий и понятный геополитический интерес. Именно поэтому мы заинтересованы в участии в конфликте в этой зоне, который подогревает цены на энергоносители».
В 2014 году в средствах массовой информации впервые появились новости о российской частной военной компании «Вагнера». По информации российского издания «Фонтанка», изначально наемные бойцы ЧВК «Вагнера» участвовали в аннексии Крыма, потом были переброшены на территорию Донецкой и Луганской областей Украины. А после, их след обнаружили и в Сирии. До появления ЧВК «Вагнера» в Сирию набирались российские бойцы в «Славянский корпус». Официально они должны были охранять нефтяное месторождение, но военных не предупредили, что для начала этот объект придется отбить. «Славянский корпус» просуществовал не долго. Первая и последняя их операция в Сирии в 2013 году закончилась провалом, все вернулись в Россию, где их руководителей задержали сотрудники ФСБ и арестовали по статье «наемничество». Руководителем ЧВК считается Дмитрий Уткин с одноименным позывным «Вагнер». Российская власть всячески отрицает свою связь с частной военной компанией. Но в 2016 году Уткин был замечен в Кремле на приеме для военных, отличившихся особым героизмом. Кто же финансирует эту организацию? На сто процентов не известно, но в СМИ называют несколько вариантов. Первый — секретные статьи расходов Министерства обороны России. Второй — российский бизнесмен Евгений Пригожин, приближенный к президенту Путину.

(Вадим Лукашевич, независимый военный эксперт в РФ):

«Нужно полагать, что они имеют определенные договоренности с теми же силами Асада, на основании чего они там действуют. И я уверен, что они подпитываются в той или иной степени нашим министерством обороны — снабжение, вооружение, питание, медицинская поддержка и так далее. Потому что частная военная компания в таком объеме и на таком удалении от наших границ, причем, когда под боком официальная военная структура, не будет действовать автономно».
Как сообщали российские СМИ «Фонтанка» и РБК, в 2017 году фирма «Евро Полис», принадлежащая Пригожину, заключила контракт с сирийским госконцерном. Российская фирма обязалась охранять и добывать энергоресурсы на местных месторождениях, за что в свою очередь получала четвертую часть объема на тех вышках, которые она отбила у боевиков ИГИЛ. Роль силовиков и должны были выполнить бойцы Вагнера.

(Вадим Лукашевич, независимый военный эксперт в РФ):

«Они очень удобны. Их там нет, соответственно, их потери — это не наши потери. И вообще, наших людей там нет».
За семь лет войны в Сирии погибло более 350 тысяч человек. Наиболее жестокой смертью люди умирали в результате химических атак. Если от разрыва бомбы или удара ракеты в большинстве случаев человек погибает практически мгновенно, не успев при этом испытать боли, то при химической атаке люди умирают в тяжелых муках, которые могут длиться от нескольких часов до нескольких дней.

В сентябре 2013 года Башар Асад подписал международную конвенцию о запрещении химического оружия. Тогда президент Сирии пообещал уничтожить весь арсенал химоружия, который есть в стране. В том же году эксперты ликвидировали 1300 тонн химического оружия. Однако, по информации программы «Панорама» и арабской службы BBC, после этого на территории страны было зафиксировано более ста химических атак. Использовались четыре вида токсичных веществ — хлор, зарин, горчичный газ и неизвестное вещество, которое до сих пор не удалось определить.

(Юрий Мацарский, журналист):

«Химическое оружие — это, в первую очередь, оружие устрашения. Это оружие террора. Это то оружие, от которого в условиях войны и разрухи невозможно спрятаться. Это то оружие, которое убивает без разбору. И у тех людей, которые видят, как оно действует, оно ломает волю и любое желание к сопротивлению. Именно поэтому оно так активно использовалось в ходе сирийского конфликта».
Чаще всего от химатак страдало население северо-западной провинции Идлиб, Хама и Алеппо, а также в Восточной Гуте, пригороде Дамаска. Больше всего людей пострадало в городах Кафр Зита и Дума.

Башар Асад утверждает, что правительственные силы не имеют отношения к химическим атакам. Президент Сирии обвиняет в этом оппозицию. Однако расследования, которые были проведены экспертами, говорят об обратном. Одна из самых жестоких химических атак произошла в городе Хан-Шейхунь в апреле 2017 года. Было использовано ядовитое вещество нервно-паралитического действия — зарин. По данным экспертизы, которую провела Организация по запрещению химического оружия, образцы зарина, примененного в Хан-Шейхуне, совпадают с образцами, взятыми международными экспертами при ликвидации химического арсенала Сирии. Также перед химической атакой в небе над городом был зафиксирован самолет сирийских военно-воздушных сил. В общей сложности, большинство химических атак было произведено с воздуха. У оппозиции самолетов нет — они есть лишь у правительственных сил.

Согласно данным ООН, с 2011 года более пяти с половиной миллионов человек покинули Сирию. Более шести с половиной миллиона сирийцев являются на сегодня внутренними переселенцами. Почти три миллиона граждан находятся в труднодоступных и осажденных районах Сирии. Более тринадцати миллионов сирийцев нуждаются в воде и еде.

Большинство сирийских беженцев нашли приют в Турции. Также люди бегут от войны в Ливан, Иорданию, Европу. Лишь немногие находят себя на новом месте. Беженцам сложно адаптироваться среди местного населения, которое не хочет принимать их за равных. Многие сирийцы возвращаются на родину, в разрушенные дома. По их словам, за границей они чужие — а дом есть дом.

Но жизнь продолжается. За эти семь лет жестокой войны в Сирии родилось четыре миллиона детей. По данным ООН, половина сирийских детей никогда не знала мира. Они появились на свет под звуки разрывающихся бомб. Война, разруха и смерть для них — привычное дело. Они не знают другой жизни.

(Юрий Мацарский, журналист):

«Естественно, там было все разрушено. Разрушено в щепки. При этом в десяти минутах ходьбы от центра города, где война шла такая, что головы из траншеи не поднять, их тут же бы сносило, целые дома, водоснабжение и электричество работает. Дети по улицам бегают. Хотя тут же прекрасно слышны перестрелки, раскаты, взрывы».
Гражданское население устало от войны. Люди хотят, чтобы этот ад на земле скорее закончился. Они хотят вернуться в свои полуразрушенные дома и попробовать начать жить заново. Прогнозы по развитию сирийского конфликта у всех разные, но сводится все к одному — после ухода американских войск из Сирии Россия, поддерживающая диктаторский режим Асада, развязавшего эту страшную войну, значительно усилит свои позиции на Ближнем Востоке.

(Вадим Лукашевич, независимый военный эксперт в РФ):

«Будет упрочения режима Асада. Будет соответственно российско-иранское сотрудничество. Может каким-то непредсказуемым образом будет вести себя Турция. но картина, с моей точки зрения, уже устаканившаяся. Может это и послужило причиной, что Американцы ушли.
(Илья Куса, эксперт по международным отношениям Украинского института будущего):
«Россия усилится. Таким образом она станет основным игроком, который будет диктовать условия по отношению к сирийскому конфликту. Россия окончательно укрепиться как главный переговорщик с Европой и США по поводу репатриации сирийских беженцев и урегулирования конфликта. А это значит, что они могут этим торговать».
Предсказать, как будут разворачиваться события в Сирии сложно. Но точно можно сказать, пока у власти находится Башар аль-Асад мира стране не видать.



Авиабилеты