Расстрел Майдана: кто затягивает дело и при чем тут Порошенко?

Перекрестный обстрел. Более сотни погибших под пулями. Больше двухсот огнестрельных ранений. Это была финальная фаза Революции Достоинства, которая навсегда изменила…

Европа

17 мая 2019, 17:10

M.News

Перекрестный обстрел. Более сотни погибших под пулями. Больше двухсот огнестрельных ранений. Это была финальная фаза Революции Достоинства, которая навсегда изменила ход истории Украины.

18 февраля. Утром началось наступление митингующих от Майдана к Верховной Раде. Все это переросло в ожесточенные бои между «майдановцами», силовиками и «титушками». А вечером загорелся Дом профсоюзов, в котором был самодельный госпиталь протестующих. В этот день погибло 18 человек, еще 500 были ранены.

19 февраля. После переговоров с тогдашним президентом Украины Виктором Януковичем оппозиция заверила — штурма Майдана больше не будет. Договорились о перемирии. Но оно оказалось ложным.

20 февраля. В пять утра по силовикам начинали стрелять. К девяти утрам были убиты два «беркутовца». Кто в них стрелял до сих пор неизвестно. Силовики начали отступать. Протестующие восприняли это как знак, что можно двинуться вверх по Институтской. Именно здесь начался перекрестный обстрел. Пули летели и в других местах. Фактически, под прицелом был весь Майдан Независимости и Европейская площадь.

Кто начал эскалацию конфликта 20 февраля? Версий несколько. Первая — провокаторы в лице «титушек». В пользу этого варианта говорят данные о том, что в тот день руководство страны выдало «титушкам» более 400 автоматов со складов МВД. Генеральная прокуратура Украины выдвинула подозрение и некоему активисту с Майдана. Сейчас этот человек находится в розыске. Точно известно только то, что активисты, которых расстреляли на Институтской, были абсолютно безоружны. Большинство из них убили «беркутовцы», которых потом назовут «Черной ротой». У них в руках были автоматы Калашникова.

Как бы там ни было, в срочном порядке в Киев прилетела делегация Евросоюза, чтобы попытаться урегулировать накалившуюся до предела ситуацию. Виктор Янукович согласился на досрочные выборы, но после того, как власть пролила кровь, украинцы уже не могли согласится на такие условия. И без отставки Януковича активисты не собирались уходить с Майдана. В ту ночь президент бежал из Украины. Сначала в Харьков, а потом через Крым прямиком в Россию.

В это же время в Киеве прощались с погибшими. Их назовут «Небесной сотней».

Прошло пять лет. Казалось бы, виновные в расстреле мирного населения должны уже несколько лет, как отбывать срок. Но нет. До сих пор никто не понес ответственности за расстрелы на Майдане. Более того, некоторые силовики, которые принимали участие в этих преступлениях, спокойно работают в правоохранительных органах. Кто-то даже на руководящих должностях. Две тысячи томов об убийствах, но за решеткой пока оказались только несколько «титушек». Ни одного силовика не осудили за эти преступления. Это при том, что дело имеет множество доказательств. Ведь многие расстрелы фиксировались на камеры, как журналистов, так и камер видеонаблюдения.

В убийствах на Майдане официально подозревают 66 человек. 46 из них сейчас — в розыске. Например, экс-президент Украины Виктор Янукович, экс-министр внутренних дел Виталий Захарченко и глава СБУ Александр Якименко. Еще часть подозреваемых находится под стражей в ожидании приговоров.

Активисты и юристы называют несколько причин затягивания процесса. Во-первых, разлад внутри Генеральной прокуратуры. Во-вторых, отсутствует сотрудничество между главными силовыми структурами — МВД и СБУ. Интересно то, что в этих ведомствах продолжают работать многие фигуранты дела о расстрелах.

В феврале этого года генпрокурор Украины Юрий Луценко заявил, что досудебное следствие в отношении виновных в расстрелах на Майдане успешно завершено.

Но это оказалось ложной информацией. Руководитель Департамента специальных расследований Генеральной прокуратуры Сергей Горбатюк опроверг заявление Луценко и сказал, что следствие продолжается. Негативно к заявлению генпрокурора отнеслась и адвокат родных «Небесной сотни» Евгения Закревская. По ее словам, Генеральная прокуратура решила просто цитирую «забить болт» и скинуть с себя этот чужой гештальт. В реальности же, говорит адвокат, следственные эксперименты не закончены, экспертизы не завершены, допросили еще не всех участников событий.

Кстати, среди тех, кто несколько раз прошел допрос, был и пока еще действующий президент Украины Петр Порошенко. У многих возникает вопрос, причем тут Порошенко? Он проходит по делу как свидетель. И действительно, в 2014 году Порошенко был активным участником событий, происходящих в Киеве на Майдане Независимости. Поэтому, как бы там ни было, но он крайне ценный свидетель в этом деле. Следователи допросили Порошенко еще в ноябре 2016 года, но президент не успел подписать протокол. Без его подписи он пролежал более двух лет. И документ элементарно не могли приобщить к материалам уголовного дела. Во второй раз в суд Порошенко вызвали только в начале этого месяца. На первое приглашение он не явился, что вызвало бурное обсуждение в СМИ и социальных сетях. Его даже хотели оштрафовать. Для чего ГПУ снова приглашала Порошенко в суд? Ну, во-первых, подписать протокол по первому допросу. А, во-вторых, у следователей возникли новые, дополнительные, вопросы к гаранту. Какие именно — пока неизвестно.

В ближайшее время есть два варианта развития событий. Первый — с приходом нового президента Владимира Зеленского, инаугурация которого уже не за горами, в Генеральной прокуратуре, да и в других ведомствах, могут поменяться руководящие чиновники, рабочий состав. Например, есть большие сомнения в том, что Юрий Луценко останется на должности генпрокурора. И тогда все может начаться заново — ознакомление с делом, пересмотр фактов и новые выводы. Если вообще будет до этого дело — на фоне нового дележа портфелей. И путь второй — у новой власти окажется реальная воля к расследованию дела. Тогда смена лиц в ГПУ, МВД и СБУ приведет к позитивным результатам, реальным срокам виновных, и на двух тысячах томах производства можно будет поставить печать «раскрыто».

Тем временем за пять лет умерли 17 родителей погибших «майдановцев». Они ушли, так и не увидев наказания виновных в смерти своих детей.



Авиабилеты