Япония и Россия: Что будет включать в себя соглашение по Курилам и может ли оно быть достигнуто?

Азия

13 марта 2019, 14:17

thediplomat_2016-12-22_15-46-40-386×238

5 марта заместители министров иностранных дел Игорь Моргулов и Такео Мори встретились в Москве, чтобы продолжить переговоры по мирному договору между Россией и Японией, что повысило перспективы прекращения ненормального состояния отношений, которое существовало еще с тех пор, как Советский Союз объявил войну Японии в августе 1945 года.

Это была вторая подобная встреча — в конце 2018 года между президентом Владимиром Путиным и премьер-министром Синдзо Абэ были согласованы новые рамки для переговоров.

Мало того, что были обнародованы детали обсуждений, в японских СМИ широко освещается, что Абэ стремится заключить общее соглашение, когда Путин приедет в Японию на саммит G-20 в июне. Что будет включать в себя такое мирное соглашение и может ли оно быть достигнуто?

В документе рассматриваются споры между странами о Северных территориях, которые в России известны как Южные Курилы. Именно эти спорные острова помешали заключению мирного договора — из-за отказа Японии подписать соглашение — до тех пор, пока не будет решен статус островов. Как сказал Абэ парламенту 11 февраля, демаркация границы является неотъемлемой частью любой сделки.

Традиционно Япония призывает к возвращению всех четырех спорных островов, однако эта позиция изменилась в ноябре 2018 года, когда Абэ и Путин договорились ускорить переговоры по мирному договору на основе Совместной декларации 1956 года. Этот документ обещает, что Москва передаст Хабомай и Шикотан Японии после заключения мирного договора. Однако в нем ничего не говорится о гораздо более крупных островах Итуруп и Кунашир. Ноябрьское соглашение, таким образом, показывает, что Абэ готов согласиться на сделку о двух островах, даже если это будет касаться только 7% общей спорной суши.

Следовательно, предполагаемый мирный договор будет признавать суверенитет России над Итурупом и Кунаширом, и суверенитет Японии — над Хабомаем и Шикотаном. Это представляет собой крупную уступку со стороны Абэ, однако, как отметил пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков в ноябре 2018 года, даже после заключения мирного договора в отношении передачи двух островов не предполагается никаких автоматических процессов. Затем потребуется процесс, который определит, как и когда будет осуществляться передача. Это особенно важно в случае с Шикотаном, население которого составляет более 3000 человек.

Подход, который администрация Абэ имеет в виду, может быть описан как Кавана -2. Первоначальное предложение Кавана было сделано премьер-министром Рютаро Хасимото президенту Борису Ельцину на саммите в Каване в апреле 1998 года. Оно предполагало, что граница должна быть демаркирована для обозначения  японских островов, но чтобы России было позволено продолжать управлять территорией для определенного промежутка времени. Это позволило бы осуществить плавный переход и предотвратить внезапное нарушение жизни русских островитян.

Разница в том, что первоначальное предложение Кавана предусматривало суверенитет над всеми четырьмя островами, закрепленными за Японией, тогда как в Кавана-2 будут признаны только права Японии на Шикотан и Хабомаи. Это мера степени, на которую позиции Японии ослабли в течение двух десятилетий, — с 1998 года.

Помимо территориального спора, можно ожидать, что предлагаемый мирный договор будет охватывать более широкие аспекты двусторонних отношений, включая вопросы безопасности. Нет необходимости прекращать состояние войны, поскольку она прекратилась с вступлением в силу Совместной декларации 1956 года. Вместо этого можно ожидать, что мирный договор будет сосредоточен на выражении взаимной дружбы и ненападения.

В частности, Киодо в январе сообщило, что Япония и Россия обсуждают потенциальную оговорку о мирном договоре, которая обязывает стороны не участвовать во враждебных военных действиях друг против друга. Это призвано смягчить опасения Москвы по поводу того, что Япония может помочь своим союзникам в США предпринять агрессивные действия против России. Асахи Симбун также заявил в ноябре, что Абэ пообещал Путину, что базы США не будут размещены ни на какой из переданных территорий.

Похоже, Абэ предположил, что включение этого обнадеживающего условия и его готовность согласиться только на два острова будет достаточным для достижения прорыва. В действительности, остаются серьезные препятствия для мирного договора. Во-первых, по мере того как позиция Японии смягчается, позиция России ужесточается. Самое главное, что министр иностранных дел Сергей Лавров начал требовать, чтобы в качестве первого шага Япония признала результаты Второй мировой войны, включая суверенитет России над всеми спорными островами. В феврале Сергей Иванов, специальный представитель президента Путина, также посетил Шикотан, где отверг предположение о том, что Россия рассматривает вопрос о передаче острова, заявив, что «на самом деле за этим ничего нет, все виртуально» — по поводу действий правительства, которое готовится уступить территорию.

Более того, даже если Абэ смог заключить сделку с Россией он может столкнуться с внутренней негативной реакцией. Это потому, что японское руководство недостаточно объяснило населению свой сдвиг в стратегии. Действительно, правительство Абэ просто перестало говорить о возвращении четырех островов и теперь избегает говорить об островах как о «неотъемлемой территории» в рамках «незаконной оккупации». Когда представители оппозиции и журналисты задают вопросы, министры правительства избегают отвечать утверждая, что они не могут обсуждать детали текущих переговоров.

Учитывая секретность правительства, неудивительно, что японская публика не была «завоевана». Действительно, опрос Nikkei, проведенный в январе, показал, что лишь 11% респондентов были готовы согласиться только на два острова. Эта цифра, вероятно, была бы еще ниже, если бы респонденты поняли, что в соответствии с концепцией Кавана-2 даже Шикотан и Хабомай не могут быть переданы японскому контролю в течение десятилетия или более.

В этих обстоятельствах далеко не очевидно, что японский парламент согласится ратифицировать мирный договор. Более того, шансы Абэ добиться ратификации, несомненно, уменьшатся, поскольку он приближается к концу своего премьерства в 2021 году, и его политическая власть неуклонно истощается. В целом, Абэ сделал отношения с Россией приоритетом, и он, очевидно, по-прежнему привержен выполнению своего обещания — решить вопросы территориального и мирного договора до истечения срока его полномочий. Однако, когда детали предлагаемого мирного договора начинают становиться ясными, становится очевидным, что его правительство рискует договориться о соглашении, которое готовы принять только сам премьер-министр и его окружение.

Добавить комментарий

Авиабилеты