Выход из белорусского тупика

Новости

09 сентября 2020, 09:04

Противники Александра Лукашенко уже месяц оспаривают его переизбрание на пост президента. Протесты в белорусских городах не утихают, и политический кризис ещё далёк от разрешения. Каковы его дальнейшие перспективы и какие возможности остались у сторон конфликта — объясняют российские и белорусские политологи.

Тупик

Нынешнюю ситуацию с протестами можно охарактеризовать как тупик, равновесие сил. Такие оценки даёт белорусский политолог Валерий Карбалевич. Он обращает внимание на отказ Александра Лукашенко от переговоров с Координационным советом по трансферу власти и соратниками Светланы Тихановской, а значит, — говорит Карбалевич, — конфликт может быть разрешён «только полной и абсолютной победой одной из сторон».

Директор Института новейших государств Алексей Мартынов оценивает ситуацию как стабильно тяжёлую. По его словам, без серьёзных последствий для страны нынешний кризис не обойдётся: «Хотя на хапок сломать государство через эти протестно-уличные технологии не удалось, давление на государство довольно мощное».

Выход из этого кризиса может быть и должен быть только мирным, направленным на поиски взаимопонимания, — рассуждает журналист, эксперт по странам СНГ Аркадий Дубнов. Он критикует Лукашенко за демонстративный отказ от переговоров с протестующими. Историю с задержанием члена президиума Координационного совета Марии Колесниковой Дубнов называет «важной реперной точкой»:

«На мой взгляд это свидетельство слабости действующей власти, недальновидности, неготовности понимать ситуацию и устремления власти к силовому подавлению этого протеста и, я боюсь сказать, к кровавому выходу из этого столкновения. Это исторически обречённое стремление господина Лукашенко удержать власть».

Возможности Лукашенко

Несмотря на сложность ситуации, аналитики не теряют надежды на мирное разрешение кризиса. Ещё можно повернуть назад на пути эскалации конфликта, «если Лукашенко признает право народа на протест, на недовольство», — полагает Аркадий Дубнов. В неготовности власти к диалогу он видит угрозу для самостоятельности белорусского государства:

«Лукашенко сегодня похож на главу семьи, который перестал уже давно выполнять свои обязанности, является государственным абьюзером: применяет насилие, оскорбляет, унижает членов своей большой государственной семьи и пытается выгнать дочь своего народа (Марию Колесникову, Светлану Тихановскую), чтобы сделать вид, что в семье всё в порядке.

Ничего подобного. Выгнав своих дочерей из государственного дома он только усугубляет ситуацию, потому что им — жить, а ему долго не жить, — и в геронтологическом, физическом смысле, и, тем более, в государственно-властном. И это большая беда. Мне казалось, Александр Григорьевич Лукашенко обладает большими умственными способностями, чтобы понимать, что он ведёт к гибели свою страну, что он делает её несостоявшимся государством, которое, в конце концов, будет вынуждено столкнуться с тем, что будет введено тем или иным способом внешнее управление».

Валерий Карбалевич, в свою очередь, отмечает, что Лукашенко делает в этом конфликте ставку на грубую силу, постепенно «закручивая гайки», ужесточая преследование политических оппонентов, применяя новые методы борьбы с ними. Политолог уверен, что время играет на Лукашенко:

«С каждой акцией количество задержанных и избитых увеличивается, и власть рассчитывает, во-первых, на то, что протест рано или поздно пойдёт на спад, потому что долгое время находиться в мобилизованном состоянии общество не может. Как только это произойдёт, можно будет всех «закатать в асфальт», провести серьёзную чистку в госаппарате, системе образования, задержать большое количество людей, а если не хватит тюрем, — построить большой концлагерь…»

Конституционная реформа для выхода из кризиса

Решающую роль Лукашенко и его окружения в разрешении этого кризиса видит и Алексей Мартынов. По его мнению, многое будет зависеть от того, как белорусское правительство справится с организацией общенационального диалога об уже анонсированной конституционной реформе. Важно вовлечь в этот процесс не только участников протестного движения, но и представителей всех частей общества, а затем провести уже по новому основному закону парламентские и президентские выборы, — полагает Мартынов:

«Мне кажется, сейчас очень важно предъявить обществу саму модель этого общенационального диалога, дорожную карту, когда мы что делаем. Например, сегодня мы пишем какие-то новые статьи в Конституцию, завтра мы их широко все вместе обсуждаем, послезавтра мы проводим, например, референдум, что мы их принимаем или нет, через какое-то время мы проводим в рамках новой Конституции парламентские выборы, после парламентских — президентские. Вот что-нибудь такое, мне кажется, необходимо и это должны принять все (в том числе и протестующие) как способ общего компромиссного выхода из сложной ситуации ради сохранения национального государства. Если это удастся, я сниму шляпу и буду аплодировать».

Мартынов уверен, что ни у кого, за исключением наиболее активных участников протестного движения, не вызывает сомнений победа Лукашенко на прошедших выборах. По этому причине он не видит перспектив проведения повторных досрочных президентских выборов без иных на то оснований. Мартынов обращает внимание на то, что белорусский кризис возник не на пустом месте:

«Этому есть предпосылки, в том числе и достаточно длительный срок бессменного нахождения у власти того же Лукашенко, отсутствие реформ, перекос во внутривластных полномочиях. Наверное, давно должна была произойти и конституционная реформа, и перераспределение власти внутри страны. Много чего должно было произойти, но это не произошло. И в этом смысле, конечно, ответственность вся лежит на нём: на действующей власти, на Лукашенко. Но это не значит, что все эти процессы должны происходить незаконным путём через государственный переворот».

Силовое решение

Несмотря на жесткий разгон акций протеста в первые после выборов дни, силовые структуры всё же стараются не пересекать «определённую красную линию», — замечает Алексей Мартынов. Действия сотрудников правоохранительных органов, по его мнению, пропорциональны действиям активистов, — и это важный баланс:

«Самое опасное в этих процессах — то, что, с одной стороны, определённая часть бунтовщиков хочет радикализировать протест с целью его каким-то образом расширить, перевести на следующую стадию, а, с другой стороны, у силовиков, правоохранителей есть совершенно чёткая задача соблюдения законности всеми доступными методами. Мне кажется, обоюдная ответственность одних и других — не переходить красных линий или, по крайней мере, действовать в каком-то общем балансе, как это ни парадоксально звучит».

Эскалация насилия, по мнению Мартынова, может способствовать усилению протестного движения. Эксперт напоминает в этой связи об опыте Евромайдана в Киеве, который в конце концов сопровождался кровопролитием и привёл к бегству президента Виктора Януковича.

Угроза эскалации насилия с обеих сторон действительно существует, — говорит Карбалевич. Это возможно, например, если власти вернутся к активному разгону протестов с помощью спецсредств. Но тут же политолог призывает помнить, что в таком случае всегда «на стороне государства вся сила государственного аппарата и силовых структур».

Надежды оппозиции

Расчёт протестующих — на то, что власть может не выдержать такого протестного напора, — рассуждает Карбалевич. Согласно этому сценарию, в какой-то момент экономика начнёт давать сбой, это придаст дополнительный импульс протестному движению и начнётся эрозия существующей в стране модели корпоративного авторитаризма: его социальной опорой перестанут быть корпоративные структуры, в частности, профсоюзы, церкви, Белорусский республиканский союз молодёжи. А это ведёт к ослаблению государственной власти. Но это будет непросто: позиции Лукашенко очень сильны, — объясняет Валерий Карбалевич:

«Сегодня мы видим, что восстание масс не сопровождается расколом элит, не сопровождается распадом государственных институтов. Государственные учреждения, силовые структуры в целом сохраняют лояльность Александру Лукашенко. Надо понимать, что у Беларуси существует жёсткий консолидированный режим. Ни один орган власти не избирается народом, не контролируется народом, не подотчётен народу. Государственная власть практически независима от общества, именно поэтому попытки морально-силового давления на государственные институты не привели к их распаду либо переходу на сторону протестующих. Лукашенко будет опираться на этот лояльный государственный аппарат и силовые структуры».

На экономическую подоплёку протестов обращает внимание Аркадий Дубнов. По его словам, выдворение лидеров протеста и задержание Марии Колесниковой будет способствовать ещё большей активизации движения противников Александра Лукашенко. Важную роль могут сыграть стачки:

«Это приведёт к серьёзным экономическим последствиям, которые уже сейчас очевидны: падает белорусский рубль, конвертация оказывается под угрозой, Россия объявила о рефинансировании белорусского долга. Это всё признаки надвигающегося экономического коллапса. Это будет ещё более серьёзный удар по Лукашенко, он не сможет это игнорировать».

Точка невозврата

В любом случае, по мнению Аркадия Дубнова, Лукашенко может оставаться у власти ещё недолго — этот период исчисляется месяцами, а сам кризис будет развиваться до истечения сроков президентской инаугурации: «Если Лукашенко захочет продавить эту инаугурацию, я думаю, мир этого не примет. Поэтому самые важные события должны состояться в течение ближайшего месяца».

Как считает Валерий Карбалевич, у Лукашенко есть возможность победить, а речь о поворотном моменте зайдёт, когда на улицы будет выходить минимальное количество людей — это будет означать, что протест пошёл на спад и реанимировать его уже очень сложно.

Серьёзным свидетельством успеха противников Лукашенко, в свою очередь, по словам Карбалевича, может стать переход каких-то важных государственных институтов, учреждений, силовых структур на сторону протестующих, например, если руководитель одной из силовых структур публично заявит от отказе применять насилие против народа.

Влиятельные соседи

Будущее Лукашенко эксперты связывают с настроениями в Москве. Пока что, как отмечает Карбалевич, Россия усиливает своё влияние и однозначно взяла курс на поддержку Александра Лукашенко: «она подставила ему плечо», обеспечила информационную, политическую, дипломатическую поддержку, а вскоре последует и экономическая помощь.

Президент России Владимир Путин обещал и военную помощь в случае необходимости, но, судя по всему, от такого сценария Кремль отказался, — говорит Аркадий Дубнов:

«Никакого военного вторжения в Белоруссию не будет. Политическое руководство России, исходя из печального опыта прошлых лет и десятилетий, приходит к выводу, что история всё равно осуждает такого рода военные действия. Мир изменился. Белоруссия в этом случае будет так же потеряна как близкий понятный союзник, как оказалась потеряна Чехословакия, как потеряна Польша. Это трагедия на десятилетия».

По словам Дубнова, по итогам этого кризиса Кремль может установить внешнее управление: «Россия берёт на кошт Белоруссию при условии чётких выполнений Лукашенко указаний, получаемых из Москвы». Журналист уверен, что российские власти должны были негативно воспринять меры против протестующих, в частности, попытку высылки и задержание Марии Колесниковой. Когда Лукашенко поедет в Москву, ему «внятно непублично объяснят, что он на самом деле совершил самострел, стрелял себе в ногу». Он явно «игнорирует и саботирует» попытки направить кризис в русло компромисса, срывает «легитимные возможности» разрешения конфликта «и, фактически, подставляет того же Путина».

А вот западные соседи имеют относительно малое влияние на белорусские события — соглашаются Карбалевич и Дубнов. По словам последнего, «контрольный пакет акций по урегулированию белорусского кризиса не в руках Евросоюза и отдельных его членов, они могут только призывать, увещевать и оказывать какую-то помощь».

Отчасти это заслуга самой России, — уверен Алексей Мартынов. Он считает, что именно благодаря Москве и жёсткой позиции Путина давление западных стран на внутриполитический кризис в Белорусии сведено к минимуму:

«Мы понимаем, что оно могло быть жёстче, оно могло быть более опасным — прямое вмешательство, что мы наблюдали на той же Украине, модерация, прямое и непрямое финансирование тех, кто сегодня называет себя оппозицией, и так далее».

Акции протеста сопровождали подготовку к президентским выборам 9 августа, по итогам которых Центризбирком объявил, что Александр Лукашенко получил более 80% голосов. После этого в стране прошли крупнейшие за новейшую белорусскую историю демонстрации.

Оппоненты Лукашенко заявляют о масштабных фальсификациях. Они убеждены, что подавляющее большинство избирателей поддержало Светлану Тихановскую, которая вступила в президентскую гонку после ареста её супруга, известного блогера, основателя проекта «Страна для жизни» Сергея Тихановского.

Авиабилеты