Выборы президента США: что ждет победителя за границей

Аналитика

13 октября 2020, 14:28

MNews World

В ноябре американские избиратели наконец-то определят имя следующего президента США, а мы застанем концовку наиболее эмоциональной и грязной предвыборной схватки. Однако затем, когда пыль уляжется, следующему национальному лидеру придется решать не только внутренние вопросы. Ведь на международном фронте его ждут масштабные вызовы: Китай как геополитический соперник, Россия как симулякр и Турция в роли регионального лидера с зашкаливающими амбициями. Что с этим делать – не каждый вице-президент подскажет.

Китайские государственные бизнесмены

Что точно отличает американцев от их заграничных конкурентов – так это коктейль из внутренних и внешнеполитических вопросов. Начнем с Китая. Он одновременно проявляет интерес к Гонконгу и Тайваню, не забывая и о влиянии на американских партнеров у себя под боком. Грубо говоря, одной рукой Пекин стреляет, а другой – вредит дипломатическими путями, пошатывая американское превосходство в регионе.

Именно так Поднебесная время от времени пугает Филиппины, заставляя островитян обращаться к заокеанским союзникам. А еще отвечает на выпады США всего одним приездом члена политбюро в Южную Корею, после чего последней приходится созывать международные саммиты. Здесь победой является не последнее издыхание врага, что вы – китайцы просто обожают фиксировать еще живого соперника в максимально неудобной позе.

Лучше всего разбирать почерк пекинских экономических хирургов на примере Никарагуа. Во-первых, Компартия Китая всегда работает через посредников в виде частных компаний. Они подозрительно быстро появляются в тоталитарной стране, накачиваются государственными деньгами – и все, история успеха готова. К примеру, вспомните 2013 год.

Когда Пекину понадобилось припугнуть Штаты конкурентом Панамского канала, на переговоры с президентом Никарагуа поехал именно свежеиспеченный бизнесмен Ван Цзин. Хотя его компании тот канал вообще не нужен был, в отличие от правящей коммунистической верхушки. И южноамериканская страна повелась на обещания. Так она быстро испортила свои и без того напряженные отношения с США, согласившись на легкие китайские деньги.

В итоге ни одного доллара в обратном направлении так и не поступило: достигнув договоренностей, Китай… отложил строительство на неопределенный срок. Ведь его главная задача – максимальная дестабилизация в регионе – была выполнена самим фактом договоренности. Законными методами с таким подходом бороться просто нереально. Короче говоря, все государственные интересы почему-то продвигают частные компании с корнями в Компартии. Запоминаем этот нюанс.

Ударом на удар: метод Пекина

Во-вторых, как я уже писал выше, интересы Пекина ориентируются на фиксацию врага в неприглядном виде – так, чтобы коленки болели и локти чесались. Это американцы давят танками любую внешнюю угрозу и расстреливают дронами террористов. Китайцам же достаточно вывести соперника из игры, подстраховав себя на случай возможного возвращения визави. Потому страна использует главную слабость нынешней дипломатии – реагирует на выпады в свою сторону, раздувая каждый мелкий конфликт до планетарных масштабов.

Здесь даже за примером далеко ходить не придется, Южная Корея от Китая далеко не сбежит при всем желании. Потому Компартия даже не стала формировать повод для давления: зачем тратить время, если соперник сам предоставит нужные условия. Все просто. Американцы не первый день бодаются с китайцами за гордое звание ключевого государства с мировым влиянием. Борьба переходит в сеть: и в соцсети (об этом в следующем пункте), и на рынок развлекательных приложений.

Последние выпускают программы вроде TikTok, через которые попадают в смартфон почти каждого жителя планеты. Первым – то есть американцам, чтобы вас не запутать – это вообще не нравится. Начинается долгое и нудное обсуждение «Что же с этим добром делать», после чего принимается решение о санкциях в адрес разработчиков. Всем внешним партнерам кивают: пора бы нас поддержать в публичном пространстве. Южная Корея как раз таким партнером и является.

Но одно дело – наступать на мозоли Пекину, обитая в другом конце земного шара. А здесь он совершенно рядом, и выступает не главным антигероем. Ведь с севера Сеулу машет рукой КНДР, стабильно вооруженная и не очень дружелюбная. Получается, ругаться с Китаем в открытую Южная Корея не способна – иначе у нее становится на одну проблему больше. Компартия это прекрасно понимает, потому вносит последние штрихи: придумывает важный повод, по которому член китайского Политбюро Ян Цзечи едет в Сеул с важным визитом.

Американцы-то понимают, что происходит, но законно на этот выпад не ответишь. Южнокорейцы, в свою очередь, пытаются не разозлить два крупных государства одновременно. Потому они выражают глубокую обеспокоенность и просят созвать саммит в формате G20. Вашингтон нехотя соглашается. Китай тоже. Казалось бы, конфликт исчерпан. Но на деле не было никакого конфликта.

Китай всего лишь отмахнулся от встречного удара, по пути свалив груз ответственности на крохотное государство неподалеку. Пока оно устраивает международные слушания, весь мир видит: даже крохотная попытка пощекотать нервы сопернику завершается дипломатической трясиной. США потеряют время, Южная Корея – время и силы. И лишь Поднебесная выходит сухой из воды, даже не применив особых усилий. Отправить члена Политбюро на прогулку с самолетом ей несложно.

Баталии в Facebook

Китаю мало территориальных аппетитов в виде Тайваня и Гонконга, которые он уже считает своей территорией. Важно пошатнуть позиции американцев во всем регионе: уже потом, когда рука Вашингтона перестанет контролировать местные страны, к ним придут в гости китайские открытки с обещанием сытой жизни задаром. Для этого не нужны солдаты, и никто не заставляет тратить деньги в финансовые вливания на территорию чужого государства. Хватит всего лишь соцсетей. Точнее, Facebook.

Целью были избраны Филиппины. Здесь давно поселились американские военные, которым даже военная база полагалась. Чтобы добиться нужного результата, не понадобились теракты: хватило одержимости местных жителей социальными сетями. При ужасной телеком-инфраструктуре филиппинцы действительно обожают Facebook, а соцсеть в ответ договорилась с местными мобильными операторами о безлимитном трафике. Вот вам и плацдарм для бескровного наступления.

Китайские спецслужбы включились в работу, открыв сезон охоты на американские интересы в стране. Были созданы фейковые аккаунты, через них вовлекались живые люди и создавались группы. Параллельно развивались публичные страницы. В общем, дело было за малым: найти точки входа, дабы местная власть не реагировала на иностранное присутствие. А уж это делается просто. Достаточно сделать так, чтобы для самой власти это присутствие было на редкость выгодным.

Как только китайские ботофермы начали поддерживать исключительно политиков с явно прокитайскими настроями – проблемы кончились, даже толком не начавшись. Президент Дутерте если и в курсе операций Поднебесной, не особо грустит, поскольку боты накручивают градус обожания в его адрес. Чтобы правитель не задумался о будущем семьи, такие же публикации наращивают рейтинг его дочери (скорее всего, будущему президенту Филиппин) и даже близкому окружению. Трюк выполнен блистательно.

Теперь смотрим, что так заинтересовало китайцев на этих Богом забытых островах. Американо-филиппинское соглашение о взаимной безопасности было подписано еще 1951 году, военные прибыли на острова в 1998 году, а в 2011 году страны торжественно отмечали 60-летие документа. Прошло всего пять лет, и мэр Давао по имени Родриго Дутерте стал президентом Филиппин, яростно выезжая на популистской риторике. И сказка вдруг кончилась.

Дайте ему поддержку населения, щедро раскрученного китайцами на эмоции в сторону Вашингтона, и что же сделает этот политик? Правильно, переиграет все по-своему. 11 февраля этого года Дутерте решил, что никаких военных ему терпеть не следует, а потому в одностороннем порядке расторг соглашение о взаимной обороне. Президент поручил, правительство занялось организационными моментами, глава МИД передал бумажку с подписью в посольство США – все, готово. Нет никакой базы, словно и не было вовсе.

Китайцы здесь даже не особо постарались надавить. Зачем им это? Боты обходятся дешевле военных и взяток местным чиновникам. Инструмент, привычный для российских хакеров, теперь вовсю эксплуатируется Китаем. Речь не о совместных проектах, что вы: китайцы просто избрали скромное государство в роли своего тренировочного полигона. И справилось с задачей, судя по всему.

Трех описанных проблем с головой хватит, чтобы следующий президент США ближайшую пятилетку держался за собственную голову, причитая «За что, за что, да что же я вам сделал». Однако это лишь разные грани китайской внешней политики. А ведь остаются и другие страны.

Турецкий привет Ливии

Пока США и Китай выясняют отношения друг с другом, Турция потихоньку опутывает ближайшие территории собственными щупальцами. Не всегда воюет открыто: для этого есть гибридная война, применяемая Россией в нужных ей целях. Однако Москве откровенно не повезло с авторскими правами. Турция научилась пользоваться ее методами и сразу же пошла вставлять снаряды своим российским оппонентам. И преуспела сразу в нескольких направлениях.

Если война в Сирии привлекла внимание общественности, аналогичный конфликт в Ливии не пользуется такой популярностью. Местный расклад гораздо проще, чем мы могли наблюдать где-нибудь под Дамаском. Есть восточные земли, где сидит Халифа Хафтар со своими сторонниками. Их поддерживает Россия, Египет и Объединенные Арабские Эмираты. А есть правительство, засевшее в Триполи – туда обратили свой взор Турция и Катар. Получается крайне интересный конфликт спонсоров, превосходящий расстановку войск на карте.

ОАЭ и Катар не очень-то дружат между собой. Саудовская Аравия тоже не любит катарских братьев, предпочитая сушить их в экономическом и имиджевом плане. И вот вам две армии, в которые можно хорошенько вложиться – при этом не вести войну на своей территории. Если тебе не нравится соседнее государство, больше не надо ехать танками по его территории. Важно найти точку соприкосновения государственных интересов подальше от собственных земель, а затем устроить войну именно там.

Россия и Турция также не особо дружат, хоть и не пребывают в состоянии открытого военного конфликта. Эрдоган периодически встречается с Путиным. А затем в очередной раз превосходит его что в сфере дипломатии, что на поле боя: прямо сейчас турецкий интерес представлен в Нагорном Карабахе на стороне побеждающего государства. Ранее то же самое происходило и в Ливии.

Война то тлеет, то разгорается уже девять лет. Тогда надо понимать, кто за что воюет. России нужно дестабилизировать ситуацию, чтобы завалить Евросоюз нелегальными мигрантами – говорят, ехать по неконтролируемой пустыне гораздо проще, чем карабкаться по барханам, рискуя даже не добраться до береговой линии. А заодно Кремль старается отвлечь Турцию, чтобы она увязла в новом конфликте – рубиться за братьев-суннитов Анкара не откажется.

Кроме нелюбви к Катару, с которой можно как-то жить, ОАЭ преследует ту же цель в плане экономики. Если на беженцев ему вообще фиолетово, то возможное доминирование Турции арабов не очень-то и устраивает. Потому лучше влить немного нефтедолларов в очаг конфликта, ведь туркам придется потратить гораздо больше денег, времени и усилий. Все равно не ты с ними воюешь в Ливии, так зачем жадничать.

США здесь свои интересы не представят, если на шахматной доске останется такое количество фигур. Негде сесть, честно говоря. Потому следующий президент либо попробует договориться с одним из игроков, дабы сделать его своим аватаром для продвижения американских интересов, либо… оставит все как есть, переключив внимание на другие проблемы. Но ведь турецкие интриги не одной Ливии касаются. Как к ней подступиться?

Не Африкой единой

Турция все еще придерживается собственного мнения по поводу границ Османской империи, но заодно не забывает о нефти. Ее под местными песками накопилось очень много – если не ошибаюсь, месторождение входит в мировую топ-десятку. Тоже есть за что кровь проливать. Тем более, технологии позволяют Анкаре проливать не свою кровь. В общем, расклады серьезные и долговечные: даже если страны вдруг договорятся между собой, люди Халифы слишком привыкли к щедрым спонсорским пожертвованиям. По щелчку пальцев на мир никто не согласится.

В то же время турки мастерски давят Грецию, которая из-за исхудалой экономики может рассчитывать исключительно на международное право. Европа понимает, с чем столкнулась, но открыто противостоять Турции не может: как-никак, та защищает правительство Ливии, тот самый барьер перед волной мигрантов из условного Чада. Чертовски сложное уравнение, которые решить можно лишь с потерей позиций. В Нагорном Карабахе турецких военных нет, да и зачем они там нужны? По сути, Турция грамотно играет на локальных противоречиях. Она становится своеобразным прокси-клиентом для амбиций куда меньших государств, на самом деле преследуя собственные цели.

Азербайджан хочет решить вопрос Нагорного Карабаха – всегда пожалуйста, турецкие беспилотники уже отправляются по адресу. Если Эрдоган захочет, Анкара выступит на переговорах как союзник Азербайджана – есть запрос со стороны Баку. Или этот «отец нации» продолжит играться гибридными стратегиями, формально оставаясь в сторонке. Ему и так есть где проявить творческое мышление.

Что, в Кыргызстане местные кланы не сумели поделить власть, а Россия сделала ставку на более сильного бойца? Турки всегда рады помочь, поддержав на словах ту сторону, которая дестабилизирует страну напрочь. И пока одни турецкие интересы продвигаются на поле боя, другие достигают успеха в странах, где ни одного солдата Эрдогана и близко нет. Ну давайте, попробуйте не называть это гибридной войной.

Турция, Анкара, Турция, Анкара. Это все весело и познавательно, словно атлас полистали со мной за компанию. Но теперь вернемся к главной теме: вот найдите в этом пункте место для американской внешней политики. Даже без упоминания Ливии. Просто найдите. Россия и Турция вовсю рубятся на каждом квадратном метре, и далеко не всегда используют для этого собственные военные силы. Дипломатия обеих стран напоминает попытку играть первым номером.

Как войти в этот диалог и превратить его в трехсторонние переговоры? Где точка входа? В Сирии американцы свой шанс давно упустили, предпочитая держать дистанцию. А свято место пусто не бывает: туда сразу же вошли другие любители повоевать в песочнице. Ливия полыхает, и список главных актеров в этой пьесе давно забит другими странами. США придется либо выкорчевать кого-то на своем пути, во что мне не очень верится, либо искать другой подход к решению проблемы. 

Из плюсов Турции можно отметить лишь то, что дальше границ Османской империи она не особо суется. Из минусов – границы давно канувшего в Лету государства все равно чертовски велики. А чтобы остальным странам на континенте жизнь медом не казалась, турки воспользовались даже войной в Украине – пока на Донбассе пылает даже земля, Анкара тихой сапой перетянула на себя перспективы транзитного государства. И ей эта роль чертовски нравится.

Российские гибридные интересы

С Россией, как ни странно, можно обойтись меньшим количеством текста. Ее политика за последние годы особо не менялась. США сумели воспользоваться санкциями в адрес Кремля, чтобы выгрызть себе рынок сжиженного газа в странах Старого Света, а теперь грамотно удерживают результат. Россия в ответ разжигает все новые конфликты в Магрибе, надавливая на авторов санкций, и сеет войны на новых территориях. Все как обычно.

Смена Суркова на Козака дала немного иной оттенок государственной внешней политики, однако форма и содержание не изменились. Россия воевала, воюет и будет воевать там, где посчитает нужным. Для утилизации боевиков у нее есть Ливия, для дестабилизации с целью бить по газотранспортной системе – Сирия. Обкатать новое вооружение всегда можно на Донбассе. А Нагорный Карабах – по сути, единственное место, где россиянам приходится играть не с позиции нападения.

Кремль разработал методику гибридной войны, которую сейчас намного успешнее использует Турция. Создал новые информационные стратегии для дезинформации в сети, буквально за полгода уступив первенство в этой сфере Китаю. Прозвучит немного смешно, но Москве остается молиться лишь на более-менее стабильные отношения с Пекином – ведь собственную рецептуру гибридных конфликтов Россия уже испытала на себе.

Теперь российский импорт в Кыргызстане также находится под угрозой: поддерживаемый Кремлем президент допустил массовые протесты у себя под носом, а страна загорелась буквально за сутки. Втихаря присоединить (или хотя бы успокоить) Беларусь также не получилось – Лукашенко уже пугает протестующих огнестрельным оружием. Кремль вроде как стопроцентно получит выгоду от нового витка отношений с Минском, однако справляться малыми силами совершенно не умеет. Потому распыляется.

Для США российская территория слишком долго оставалась своеобразным барьером между Китаем и западной цивилизацией. Уступить Поднебесной все богатство территории РФ американцы не могут и просто не имеют права, но сами все это контролировать не сумели бы в силу географических моментов. Но теперь прокси-государство с бензоколонкой само загорелось имперскими амбициями и начало создавать проблемы.

Остается лишь один вопрос: чем придется пожертвовать следующему президенту США, чтобы разобраться с остальными внешнеполитическими проблемами?

Макс Гадюкин для MNews World

Добавить комментарий

Авиабилеты