Восставшие мертвецы 2.0. Историк Галина Аккерман — о культе Победы и победе нового язычества в России

Интервью

20 января 2020, 20:25

8 722

Akkerman

В 2019 году во Франции вышла книга «Бессмертный полк. Священная война Путина». В Европе она вызвала большой интерес, но в России так и не издана. Автор книги, русско-французский писатель, историк и журналист Галина Аккерман, рассказал о «священной войне Путина» в интервью главному редактору M.News, социологу Игорю Эйдману.

— Галина, вы наверняка слышали последнее выступление Путина, где он требовал «заткнуть поганые рты» вякающим «из-за бугра» о наших любимых «отцах и дедах», которые защищали Родину в Великую Отечественную войну… С чем связан этот очередной всплеск истерии против «кощунников», которые сомневаются в сакральности «религии Победы»?

— На самом деле, эта идеология Великой Победы как попытка создать идейную основу «российской нации» существует далеко не первый год. Особенно она усилилась после аннексии Крыма и начала войны в Донбассе. Сейчас, разумеется, идет «крещендо» к 75-летию Победы. Путин настолько уверен, что это событие укрепит его позиции, что даже при всей своей прижимистости не пожалел ветеранам по 75 тысяч рублей.

— Да, действительно, это много больше, чем обычно. Однако все равно унизительно мало, по тысяче рублей за прожитый после войны год.

— Процесс утверждения новой идеологи идет довольно быстро. Тренды, которые я описывала в книге, за короткое время сильно продвинулись. В особенности это касается переписывания истории. Разрешено только безоблачно гордиться Великой Победой, замалчивая все темные стороны этой войны, прежде всего те два года, когда Сталин и Гитлер были союзниками. Теперь у нас главным врагом стала Польша (та унтер-офицерская вдова, которая сама себя высекла),  ведь сейчас считается, что именно она была империалистическим хищническим государством, виновным в развязывании Второй мировой войны. Но каким образом она могла ее развязать? Она сама была захвачена немцами и Советским Союзом. Это абсурдно, но «идеологи Победы» даже не пытаются придать своим рассуждениям логичность.

— То есть получается, что они перекладывают с больной головы на здоровую? Переписывают историю, но винят в этом тех, кто просто констатируют давно известные исторические факты? Вместо этого рисуют утопическую картинку героического подвига «наших дедов», за который весь мир должен до сих пор кланяться не имеющим к этому никакого отношения современным россиянам. Все это абсурдно. Но, как говорили средневековые обскуранты, «Верую, ибо абсурдно». Не является ли «культ Победы» некой новой квазирелигией?

— Да, конечно, это своего рода языческая религия. Особенно четко это видно на примере «Бессмертного полка», которому я и посвятила часть книги. Существует масса текстов, благодаря которым можно понять смысл этой акции. В частности, в интернете легко можно найти замечательную песню Газманова «Бессмертный полк». Уже в ней абсолютно все сказано: «Шагают предки с нами как живые». Согласно догмам новой религии, каждый год 9 мая происходит схождение мертвых на землю. Мертвые соединяются с живыми, передают им свою небесную силу. Вместе они и есть один бессмертный народ. Об этом прямо писали, в том числе Дугин и Проханов. Поэтому очень часто употребляется выражение «поколение победителей». Это поколение отцов и дедов, в зависимости от возраста. Оно как бы дает свою бессмертную силу ныне живущим и позволяет им действовать в дальнейшем для спасения мира. Тот же Соловьев в одной из своих передач обратил на это внимание. Он говорил о «геноме победителя», который свойствен русскому народу. 

То, что культ Победы стал новой религией, видно еще и из того, что православная церковь в последние годы втянута в него, а сама как бы отходит на второй план. Еще несколько лет назад на всех телешоу были сплошные попы. Теперь все чаще там можно увидеть пропагандистов, разглагольствующих о «подвиге народа в Великой войне» 

— Создается синкретическая религия: священников заставляют служить «культу Победы»?

— При Гитлере церковь тоже не была под запретом. Но власть в Третьем Рейхе оставалась языческой, и Вотан был куда более «своим» персонажем, чем Иисус. Церковь нельзя полностью отстранить, но ее можно подчинить, вмонтировать в культ Победы.

Хотя тут есть противоречие. Этот культ предполагает полную реабилитацию Советского Союза и советского строя. Никакие его ошибки не признаются. Я уже видела оправдания процессов 1937 года. Чем дальше, тем больше «бронзовеет» весь советский период. Однако церковь этого до конца принять не может, ведь при советской власти она все-таки преследовалась и даже после снятия запрета оставалась в подчиненном положении. Около 300 священников-мучеников были беатифицированы и ждали очереди на канонизацию. Это — первое препятствие. Второе — то, что церковь является конкурирующей организацией. Культ Победы не нуждается в христианстве или какой-то другой традиционной религии. Это, по сути, языческий культ, который идейно соответствует советскому периоду. Поэтому церковь задействуют в нем, но не на первых ролях. 

— Да, культ Победы — типичный языческий культ. Но и нынешняя РПЦ имеет малое отношение к христианству. Прежде всего это крупнейшая торговая сеть в стране. Здесь нет противоречия — РПЦ служит для языческой религии Победы институциональной надстройкой.

— Я не вполне в этом уверена. Мне кажется, есть и другие институты для того, чтобы «окармливать» идею «Великой Победы». Во-первых, это Военно-историческое общество, множество патриотических, военно-спортивных и т.п. клубов, Юнармия, которая постоянно наращивает свою численность —  и всякая ее организация с самого начала прикрепляется к какой-то воинской части. Процесс идет, в основном, по военной линии. Церковь тоже работает в этом направлении, но на вторых ролях. Все это сложный процесс, но инициатива идет все же не от церкви. В храмах пока нет икон Сталина. Возможно, они еще появятся, но пока их нет.

— Тем не менее, в подножье храма Победы уже монтируют трофейное немецкое оружие. Религиозный синкретизм язычества «культа Победы» и православия РПЦ уже стал реальностью. Нечто подобное происходило в Африке и, в меньшей степени, в Латинской Америке: на местные языческие культы накладывались элементы христианства.

— Конечно, значительная часть российского народа считает себя православными «по рождению». Но реально верующих людей в России — скажем, тех, кто регулярно ходит в церковь — очень мало. Мне кажется, 70 лет атеизма разрушили традиционную религию и мораль. Если что-то и осталось, то крайне поверхностное. Есть искренне верующие люди, но их единицы. Остальные, как Путин, два раза в году ходят в церковь и стоят со свечкой. Тем легче перейти к подобному синкретизму. У большинства людей есть только потребность в возврате в идеализированный СССР. Церковь — это мишура, обычаи. 

— Но ведь есть такая же ностальгия и по империи Романовых. В новом пропагандистском пантеоне присутствуют и Николаи 1 и II, и Колчак, и Сталин. И Распутин уже — замечательный человек и жертва английских происков. Только революционеры — предатели… Мне кажется, в новой идеологии ключевое понятие — не СССР, а империя. Советский Союз здесь — только одно из воплощений Российской империи.

— Я не совсем с вами согласна. Да, советский период вписывается в тысячелетнюю историю империи. Но для большинства россиян близкое прошлое — это прошлое советское. Для обывателей самое близкое в новом культе — прославление СССР. Вся наша жизнь была связана с СССР и советским бытом. Сейчас советская идеология выкинута на помойку, но остался советизм и остался соответствующий менталитет. Поэтому люди, например, до сих пор с большим удовольствием смотрят советские фильмы и ведутся на прославляющую СССР пропаганду.

Кому от Сталина, а кому от Гитлера: физический и культурный геноцид

— Мы с вами оба — евреи. Нет ли у вас такого чувства, что евреям в последнее время российская пропаганда навязывает мысль: вы особенно должны быть благодарны СССР за спасение от нацизма? У меня каждый раз, когда я такое читаю, возникает желание послать этих учителей жизни подальше. Один мой прадед был убит нацистами в Бабьем Яру, когда сталинское бездарное руководство позорно сдало немцам полстраны, а другой — чекистами на Колыме, куда был загнан за организацию еврейского культурного кружка. Кого я должен за это благодарить?

— Да, эта тема активно педалируется. Но я хочу напомнить некоторые факты. Во-первых, евреи одновременно были и жертвами советской дискриминации. Во-вторых, советские войска освободили некоторое количество узников немецких концлагерей — но попутно, такой цели у них не было, как и ни у кого из союзников. А после войны было и убийство Михоэлса, и запрет «Черной книги», составленной Гроссманом и Эренбургом, и физическое уничтожение руководства Еврейского антифашистского комитета, и преследование так называемого «космополитизма», а после этого — «дело врачей». Еврейская культура после войны еще была жива, но затем ее в СССР уничтожили. Было запрещено все: театры, большая часть изданий, школы и т.д., убили  национальных писателей, евреев уничтожили как нацию.

— Это называется «культурный геноцид».

— Именно! Смерть Сталина, возможно, спасла евреев от еще бОльших репрессий. В дальнейшем началась поддержка арабских стран против Израиля, а потом подготовка арабских террористов…

Чего я больше всего не понимаю, так это того, что происходит в Израиле.  Путин в 2019 году объявил его русскоязычным государством. А еще в 2017 году Кнессет объявил государственным праздником 9 мая — именно 9, а не 8. Также постановили, что все школы и воинские части обязаны изучать историю решающего вклада СССР в победу над нацизмом. Конечно, в Израиле есть очень сильное российское лобби, но как могли израильские евреи забыть, что если кто-то помешал немцам занять Палестину, так это англичане? Русских там и в помине не было. К тому же в течение всего послевоенного периода Советский Союз помогал врагам Израиля. Как можно сегодня прославлять СССР без всяких оговорок? Теперь Путин пытается играть роль чуть ли не главного друга евреев.

— В связи с этим можно вспомнить о визите Путина в Израиль, который запланирован на 23 января. Он будет чуть ли не основным гостем на Форуме в честь годовщины освобождения Освенцима. Но объективно Путин — враг Израиля. Ведь он активно сотрудничает с главными ненавистниками этой страны — Ираном, «Хезболлой», сирийскими властями, ХАМАС.

— Конечно, это так. Но у Путина есть — во всяком случае, пока — практическая потребность в Израиле. Со временем она может уменьшиться, но сейчас Израиль — одна из немногих западных стран, которая не присоединилась к санкциям против России. Путин только от Израиля может получать некоторые нужные ему технологии. Пока это для него важно. Сейчас он балансирует на тонкой грани. Объективно он и в самом деле дружит со всеми врагами Израиля, и трудно поверить, что он искренне расположен к евреям. Но с другой стороны, они ему пока нужны. Другой вопрос, что он при этом говорит своим иранским, сирийским и прочим партнерам.

— Похоже, он пытается одновременно сидеть на нескольких стульях и играть на нескольких шахматных досках. Но такие игры чрезвычайно травмоопасны. Можно промахнуться, упасть и больно удариться. Рано или поздно такая эквилибристика закончится крахом.

— Хотелось бы в это верить.

Добавить комментарий

Авиабилеты