Война, которая всем надоела: Сможет ли Владимир Зеленский прекратить конфликт?

Аналитика

02 октября 2019, 18:18

755694227876883

«Мы хотели осушить болото здесь, в нашей стране», — сказал президент Украины Владимир Зеленский в телефонном разговоре с Дональдом Трампом в июле. «Мы привели много новых людей. Не… типичные политики, потому что мы хотим иметь новый… тип правительства. Вы для нас великий учитель».

Помимо неумелости, неизбежной для президента слабой страны, которая нуждается в защите от региональной сверхдержавы, занимающей часть ее территории, разговор дает некоторое представление о непростом положении Зеленского. — Одержав уверенную победу на президентских выборах в апреле и парламентских выборах после этого, он должен убедить украинских избирателей и жителей Запада, в том, что он серьезно настроен положить конец коррупции и войне с Россией, унесшей 13 000 жизней и виновной в перемещении 1,5 млн человек.

С этой целью он снял депутатскую неприкосновенность с членов парламента, который по сути стал рынком политических услуг; и привез домой 35 пленных украинцев, в том числе 24 моряка, которые сидели в России. Их возвращение было встречено общенациональным ликованием и ростом рейтинга одобрения Зеленского, который сейчас составляет 70%. Но чтобы поддержать свои позиции, ему придется выполнить и другие свои обещания.

Недавний всплеск дипломатической активности и подписание формулы Штайнмайера добавил оптимизма и возродил надежды на умирающий мирный процесс. Минское соглашение, заключенное при посредничестве Франции и Германии в 2014-15 годах, остановило бойню украинской армии с российскими силами, но так и не было выполнено, поэтому Россия по-прежнему контролирует регион Донбасс на юго-востоке Украины.

Ни одна из сторон тогда не была сильно заинтересована в мирном урегулировании. Война позволила президенту России Владимиру Путину не только дестабилизировать Украину, но и представить себя защитниками этнических русских от националистической украинской хунты. Петр Порошенко, предшественник Зеленского, также стал рассматривать конфликт с Россией как полезный способ консолидации своей избирательной базы и власти, отвлекая внимание от коррупции и экономических проблем.

Победа Зеленского изменила эту систему. Будучи евреем по происхождению и выходцем из русскоязычной части страны, он победил вопреки легенде Кремля об тотальной узурпации страны «украинскими фашистами». Он также стремится изменить политику в стиле Порошенко. Чтобы показать, что он серьезно относится к прекращению конфликта, он в одностороннем порядке отступил из нескольких точек вдоль 400-километровой «линии разрыва». 

Поступают сообщения, что для Путина приключения, которые когда-то развлекали российскую публику, тоже стали раздражителями; рост пенсионного возраста и экономический застой не способствуют его популярности. Он хочет нормализовать отношения с Европой и обеспечить снятие экономических санкций, наложенных на Россию. Ему также нужно, чтобы Запад признал аннексию Крыма, что будет способствовать сохранению его власти до/после того, как истечет (предположительно последний) срок его президенства в 2024 году.

Трамп и Эммануэль Макрон также призывают к нормализации отношений с Россией, мотивируя ее возвращение в клуб «большой семерки», хотя и по разным причинам. Трамп рассматривает Украину в лучшем случае как раздражитель, который расстраивает его отношения с Путиным. Макрон же, у которого есть амбиции сформировать новую архитектуру европейской безопасности, заявил, что «отталкивание России от Европы является глубокой стратегической ошибкой».

Все это дает повод для осторожного оптимизма. Детали любой новой сделки имеют первостепенное значение. Путин хочет, чтобы Донбассу был предоставлен особый статус в рамках украинской конституции, при условии, что Москва сохранит влияние и сможет использовать его для усиления давления на Киев, когда захочет. Украина предоставила возможность проведения местных выборов в Донбассе и большую автономию по местным вопросам, при условии, если выборы будут свободными и справедливыми. Украина и ее союзники настаивали на том, чтобы Россия вывела свою военную технику из Донбасса; что жители региона должны быть свободны от боевиков; и что те, кто был вынужден бежать из Донбасса, должны быть допущены к голосованию; а также чтобы Украина имела возможность контролировать свою внешнюю границу с Россией.

То, насколько сильно Запад поддерживает Украину, во многом зависит от способности Зеленского победить коррупцию. Все украинские взгляды устремлены на битву за ПриватБанк, который ранее принадлежал Игорю Коломойскому, олигарху, который якобы отобрал у банка $5,5 млрд. Он отрицает претензии. В 2016 году правительство национализировало банк и подало в суд на Коломойского в Лондоне, дело продолжается. Не добавляет прозрачности и новое дело Байдена, а также скандал вокруг сына бывшего вице-президента США и ныне главного соперника Трампа на выборах 2020 года.

Зеленский в сложном положении. Хотя его популярность зависит от того, как его видят в борьбе с коррупцией, он тесно связан с Коломойским, а также не хочет навлекать на себя гнев американских политиков. 

Коломойский добился решения в украинском суде о том, что национализация его банка была незаконной. Между тем Валерия Гонтарева, бывший управляющий центрального банка, который национализировал ПриватБанк и который сейчас живет в Лондоне, была вызвана на допрос. В начале месяца Гонтарева была сбита машиной в Лондоне, машину ее сына подожгли в Киеве, и ее дом в Украине также был подожжен. Коломойский категорически отрицает какую-либо причастность.

Премьер-министр Украины уже выдвинул идею компромисса с Коломойским. Это привело в бешенство МВФ, который удерживает украинскую экономику на плаву. Откат национализации ПриватБанка может не только стоить Украине программы МВФ, но и подорвать готовность Запада поддержать его в политическом и военном отношении.

«Самое главное, что никто не забывает об Украине», — сказал Зеленский, направляясь в Генеральную Ассамблею ООН. Учитывая, что Украина вовлечена в спор об импичменте Трампа, шансов на то, что ее забудут мало. Но есть риск, что ее будут вспоминать злым и не тихим словом.

The Economist

Добавить комментарий

Авиабилеты