Вероника Цепкало: «Люди выходят уже не за Свету, а за свое будущее»

Новости

12 августа 2020, 21:03

Даже после отъезда главного оппозиционного кандидата Светланы Тихановской в Беларуси продолжаются массовые демонстрации против действующей власти. Мы поговорили с Вероникой Цепкало, которая боролась против белорусского президента вместе с Тихановской и незадолго до выборов уехала в Москву, чтобы провести день голосования «со своими детьми».

Какие у вас дальнейшие планы?

Мои планы сейчас помогать стране, помогать белорусам, используя международное сообщество. Я обращаюсь ко всему международному сообществу практически каждый день. Мы просим их, прежде всего, признать легитимность Светланы Тихановской, потому что она — избранный президент Республики Беларусь, а также признать нелигитимность существующего президента Александра Лукашенко, который насильственным путем, путем военных действий захватывает власть в Республике Беларусь.

Обращаемся и к Европейскому Союзу, и к США, и вообще ко всем неравнодушным людям, чтобы помогли остановить кровопролитие, которое сейчас происходит в Республике Беларусь.

Вам известно, что произошло со Светланой Тихановской?

Светлана пошла в ЦИК подавать жалобу вместе с юристом. Там ее, я так понимаю, встретили представители силовых структур, потому что она ни с кем после этого не разговаривала. Три часа ее продержали отдельно с представителями силовых структур. О чем они говорили, мы не знаем, но мы можем предположить, что речь, прежде всего, шла о ее супруге. Он уже находится в тюрьме более двух месяцев. Ей могли показать какие-то кадры ее супруга, скорее всего, это мое предположение, показали пытки над Сергеем Тихановским.

Сергей Тихановский несколько раз был помещен в карцер. Чтобы вы понимали, что такое карцер в Беларуси это комната два на два с половиной метра, без окон, с искусственным освещением, либо там маленькое окно. В карцере нет ни стола, ни стульев, а только кровать, которая откидывается как нары. Днем она опять прикрепляется к стене. То есть вы можете либо стоять, либо сидеть на полу. Пол чаще всего холодный и влажный. Туалет находится прямо в карцере. Людям не дают принимать душ в течение 30 дней, забирают средства личной гигиены, зубные щетки. Человек две-три недели находится в полном одиночестве, в полутемноте. У него нет возможности читать, смотреть телевизор, ни с кем общаться. Другими словами это пытка для обычного человека.

Поэтому, Светлане могли либо показать информацию, связанную с ее супругом, либо, как часто это в нашей стране бывает, рассказать так называемую «судьбу ее детей». У нас часто власть манипулирует, используя наших детей, используя самое дорогое, что у нас есть. Поэтому, скорее всего, давление шло как раз через членов ее семьи, потому что спустя три часа после того, как она вышла из ЦИКа, она сказала, что приняла решение, села на машину и уехала в Литву.

С тех пор у вас с ней вообще нет связи?

С тех пор у меня с ней не было связи, но я разговаривала с ее пресс-секретарем. Я надеюсь, что Светлана сама скоро выйдет на связь, потому что я представляю, какое давление колоссальное на нее оказали. Я думаю, что она скорее всего сейчас находится в тяжелых психологических условиях. Я ей писала, я ей звонила, надеюсь, что она скоро выйдет на связь.

Вы следите за тем, что сейчас происходит в Беларуси?

Конечно, я слежу за ситуацией в Беларуси. Я не могу спокойно смотреть на кадры, где наши правоохранительные органы расправляются с мирными демонстрантами. В первый день люди вышли на мирную демонстрацию, потому что были не согласны с результатами, которые озвучил ЦИК. У людей не было оружия, люди не ломали автомобили, не бросались камнями. Но мы увидели жестокость, исходящую от правоохранительных органов. Наверняка вы видели, как избивали людей, как девушек таскали за волосы по асфальту, как избивали подростков, мужчин. Людей хватали везде, даже если они просто стояли на улице, пили чай.

Когда я на такое смотрю, у меня сердце обливается кровью. Насколько кровавый и кровожадный Лукашенко. Все эти приказы отдает он. Насколько он держится за власть. Несколько лет назад он обещал белорусскому народу, что, если люди его не поддержат, он не будет синюшными пальцами держаться за президентское кресло. Но как мы видим сейчас, он именно это и делает.

Люди устали от бесконечных оскорблений, люди устали от бесконечного унижения. Люди устали от того уровня жизни, на котором мы находимся на протяжении 26 лет. Мы устали от того, что нас бесконечно обманывают, нам не предоставляют информацию. Мы устали от того, что страна погружена в кризис. Мы устали от Лукашенко.

Насколько глобально это протестное движение?

Мне кажется, серьезнее и быть уже не может. В этой президентской кампании наши граждане, белорусские граждане, и мужчины, и женщины, показывают беспрецедентную гражданскую позицию, беспрецедентное желание изменить Беларусь. Мы хотим жить в новой Беларуси. Мы хотим жить в Беларуси, которая будет безопасна. В Беларуси, из которой мы не захотим убегать или уезжать.

Если говорить про мою семью, я никогда не хотела жить в другой стране. Я всегда хотела жить в своей стране. У нас было много возможностей уехать из Беларуси, моему супругу не раз предлагали работать и в США, и в странах Восточной и Западной Европы, но он никогда не видел себя вдали от нашей родины. А сейчас Лукашенко вот такими мерзкими способами вытесняет граждан из страны, оказывает на нас давление, ставит нас перед выбором: либо ты сядешь в тюрьму, либо ты должен уехать. А это не нормально для страны в 21 веке.

Люди выходят против тех фальсификаций, руководителем которых являлся Лукашенко. Люди выходят за тех невинных людей, которые были посажены в тюрьмы в Беларуси. Беларусь занимает третье место в Европе по числу заключенных. У нас любое альтернативное мнение не приветствуется. Человека, который озвучивает альтернативную точку зрения, помещают в СИЗО, ему фабрикуют дела.

Мы понимаем, что мы больше не хотим жить в таких условиях. Мы не хотим находиться в Беларуси, где ОМОН и милиция каждый день избивают мирных граждан. Эти службы живут за счет налогов наших граждан.

Вы думаете, мировое сообщество вмешается?

Надежда на то, что мировое сообщество не признает Лукашенко избранным президентом. Он не избранный народом президент, он не может представлять РБ на международной арене. Единственным избранным президентом является, на сегодняшний день, Светлана Тихановская. Поэтому мы просим мировое сообщество сделать из Лукашенко изгоя. Он не имеет права, у него нет легитимного права представлять нашу страну.

Второе. Можно применить точечные санкции. Не против белорусского народа, потому что белорусский народ сражается за свою независимость, он высказывает точку зрения, которая отличается от точки зрения Лукашенко. Поэтому санкции не должны быть применены к белорусским гражданам или белорусским кампаниям. Санкции должны быть применены исключительно к конкретным людям, которые принимают участие в этом преступном процессе.

И третье, это перестать финансировать Лукашенко и выделять ему кредиты. Мы понимаем, что часть выделяемых средств идет на его личные расходы. Мы видим, что у него по стране 17 резиденций, у него частные самолеты… Мы видим, что он покупает «майбахи» за миллион евро, мы видим, что он ездит на Tesla, — на самых дорогих автомобилях. Человек живет несоизмеримо богаче, чем большинство граждан. Средняя зарплата по стране — меньше 500 долларов. Это не нормально, такого быть не должно.

Ваш супруг объявил о создании сообщества белорусов за границей. О чем речь?

Он хочет организовать фонд, который будет помогать гражданам Беларуси, которые пострадали от репрессий режима Лукашенко. В Беларуси около 80% предприятий государственные предприятия. Лукашенко активно использует административный ресурс, чтобы фальсифицировать выборы. Сперва он использует этот ресурс, чтобы собрать инициативную группу около 10 тыс. человек, потом, чтобы собрать подписи в свою пользу. Ему собрали около двух миллионов голосов. Но вы сами понимаете, как их собирали.

На всех наших госпредприятиях до сих пор есть, не поверите, идеологические отделы. Я была уверена, что идеологические отделы пережиток СССР, и уже умерли в день, когда умер СССР. Но оказывается, нет. На каждом предприятии собираются паспортные данные, в приказном порядке людей заставляют подписываться за Лукашенко, голосовать на досрочных выборах. Во время досрочных выборов происходит и самое большое число фальсификаций. Соответственно, он использует административный ресурс. Мы с этим прямо не согласны. Мы не хотим, чтобы у одного кандидата были преференции.

Белорусы очень мирный народ. После Великой отечественной войны, когда мы потеряли каждого четвертого, у нас в ДНК есть толерантность. Вы знаете, что в Беларуси нет межконфессиональных, межрелигиозных конфликтов, потому что у нас нет семьи, которая не потеряла бы близкого или родного человека во время ВОВ. Люди настолько мирные, настолько толерантные…

Авиабилеты