ru_RU

В Европарламенте больше нет единой и лояльной коалиции: Что дало понять голосование по главе Еврокомиссии?

Аналитика

17 июля 2019, 11:34

Ляйен 773x435_eu-parliament-confirms-von-der-leyen-as-next-executive-head

Впервые за десятилетия голосование за председательство в комиссии было столь шатким. Все предыдущие председатели со времен заключения Маастрихтского договора в 1993 году — Жак Сантер, Романо Проди, Жозе Мануэль Баррозу и Жан-Клод Юнкер — были поддержаны солидным большинством.

Неопределенность голосования по фон дер Лейен свидетельствует о некоторых глубоких политических сдвигах в функционировании Европейского Союза. Это преобразование началось в 1990-х годах и будет продолжаться в последующие годы. Это является результатом раздробленности политических партий в ЕС, а также усиления власти Европейского парламента.

Именно Маастрихтский договор 1993 года Жака Делора дал Европейскому парламенту консультационное право по вопросу назначения председателя Европейской комиссии, выдвинутого европейскими премьер-министрами и главами государств.

С выдвижением Сантера в 1995 году парламент превратил это из «право на консультации» в «право вето». Это право вето было закреплено в Амстердамском договоре (1997 г.) и впервые использовалось для выдвижения кандидатуры Проди в 1999 г. Изменилась и процедура по назначению председателя комиссии.

В Ниццком договоре (2001 г.) необходимое единодушие было заменено квалифицированным большинством. В 1995 году только Великобритания наложила вето на кандидатуру премьер-министра Бельгии Жана-Люка Дехена. В 2004 году британскому премьер-министру Тони Блэру пришлось найти квалифицированное большинство, чтобы помешать другому премьер-министру Бельгии Ги Верхофстадту получить этот пост.

Тот факт, что выдвижение кандидатуры больше не требовало единогласия со стороны Совета ЕС, усилило власть парламента ЕС, который начал требовать уступок взамен на свое одобрение.

В 2004 году Баррозу пришлось отказаться от выбора уполномоченных и дать лучшее предложение. В 2009 году несколько политических групп добавили программу к своим пожеланиям и потребовали, чтобы Баррозу, теперь уже второй раз претендующий на этот пост, обещал выступить. Важным моментом при выборе совета было то, что лидеры ЕС всегда будут назначать именно одного из своих коллег в качестве главы комиссии.

До 2004 года вес европейских политических партий почти равнялся нулю. Проди не был частью европейской партийной системы, и либеральный Верхофстадт был выдвинут кандидатом от социалистического канцлера Германии Герхарда Шредера и правоцентристского президента Франции Жака Ширака.

Именно Европейская народная партия (ЕНП) впервые в 2004 году потребовала, чтобы самая большая партия получила самый важный пост в ЕС. Именно тогда партийная политика вступила в процесс назначения глав комиссии.

Подъем парламента и партийной политики завершился новой идеей Spitzenkandidaten (по-немецки «ведущий кандидат») в 2014 году. Каждая политическая партия выдвинула одного кандидата на пост председателя Европейской комиссии. Кандидат от партии, которая побеждает на выборах, побеждает и на высшей должности. С Жан-Клодом Юнкером все стало на свои места. Он был действующим премьер-министром, одним из их коллег, он был главным кандидатом, и он был от ЕНП — самой большой партии.

Не менее важным был тот факт, что две основные партии, ЕНП и социалисты, безусловно стали крупнейшими партиями и в Европейском парламенте и в Совете. Это солидное большинство позволило легко заключить сделку и поделить между собой все главные рабочие места. Лояльность коалиции была необходима.

Результаты выборов 26 мая 2019 года изменили бы все. ЕНП и социалисты потеряли большинство в Европейском парламенте. Нужна была третья сторона: либералы. Однако, поскольку ЕНП оставалась крупнейшей партией, они настаивали на том, чтобы ее кандидат Манфред Вебер стал следующим президентом комиссии. Но была другая проблема. Вебер не был премьер-министром и даже не был бывшим министром. Это было для французского президента Эммануила Макрона недопустимо.

Третья проблема заключалась в том, что страны Центральной Европы, в основном государства Вышеградской четверки (Польша, Венгрия, Словакия и Чешская Республика), больше не желали следовать компромиссам старой школы между Францией и Германией, которые согласились на выдвижение социалистического кандидата — Франса Тиммерманса.

Решение этих проблем появилось только после трех дней переговоров в совете: им стала министр обороны Германии Урсула фон дер Лейен. Как это часто бывает с компромиссами, никто не был доволен. Тем не менее, каждая политическая партия новой коалиции между ЕНП, социалистами и либералами получила свой кусок пирога. Однако в тот день, когда было объявлено о выдвижении кандидатуры фон дер Лейена, в Европейском парламенте возникла огромная проблема.

Разочарованная поражением Франса Тиммерманса, группа социал-демократов станет пассивнее. Голосование за фон дер Лейен во вторник (16 июля) стало отражением новой политической парадигмы в европейской политике. И вот какие уроки можно извлечь:

  1. В Европарламенте нет больше единой и лояльной коалиции.
  2. Политические группы не могут заставить своих членов голосовать «блоком».
  3. Для каждого будущего голосования потребуется больше времени — чтобы собрать большинство.
  4. Без новой избирательной системы неопределенность при выдвижении на пост председателя комиссии будут частым явлением.
  5. Никакие сделки не будут возможны без включения Центральной Европы в процесс принятия решений.

Можно сожалеть о новых уроках или новой, более хаотичной политической игре в Европе. Однако очевидно, что Европейский Союз становится все более политическим. Это хорошо. Это означает, что ЕС становится, прежде всего, более демократичным.

Добавить комментарий

Поиск авиабилетов