Узбекистан: реформы продолжаются, но демократии все еще нет

Аналитика

09 августа 2019, 15:33

thediplomat-shavkat-mirziyoev1-386×262

Когда в 2016 году в Узбекистане умер Ислам Каримов, мало кто верил, что в стране, которую он возглавлял после распада Советского Союза, будет как-то особо хорошо. Постсоветский переход Узбекистана застопорился; его демократический потенциал ограничен авторитаризмом, коррупцией, репрессиями и застойной экономикой, основанной на погоне за административной рентой и выращивании товарных культур. Наблюдатели предсказывали вакуум власти, возможного насилия, и даже рост фундаменталистского экстремизма. Даже после мирной передачи власти бывшему премьер-министру Шавкату Мирзиёеву, реформы, которые обещал новый президент, казались слишком хорошими, чтобы быть правдой. Наблюдатели полагали в 2016-ом, что «этот период медового месяца вряд ли продлится долго… и скоро пряники заменит кнут».

Но почти три года спустя реформы Мирзиёева продолжаются. Узбекистан, самое густонаселенная страна Центральной Азии и одна из самых репрессивных и изолированных в мире. Она попала в Индекс трансформации Бертельсманна. B 2018 он поставил ее на 117 позицию из 129 стран по качеству управления. Однако попытки новой администрации провести реформы могут улучшить ее положение уже в следующем рейтинге BTI, считают эксперты.

В январе 2018 года Рустам Иноятов начальник Службы национальной безопасности (с момента ее создания в 1995 году) был уволен. Также продолжается чистка высокопоставленных сотрудников службы безопасности, ломается сила этой ранее всемогущей «теневой власти». Также происходит реформа прокуратуры. Три генеральных прокурора были уволены за злоупотребления служебным положением и коррупцию — с февраля 2018 года. В Генеральной прокуратуре было уволено 1200 сотрудников в марте 2019 года, а в мае президент подписал указ, призванный создать академию для подготовки новых прокуроров. Действующие прокуроры обязаны проходить переподготовку каждые три года. Были освобождены и тысячи политзаключенных — в том числе журналист Мухаммед Бекжанов, заключенный в тюрьму с 1999 года.

Драконовский контроль над СМИ был в некоторой степени ослаблен; в мае 2019 года правительство отменило цензуру для ряда международных новостных сайтов, хотя узбекская служба RFE/RL, финансируемая правительством США, остается заметным исключением. Несмотря на то, что жесткая критика правительства остается за гранью, средства массовой информации могут освещать такие деликатные темы, как коррупция, и некоторым иностранным журналистам теперь разрешено въезжать в страну.

На повестке дня Мирзиёева — модернизация экономики, и многие другие реформы стремятся поддержать эту цель. Когда президент вступил в должность, экспортная конкурентоспособность ухудшалась, а ужасная деловая среда сдерживала иностранные инвестиции. Между тем, население трудоспособного возраста быстро растет, половина населения страны моложе 30 лет. В 2017 году численность трудоспособного населения Узбекистана, была 23 млн человек, что составило 72% общей численности населения, и, согласно прогнозам, эта цифра возрастет до 27 млн человек к 2030 году. Уровень безработицы на момент смерти Каримова в 2016 году составил 7,5%. Он был искусственно снижен количеством экономических мигрантов, работающих в России и других странах. Молодые люди понесли основной удар: каждый десятый из 20-24-летних даже не искал работу, потому что ее не было.

Повышение экономической конкурентоспособности является ключом к повышению уровня жизни, и для этого необходимы как социальные, так и экономические реформы, чтобы привлечь столь необходимые иностранные инвестиции. Валютный контроль был отменен, а либерализация виз позволила гражданам 65 стран — туристам и инвесторам — въезжать в Узбекистан без визы. Выездные визы тоже были отменены, что позволило узбекам выезжать за пределы бывшего Советского Союза по своему усмотрению.

Прекращение принудительного труда при сборе урожая хлопка в Узбекистане было предварительным условием в переговорах со Всемирным банком, который, помимо прочего, предоставил стране кредит в размере $500 млн в июне 2019 года — хотя принудительный труд, хотя и значительно сокращенный, не был устранен полностью.

Наряду со Всемирным банком, Международный валютный фонд и Азиатский банк развития предоставляют экспертные знания стране, особенно в том, что касается приватизации ее умирающих государственных предприятий. Иностранные инвестиции выросли в четыре раза.

Сближение с соседними странами было еще одной предпосылкой экономического роста. Давние споры по поводу энергетических и водных ресурсов с Таджикистаном и Кыргызстаном разрешаются, и в период с 2017 по 2018 год торговля Узбекистаном внешними товарами с соседними странами выросла на 50%.

В результате этих усилий безработица в 2018 году снизилась до 6,9%. Инфляция остается проблемой, но в долгосрочной перспективе реструктуризация экономики должна привести к повышению уровня жизни.

Между тем, Узбекистан остается однопартийным государством. Ни одной новой оппозиционной партии не было разрешено регистрироваться с 2016 года, несмотря на парламентские выборы, которые должны были состояться в конце 2019 или начале 2020 года. Чистка старых кадров в службе безопасности и в других местах может быть больше направлена ​​на усиление поддержки Мирзиёева.

The Diplomat

Добавить комментарий

Авиабилеты