Тучи сгущаются над Ираном: Чиновники Пентагона опасаются, что риск столкновения повышается

Аналитика

30 января 2019, 17:29

Donald-Trump-John-Bolton-Iran-John-Bolton-nuclear-deal-Donald-Trump-John-Bolton-John-Bolton-JCPOA-John-Bolton-939199

Главные советники Трампа по внешней политике и так уже много лет ведут войну с Ираном. Министр обороны Джеймс Маттис, один из чиновников Кабинета министров, несущий главную ответственность за ослабление военного напряжение с Тегераном в этой администрации, ушел. И все может стать намного хуже, если Трамп назначит на его место Тома Коттона или Линдси Грэма.

Маттис помог отменить план, который инициировал прошлой осенью советник по национальной безопасности Джон Болтон: принять ответные меры против шиитского ополчения, которые безвредно приземлились возле американского посольства в Багдаде. Действительно, утечки из Пентагона после ухода Маттиса, убедительно свидетельствуют о том, что Болтон ищет повод для нападения, даже если иранские действия и не затрагивают интересы США напрямую. По словам главных редакторов The New York Times, «чиновники Пентагона опасаются, что действия Болтона повышают риск столкновения с Ираном».

Уход Маттиса фактически устранил из руководящей группы серьезное препятствие для Болтона, и для высказывания его убеждений в том, что Соединенные Штаты должны предпринять решительные военные действия против Ирана. Болтон также был сторонником войны в Ираке и выдвигал ложные претензии, чтобы оправдать вторжение 2003 года. Большую часть своей карьеры он работал с тогдашним вице-президентом Диком Чейни над тем, чтобы подготовить почву для войны с Ираном или содействовать смене режима. Он даже не стесняется вводить публику в заблуждение для достижения этих целей. Например, ранее в этом месяце он без каких-либо доказательств заявил, что существует «мало сомнений» в том, что Иран привержен созданию ядерного оружия, даже если США, разведка и Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) и не сделали таких выводов. На самом деле, оба (и разведка США и МАГАТЭ) по-прежнему считают, что Иран придерживается ядерного соглашения 2015 года. Именно Болтон дал Трампу окончательный толчок к выходу из него в прошлом году.

Согласно последним сообщениям, Болтон высказался по поводу решения Трампа о выводе войск, и сроки выхода Трампа тут же были продлены до четырех-шести месяцев (и, возможно, продлятся еще дольше после нападения в Манбидже, в результате которого погибли три американских солдата и один подрядчик).

Болтон, как опытный аппаратчик централизовал процесс выработки политики в своем офисе, что сильно раздражало другие агентства и его коллег из кабинета (в частности, Маттиса). Учитывая ослабленную концентрацию внимания Трампа, Болтон неуклонно преследует свою собственную идеологическую — антииранскую повестку дня. Буквально за последние несколько недель Болтон усилил свой штат двумя специалистами по Ирану: Чарльзом Куперманом и бывшим сотрудником Фонда защиты демократии Ричардом Голдбергом. Хотя он и не был официально назначен в состав Совета национальной безопасности (СНБ), Дэвид Вурмсер, один из интеллектуальных архитекторов войны в Ираке, который тесно сотрудничал с Болтоном и Чейни, также частый гость в офисе.

Таких взглядов придерживается не только Болтон. Госсекретарь Майк Помпео — известный иранский ястреб — до прихода в администрацию активно выступал в Палате представителей в поддержку воздушных ударов по ядерным объектам Ирана. Помпео принял во внимание публичную кампанию администрации Трампа по демонизации Ирана. Также, еще будучи директором ЦРУ, Помпео организовал утечку документов, предназначенных для того, чтобы (безосновательно) связать Иран с Аль-Каидой. В Государственном департаменте он произносил самые жесткие антииранские речи. В прошлом году в мае он настаивал на том, что Иран должен выполнить 12 требований, включая прекращение обогащения урана и вывести «все силы под [его] командованием» из Сирии, тогда санкции могут быть смягчены. Во время своего широко тура по Ближнему Востоку в начале этого месяца, в котором он пообещал «изгнать последние иранские сапоги» из Сирии, Помпео объявил, что в следующем месяце он проведет в Польше саммит по Ирану, который лидеры ЕС пока намерены бойкотировать.

В целом, ястребиная антииранская риторика Болтона и Помпео в последнее время усилились. Конечно, Трамп может предпочесть не слушать чиновников своего кабинета и вместо этого обратиться за советом к другим. Например, многие в его окружении, вероятно, даже более воинственны, чем сам Болтон. Что насчет Джареда Кушнера? Давние связи его семьи с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и его стойкая поддержка наследного принца Саудовской Аравии Мохаммеда бен Салмана, свидетельствует о том, что он не будет против антииранской кампании, как части долгожданного израильско-палестинского «мирного плана».

Кроме того, есть личный адвокат Трампа, Руди Джулиани, который, подобно Болтону, был, возможно, самым надежным защитником Моджахедов-э Халк (MEK) — группы антирежимных иранских изгнанников. Джулиани заявил на митинге MEK в Париже в сентябре прошлого года, что «теперь мы реально можем увидеть конец режима в Иране».

Конечно, агрессивность Болтона и Помпео также может быть направлена ​​на то, чтобы спровоцировать сам Иран отказаться от ядерной сделки. Действительно, ядерная сделка 2015 года, как отмечалось совсем недавно во записке Международной кризисной группы, находится под угрозой из-за растущего стресса, который испытывает Тегеран из-за режима санкций США. На данный момент, Европейский Союз реализует свой план создания специальных банковских механизмов для обхода режима американских санкций — SPV, чтобы позволить Ирану получить хотя бы часть экономических выгод. Это, и не только, дает администрации США возможность спровоцировать кризис, подталкивая Иран к окончательному выходу из ядерной сделки и тем самым служа предлогом для военных действий.

Все описанные условия, учитывая все более ястребиное окружение президента, дают некоторым иностранным державам, заинтересованным в военном конфликте между Соединенными Штатами и Ираном, в частности Израилю, Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейну, повод для провокаций. И Нетаньяху, и Мохаммед бен Салман сталкиваются со своими собственными трудностями и могут стремиться создавать новые отвлекающие факторы, которые помогут сплотить общество в их странах.

Израиль проявил недавно смелость в бомбардировках предполагаемых иранских оружейных объектов в Сирии. «Аналитики предупреждают, что новая открытость Израиля [публичное заявление о своей ответственности за бомбардировки] может усилить напряженность, и затруднит иранским лидерам возможность игнорирование нападений, а также подтолкнет их к ответным действиям», — сообщила на этой неделе New York Times.

Любой инцидент с участием Ирана, с одной стороны, и Саудовской Аравии, ОАЭ или Бахрейна в заливе и вокруг него или недалеко от Йемена могут быстро выйти из-под контроля, привлекая силы США. Трамп неоднократно спрашивал Маттиса и остальных членов его команды по национальной безопасности, почему американские военные корабли не топят иранские скоростные катера. Неправильные суждения, плохо проинформированная разведка, ложные знаки — ни один из факторов не следует сбрасывать со счетов.

Но не только враждебные государства способны и заинтересованы в организации инцидента, призванного перерасти в более широкий конфликт между США и Ираном. Упомянутый МЭК уже давно был заинтересован в провоцировании такой войны, то же самое относится и к «Аль-Каиде», и к яростному антииранскому ИГ. Командиры иранского корпуса стражей исламской революции (IRGC) также могут решить взять дело в свои руки.

Потенциал конфликта с Ираном, переросшего в более масштабную региональную войну, очень реален, возможно, более реален, чем когда-либо. Хотя некоторые и бьют тревогу, внимание, уделяемое этой ужасной ситуации, и близко не соответствует тому уровню, которого она заслуживает.

По материалам Lobe Log

Добавить комментарий

Авиабилеты