ru_RU

Торговая война и потенциальный конфликт в Южно-Китайском море

Азия

09 ноября 2018, 17:27

Торговля и океаны всегда были взаимосвязанными вещами, особенно, в борьбе за глобальное господство. В 1829 году английский искатель приключений сэр Уолтер Рэли писал: «Ибо всякий, кто распоряжается морем, распоряжается торговлей; всякий, кто распоряжается торговлей мира, управляет богатством мира и, следовательно, самым миром». Так было с Pax Britannica в XIX веке; с США и Pax Americana в XX-ом веке; и возможно, так случится с Китаем, если он захочет создать свой собственный Pax Sinica в XXI-ом веке.

Не случайно, что кампания по созданию островов в Южно-Китайском море началась примерно в то же самое время, когда Китай обогнал Соединенные Штаты — самую крупную торговую страну мира. Между тем, «недобросовестная торговля и военная агрессия в Южно-Китайском море» были главными обвинениями, которые вице-президент США Майк Пенс бросил в лицо Китая в беспрецедентной речи в начале октября. Таким образом, активизация торговой войны, инициированной президентом США Дональдом Трампом, — это не обычная ссора, а реальный переход от «мирного сосуществования к новой форме конфронтации» между двумя глобальными державами. Торговая война в этом свете неизбежно поднимает вопрос о том, как всё это повлияет на ситуацию в Южно-Китайском море.

Основным каналом воздействия будет экономика. Авторитарный режим, такой как Китай, в основном зависит от социально-экономических показателей. Если они в порядке, он легитимен. Когда страна преодолеет экономические трудности, у лидеров появится, кроме всего прочего, заманчивая возможность активизировать национализм, чтобы отвлечь общественное недовольство. Так поступила, например, Аргентина, когда начала Фолклендскую войну в 1982 году.

Конечно, торговая война только началась, и до сих пор неясно, какой путь предстоит пройти Пекину. Экономика уже пострадала: в третьем квартале 2018 года рост ВВП снизился до 6,5% — самый низкий показатель за десятилетие. Он может падать и дальше — на 5%, столкнувшись с последствиями замедления торговли. Пессимистический настрой даже заразил некоторых крупнейших инвесторов Китая. Morgan Stanley, Nomura Holdings, Jefferies Group, а в последнее время и JPMorgan — все сократили свои китайские холдинги из страха перед полномасштабным сценарием торговой войны. Если эта ситуация будет продолжаться, неудивительно, что Пекин уже сейчас решит разыграть эту карту, приняв более агрессивную позицию в своих морских спорах.

Это заманчиво, и у Китая есть возможность сделать это. Пекин вложил много средств для укрепления своего военного потенциала, особенно военно-морских сил. В докладе министерства обороны США от 2018 года говорится, что Китай теперь обладает «крупнейшими в мире и наиболее боеспособными морскими силами». В то время как в августе 2018 года ВМС США развернуло 282 боевых корабля, военно-морской флот Китайской Народно-освободительной армии имел «более 300 военных кораблей, подводных лодок, десантных кораблей, патрульных судов специализированных типов», что делает его крупнейшим военно-морским флотом в Индо-Тихоокеанском регионе. По словам профессора Роберта Росса из Гарвардского университета, если бы война с Китаем и Соединенными Штатами произошла 10 лет назад, Америка выиграла бы легко. Однако если бы это произошло сейчас, война была бы длинной, болезненной и пагубной для обеих сторон.

Это объясняет, почему Китай был уверен в своей упертой позиции в Южно-Китайском море с начала торговой войны. В дополнение к горячим перепалкам между двумя странами в прошлом месяце, китайский эсминец угрожал эсминцу США, когда тот маневрировал в водах, близких к одному из искусственных островов Китая.

Риск конфликта возрастает, так как Трамп не сомневается ни секунды, и напрямую бросает вызов позиции Китая. Государственный секретарь США Майк Помпео, угрожал противостоять Китаю на каждом шагу. В последние годы Соединенные Штаты также усилили свое военное присутствие в Южно-Китайском море посредством операции «свобода судоходства». В последнее время расширилась сфера действия патруля и в воздухе, когда в августе американский Боинг P-8 «Посейдон» пролетел близко над четырьмя искусственными островами, построенными Китаем, игнорируя постоянные предупреждения китайских военных. Известно, что Соединенные Штаты поощряют своих союзников (Францию и Великобританию) к таким же действиям.

Стратегия Трампа в Индо-Тихоокеанском регионе некоторыми также рассматриваться как противостояние китайской инициативе «Belt and road», которая вовлекает в инфраструктурные проекты союзные страны. Вашингтон же в свою очередь участвует в коалиции «Quad», проверяя морские амбиции Пекина. Вьетнам — бывший враг, но теперь внезапно стратегический партнер США. Он теперь может закупать оружие США (эмбарго было отменено в 2016 году). Вьетнам считается самым амбициозным претендентом на территории в спорах о Южно-Китайском море с Китаем.

Амбиции Трампа в этом отношении вряд ли утихнут, когда торговая война усилится. Его китайский коллега Си Цзиньпин, тоже не отступит. Он считается самым сильным лидером после Дэн Сяопина, Си не хочет выглядеть слабым перед соотечественниками. Недавно он сказал, что следит за Южно-Китайским морем и Тайванем и «подготовкой к войне».

На самом деле, вероятность войны крошечная, но ее нельзя полностью исключать. Для других претендентов на Южно-Китайского море, таких как Вьетнам и Филиппины, это сложная и хитросплетенная ситуация с супердержавой. Она может самые неожиданные последствия. С точки зрения экономики, торговый спор между Соединенными Штатами и Китаем может фактически принести пользу странам Юго-Восточной Азии, так как многие из их продуктов на данный момент являются китайскими конкурентами. В отсутствие дешевых китайских товаров, продукты АСЕАН (Бруней, Вьетнам, Индонезия, Камбоджа, Лаос, Малайзия, Мьянма, Сингапур, Таиланд, Филиппины) могут стать идеальными заменителями для США. Кроме того, иностранные инвестиции также могут переместиться в АСЕАН, чтобы избежать новых высоких тарифов. Это часто называют стратегией «Китай плюс один»: компании проводят основную часть своих операций в Китае, но также активны в, по крайней мере, одной другой азиатской стране, чтобы уменьшить чрезмерную зависимость от Китая. Парадоксально, но потенциальным негативным воздействием этого может стать, наоборот, угроза переизбытка китайских потребительских товаров на внутренних рынках самой Юго-Восточной Азии, что угрожает выживанию местных производителей, особенно в секторах, занимающихся текстилем, машиностроением, сталью и строительными материалами.

Страны Юго-Восточной Азии хотят предсказуемого и основанного на правилах порядка в Южно-Китайском море. Они не хотят увеличивать милитаризацию, не хотят дестабилизации. Для их собственной выгоды активное участие США в регионе должно быть нацелено на то, чтобы держать действия Пекина под контролем, а не подпитывать агрессивный китайский национализм, который рискует превратить весь регион в бурлящий котел. В военном и экономическом отношении, претенденты на морские владения в Юго-Восточной Азии не могут позволить себе конкурировать с Пекином в более конфронтационном сценарии. Раненый Китай, столкнувшись с экономическими последствиями торговой войны, станет опасной перспективой для Южно-Китайского моря.

По материалам The Diplomat

Добавить комментарий

Поиск авиабилетов