Томас Грэм и Юджин Румер – об отмене Трампом встречи с Путиным на G20

Политика

30 ноября 2018, 06:11

M.News

Новость о том, что Дональд Трамп отменяет запланированную встречу с Владимиром Путиным на саммите G20 в Аргентине, была однозначной: в своей публикации в Twitter президент США ясно указал на то, что стало причиной этого шага «корабли и моряки не были возвращены в Украину из России», сообщает Голос Америки.

Однако в Москве сначала заявили, что не рассматривают это заявление как официальное, а потом прокомментировали его в духе «не очень-то и хотелось»: пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сказал журналистам, что в Кремле «видели только твит и СМИ, официальной информации не имеем», и добавил, что, если это так, то у Путина «будет пара дополнительных часов для полезных встреч».

Позже, правда, Песков все же выразил сожаление «о решении американской администрации отменить планировавшуюся встречу двух президентов в Буэнос-Айресе». «Это означает, что обсуждение серьезных вопросов международной и двусторонней повестки дня откладывается на неопределенное время» — заявил пресс-секретарь российского президента, подчеркнув, что его начальник «готов к проведению контактов со своим американским коллегой».

Отмена встречи Трампа и Путина сама по себе, по мнению экспертов в США, является лишь намеком на то, что Вашингтон намерен как-то наказать Москву за захват украинских моряков. Но это, по их мнению, еще и сигнал, который подан Трампом политической элите США — в момент, когда в расследовании предполагаемых связей нынешнего президента США с Россией произошел серьезный поворот, и проявление любой благожелательности к Путину могло только осложнить ситуацию.

Томас Грэм: Серьезные решения будут приниматься только после изучения того, что произошло

Директор компании Kissinger Associates Томас Грэм (Thomas Graham), бывший спецпомощник президента Джорджа Буша-младшего и экс-директор по России в Совете национальной безопасности США, в интервью Русской службе «Голоса Америки» напомнил, что Трамп намекнул на возможность отмены встречи с Путиным заранее: «Он уже говорил о возможности отмены этой встречи из-за того, что произошло в Керченском проливе, так что это не сюрприз».

Опытный дипломат не берется пока оценивать, какого результата этим шагом Дональд Трамп хочет добиться, но дает ему следующее объяснение: «Известно, что в Вашингтоне есть очень серьезное недовольство по поводу действий России, и раздаются призывы к введению новых санкций, впрочем, как и к другим действиям. Так что можно сказать, что в определенной степени Трамп поддается политическому давлению. Кроме того, при нынешнем настроении политиков в Вашингтоне для Трампа было бы крайне затруднительно провести успешную встречу с Путиным в Буэнос-Айресе, и, отчасти, из-за того, что украинский вопрос неизбежно бы стал частью ее повестки. Им бы обоим пришлось что-то сказать, в новостях это бы стало главным, и любые позитивные результаты их переговоров были бы подорваны».

Томас Грэм не исключает того, что «администрация США может ответить на давление по поводу ввода новых санкций против России, и даже может что-то ввести, но это будет лишь после очень точного понимания ею всей цепочки событий в Керченском проливе что и когда произошло, кто, что и где сделал, и до какой степени Россия действовала в провокационной манере».

«Даже если на президента будет оказано сильное давление, и он будет вынужден быстро ввести какие-то меры, реальная реакция будет только после изучения обстоятельств» — считает директор Kissinger Associates.

Томас Грэм не разделяет опасения многих политиков в США и Европе, уверенных, что Путин готов развязать полномасштабную войну против Украины: «Я думаю, что инцидент в Керченском проливе был не того масштаба, чтобы из-за него начинать войну. Для Украины она была бы гибельной, а Россия вряд ли сейчас на такое пойдет».

Юджин Румер: произошедшее в Керченском проливе может стать «новой нормой»

Директор российской и евразийской программы Фонда Карнеги за международный мир Юджин Румер (Eugene Rumer) в комментарии для «Голоса Америки» говорит, что «отмена президентом встречи с Путиным это тактическое решение, и может быть, они опять ее восстановят, если исходить из опыта президента и того, как он раньше действовал».

«Если даже у Трампа есть недовольство по поводу нынешней ситуации, то я думаю, что это, скорее, преходящее явление, потому что президент, судя по всему, прилично расположен к России, но плачевный эпизод в Керченском проливе ставит его в неудобное положение. И на фоне всех его трудностей, связанных с расследованием спецпрокурора Мюллера, это как бы высвечивает его странные отношения с Россией, которые предполагаются здесь, в Вашингтоне, и являются предметом различных спекуляций и теорий» — описывает эксперт атмосферу принятия решения об отмене встречи в верхах.

Юджин Румер также считает, что серьезных шагов США в связи с инцидентом в Керченском проливе пока предпринимать не будут: «Мне представляется, реакция будет, скорее, риторической. Для того, чтобы вводить какие-то новые санкции против России за этот эпизод, я думаю, у старого Конгресса просто не хватит времени, и может быть, мы к этому вернемся уже в новом Конгрессе в начале следующего года. Будут резкие высказывания насчет того, чтобы поставлять дополнительное вооружение Украине, но я думаю, что и от этого мы еще далеки. Эти решения принимаются не в одночасье».

Аналитик Фонда Карнеги подчеркивает, что в Кремле, скорее всего, особо не рассчитывают на то, что отношения с США удастся исправить в ближайшем будущем: «У меня такое ощущение, что среди российского внешнеполитического сообщества, которое отражает точку зрения Кремля, существует мнение, что мы достигли состояния глубокой заморозки в отношениях между Россией и Западом, и это надолго и всерьез. Поэтому эпизод, который произошел в Керченском проливе — после аннексии Крыма, после Солсбери, конечно, не улучшает отношений, но и столкнуть их вниз еще глубже уже не может. Единственным развитием могут быть реальные военные действия, эскалация военной обстановки на линии контакта между Украиной и Россией. Но пока я вижу сигналов этого».

«Я боюсь, что эпизод в Керченском проливе становится «новой нормой» — заключает Юджин Румер.