ru_RU

The Economist: Молодежь мира — угнетенное меньшинство

Аналитика

20 февраля 2019, 16:31

В современном мире молодежь вынуждена сражаться до смерти на забаву седовласых правителей. Современная подростковая фантастика антиутопична, но разрыв между фантазией и реальностью зачастую уже, чем вы думаете. Старшее поколение, конечно, не прибегает к откровенным убийствам, но, как описывает специальный доклад о миллениалах, разными способами все-таки сдерживает своих юниоров.

Примерно четверть людей в мире — около 1,8 млрд — достигли 15-летнего возраста, но еще не достигли 30-летия. Во многих отношениях они являются самой счастливой молодой социальной группой из когда-либо существовавших. Они богаче любого предыдущего поколения, и живут в мире без оспы и Мао Цзэдуна. Это самое образованное поколение за всю историю. Сегодня гаитяне проводят в школе больше времени, чем итальянцы в 1960 году. Благодаря дополнительному обучению и лучшему питанию они также намного умнее, чем их предшественники. Если они женщины или геи, они пользуются большей свободой в большем количестве стран, чем их предшественники могли бы себе вообразить. Также они могут рассчитывать на улучшения в технологии, которые позволят многим из них жить далеко за 100 лет. Так на что же еще они жалуются?

Впервые в истории молодые люди всего мира формируют общую культуру, но вместе с этим они также разделяют одинаковые юношеские обиды. Во всем мире молодежь жалуется на то, что слишком сложно теперь найти работу и место в жизни, и что путь к взрослой жизни стал длиннее и сложнее.

Во многих из их бед можно обвинить политику, благоприятствующую взрослым — по сравнению с молодыми. Рассмотрим занятость. Во многих странах трудовое законодательство требует, чтобы фирмы предлагали обильные выгоды трудящимсся; оно затрудняет увольнение пожилых работников. Это подходит для тех, кто уже имеет работу, кто, как правило, старше, но заставляет фирмы неохотно нанимать новых сотрудников. Проигрывают молодые. В большинстве регионов они, по крайней мере, в два раза чаще бывают безработными. Именно первые годы любой карьеры — худшее время для бездействия. Это то время, когда «рабочие привычки» должны укоренится на всю жизнь. Безработные в возрасте от 20 лет, как правило,  ощущают «рубцовые» боли более низкого дохода и в возрасте 50 лет.

Ситуация с жильем тоже часто против молодежи. Чрезмерное регулирование удвоило стоимость типичного дома, например, в Великобритании. Дело обстоит еще хуже во многих крупных городах мира, где молодежь больше всего хочет жить. Арендная плата и цены на жилье в таких местах значительно опережают доходы. Молодежь Куала-Лумпур вообще известна как «бездомное поколение». А молодые американские женщины теперь чаще живут со своими родителями или другими родственниками, чем когда-либо со времен Второй мировой войны.

Молодые люди часто непоседливы. Имея весь мир в своем распоряжении, они передвигаются чаще, чем их предшественники. Это делает их более продуктивными, особенно если они мигрируют из бедной страны в богатую. По одним из оценок, мировой ВВП удвоился бы, если бы люди могли свободно передвигаться. Это политически невозможно — действительно, сейчас настроения в богатых странах антимигрантские. Поразительно, что так много правительств препятствуют не только трансграничной миграции, но даже внутренней. Китайская система «хукоу» рассматривает сельских жителей, которые переезжают в города, как граждан второго сорта. Индия мешает тем, кто переезжает из одного штата в другой, получать государственные услуги. Исследование ООН показало, что в 80%-ах стран проводилась политика по сокращению миграции из сельской местности в города, хотя во многом прогресс был достигнут именно  благодаря тому, что люди бросали мотыги и находили лучшую работу в густом дыму городов. Все эти препятствия по свободному передвижению особенно вредят молодежи, потому что как раз они больше всего и хотят двигаться.

Взрослые граждане всегда субсидировали молодежь. В семьях они все еще это делают. Но многие правительства отдают предпочтение старшему поколению в социальном смысле: именно на них идет все большая доля государственных расходов на пенсии и здравоохранение. Это, отчасти, — естественный результат старения общества, но также пожилые люди обеспечивают status quo, чтобы политика работала в их пользу. По одним подсчетам, поток ресурсов (государственных и частных) идет сейчас в одну сторону: от молодых к пожилым. Это наблюдается, по крайней мере, в пяти странах, включая Германию и Венгрию.

Молодые могут сделать больше, чтобы постоять за себя. В Америке чуть больше пятой части населения от 18 до 34 лет приняли участие в последних всеобщих выборах; то же самое сделали три пятых старше 65 лет. Примерно так же дела обстоят в Индонезии и немного лучше в Японии. Молодым недостаточно подписывать онлайн-петиции. Если они хотят, чтобы правительства слушали, они должны прийти и проголосовать.

Тем не менее, старшее поколение тоже должно играть свою роль. Молодежь представляет собой необычное угнетенное меньшинство, которому правительства не позволяют раскрыть свой потенциал.

Это жестокая трата таланта. Сегодняшняя молодежь младше 30 лет однажды таки будет доминировать. Если их навыки не будут развиты, они будут менее продуктивными, чем могли бы быть. Таким странам, как Индия, которые рассчитывают на демографические дивиденды от своей многочисленной популяции молодежи, суждено обнаружить, что выгода не материализуется. Богатые стареющие общества должны понять, что, если уже сегодня молодежь не сможет встать на карьерную лестницу, завтрашним пенсионерам будет нечего есть. Более того, угнетать молодежь опасно. Страны с большим количеством безработных и недовольных молодых людей имеют тенденцию быть более жестокими и нестабильными, о чем свидетельствуют миллионы беженцев с Ближнего Востока и Африки.

Лекарство легко прописать, но трудно принять. Правительства должны дать волю молодым людям, урезав волокиту, которая не дает им работать, а также ограничив право мешать строительству дешевого жилья. Они должны отменить ограничения на внутреннюю миграцию и разрешить свободное трансграничное перемещение. Также они должны сделать образование своим приоритетом.

Немногое можно ожидать от нынешних политических лидеров, которые часто не справляются даже со скромными реформами. Но каждый родитель и дедушка тоже должны быть в этом заинтересованы. Если дать молодежи порулить, кто знает, чего она может достичь.

По материалам The Economist

Добавить комментарий