Тенденции в США: Социализм с лицом миллениала

Аналитика

15 февраля 2019, 19:33

20190216_LDD001_1

После распада Советского Союза в 1991 году конкурс на лучшую идеологию XX-ого века казался законченным. Капитализм победил, а социализм стал эвфемизмом экономических неудач и политического угнетения. Он затухал на периферийных митингах в обанкротившихся государствах и доносился литургиями Коммунистической партии Китая. Сегодня, 30 лет спустя, социализм снова в моде. В США Александрия Окасио-Кортес, новоизбранная конгрессвумен, которая называет себя демократом-социалисткой, уже стала сенсацией. И набирает популярность даже после того, как расширился список кандидатов в президенты от Демократической партии на 2020 год.

Социализм возвращается, потому что он сформировал резкое недовольство тем, что пошло не так в западных обществах. Правые политики часто отказывались от битвы идей, предпочитая шовинизм и ностальгию, но левые сосредоточились на неравенстве, окружающей среде и способах наделения властью граждан, а не элиты. Возможно, возрожденное левачество и понимает некоторые вещи правильно, но его пессимизм в отношении современного мира заходит слишком далеко. Его политика страдает от наивности в отношении бюджетов, бюрократии и бизнеса.

Обновленная витальность социализма замечательна. В 1990-х левые партии сместились в центр. Тони Блэр и Билл Клинтон утверждали, что нашли «третий путь» — договоренность между государством и рынком. «Это мой социализм», — заявил Блэр в 1994 году, отказавшись от приверженности лейбористов государственной собственности предприятий.

Но левые сегодня рассматривают третий путь как тупик. Многие из новых социалистов — миллениалы. Около 51% американцев в возрасте 18-29 лет положительно относятся к социализму, говорит опрос Gallup. На первичных выборах в 2016 году за Берни Сандерса проголосовало больше молодых людей, чем за Хиллари Клинтон и Дональда Трампа вместе взятых. В Франции почти треть избирателей в возрасте до 24 лет на президентских выборах в 2017 году проголосовали за крайне левого кандидата. Но социалисты- миллениалы не обязательно всегда так молоды. Многие из самых ярых поклонников британца-Корбина так же стары, как и он сам.

Не все цели молодого социализма радикальны. В Америке одним из главных приоритетов для них является всего лишь универсальное здравоохранение — норма в других странах богатого мира. Даже радикалы слева говорят, что хотят сохранить преимущества рыночной экономики. В Европе, и в Америке левая группа представляет собой широкую и гибкую коалицию.

Тем не менее, есть общие темы. Миллениалы-социалисты считают, что неравенство вышло из-под контроля и что экономика настроена исключительно в пользу корпоративных интересов. Они считают, что общественность жаждет перераспределения доходов и власти со стороны государства, чтобы сбалансировать эти масштабы. Они считают, что близорукость и лоббирование заставили правительства игнорировать растущую вероятность климатической катастрофы. Также они считают, что иерархии- регуляторы, которые управляют обществом и экономикой — бюрократия и компании — больше не служат интересам простых людей и должны быть «демократизированы».

Нечто из этого неоспоримо, в том числе проклятие лоббизма и пренебрежение состоянием окружающей среды. За последние 40 лет неравенство на Западе действительно возросло. В Америке средний доход пресловутого «1%» вырос на 242%, что примерно в шесть раз выше, чем показатель подобный для средних людей. Но новые левые также неправильно понимают важные составляющие своего диагноза –  впрочем, также как и большинство своих рецептов.

Начнем с диагноза. Неверно думать, что неравенство должно неумолимо расти. Неравенство в доходах американцев сократилось в период с 2005 по 2015 год после корректировки на налоги и трансферты. Средний доход домашних хозяйств рос на 10% в реальном выражении за три года до 2017 года. Распространенным показателем является то, что рабочие места являются нестабильны. Но в 2017 году на каждые 100 американцев в возрасте от 25 до 54 лет приходилось 97 традиционных штатных сотрудников, тогда как в 2005 году их было только 89. Самым большим источником нестабильности является не нехватка рабочих мест, а экономический риск очередного спада.

Социалисты-миллениалы  также неправильно диагностируют общественное мнение. Они правы в том, что люди чувствуют, что потеряли контроль над своей жизнью и что их возможности сократились. Общественность также возмущена неравенством. Налоги на богатых более популярны, чем налоги для всех. Тем не менее, в массовом сознании нет широко распространенного желания радикального перераспределения. Поддержка американцами перераспределения не выше, чем в 1990 году.  Страна недавно избрала президентом миллиардера, который обещал сокращение корпоративных налогов. По некоторым параметрам британцы относятся к богатым более спокойно, чем американцы.

Левый диагноз слишком пессимистичен, но настоящая проблема заключается в его политически опасных рецептах. Взять фискальную политику. Некоторые слева распространяют миф о том, что расширение государственных услуг может быть оплачено в первую очередь за счет более высоких налогов на богатых. В действительности, по мере того, как население стареет, будет трудно поддерживать существующие услуги без повышения налогов для людей со средним уровнем дохода. Окасио-Кортес придумала налоговую ставку — 70% для самых высоких доходов, но правдоподобные оценки предполагают, что этот экстра доход составляет всего $12 миллиардов, или 0,3% от общей суммы налога. Некоторые радикалы идут дальше, поддерживая «современную монетарную теорию», которая гласит, что правительства могут свободно занимать средства для финансирования новых расходов при сохранении низких процентных ставок. Даже если правительства в последнее время и могли заимствовать больше, чем ожидали многие политики, идея о том, что неограниченное заимствование в конечном итоге не «догонит» и не повредит экономике, является формой шарлатанства.

Недоверие к рынкам приводит к тому, что молодые социалисты делают неверные выводы об окружающей среде. Они отвергают нейтральные — к налогу на прибыль — налоги как способ стимулировать инновации частного сектора и бороться с изменением климата. Они предпочитают централизованное планирование и крупные государственные расходы на зеленую энергию.

Новое социалистическое видение «демократизированной» экономики скорее размазывает регулирующую власть, а не концентрирует ее. Это привлекает местных жителей, но локализм нуждается в прозрачности и подотчетности, а не в легко управляемых комитетах, одобренных левыми. Если бы, например, английские водоканалы были ренационализированы, как намерен сделать Корбин, они вряд ли стали яркими примерами местной демократии. В Америке также местный контроль часто приводит к захватам… Бюрократия на любом уровне предоставляет возможности для особых интересов -захватить влияние. Самое чистое делегирование власти — частным лицам на свободном рынке.

Стремление к демократизации распространяется и на бизнес. Миллениалы хотят, чтобы в советах было больше рабочих. В таких странах, как Германия, существует традиция участия работников. Но стремление социалистов к усилению контроля над фирмой коренится в подозрении в отдаленных истеблишмента, спровоцированном глобализацией. Однако расширение прав и возможностей работников противостоять переменам приведет к окостенению экономики. Меньший динамизм – не то, что необходимо для возрождения экономических возможностей.

Вместо того чтобы защищать фирмы и рабочие места от изменений, государство должно обеспечить эффективность рынков и сосредоточить усилия на самих рабочих, а не на их рабочих местах. Вместо того чтобы зацикливаться на перераспределении, правительствам было бы лучше не только ориентироваться на извлечение ренты, а улучшить образование и повысить конкуренцию. С изменением климата также можно бороться с помощью сочетания рыночных инструментов и государственных инвестиций. Новый социализм полон освежающей готовности бросить вызов статус-кво. Но, как и старый социализм, он страдает от веры в неподкупность коллективных действий и от необоснованных подозрений индивидуумов и их сил. Либералы должны этому противостоять.

По материалам The Economist

Добавить комментарий

Поиск авиабилетов