Секрет формулы Штайнмайера: как Минские соглашения могут уничтожить Украину?

Аналитика

21 октября 2019, 21:44

M.News

Формула Штайнмайера заполонила все украинское, и не только, медиапространство. Ее обсуждают все, везде и с каждым. По факту украинское общество разделилось на два лагеря — “за” и “против”. Для одних это инструмент на пути к миру, для других — капитуляция. Редакция M.News World попыталась разобраться в этом вопросе, выслушать все точки зрения. Мы понимали, что ситуация намного сложнее, чем кажется, но скажу честно, даже не предполагали, что придем к тем выводам, которые вы услышите в конце. Но все по порядку. 

Итак, 1 октября в Минске Украина согласилась на формулу Штайнмайера, которая предполагает предоставление особого порядка самоуправления на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей — после проведения там местных выборов. Первым шагом на этом пути должно было стать разведение сил  от линии разграничения в Золотом и Петровском.

Оно должно было начаться 7 октября, но так и не состоялось, потому что боевики обстреляли участок разведения. Украину накрыла волна протестов. Среди прочего, люди требуют не отводить украинские войска. В этом шаге Киева они видят огромный риск.

“Нас придут и расстреляют”

Игорь Лапин, экс-командир штурмовой роты батальйона «Айдар»

По словам экс-командира штурмовой роты батальона “Айдар” Игоря Лапина, отвод украинских войск приведет к тому, что 134 населенных пункта останутся в “серой зоне” (это демилитаризованная зона, где не должно быть людей с оружием). Это будут и те населенные пункты, которые контролирует Украина, и те, которые находятся под контролем боевиков. По одному из вариантов, в эту зону могут попасть, например, Широкино, Пески, Гранитное, Опытное, Светлодарск, Крымское, Павлополь, Екатериновка, Луганское и другие. Игорь Лапин обращает внимание на то, что люди, проживающие в этих населенных пунктах, останутся без защиты украинских военных.

Кроме того, все усилия украинской армии, начиная с 2014 года, были направлены на то, чтобы сдерживать наступление, продвигаться вперед по позициям, а теперь “непонятно по каким военным тактическим причинам мы отступаем назад и фактически сажаем зимой людей в поля, своих солдат, а наши позиции освобождаем”, говорит Лапин.

Военный напоминает, что Украина пережила уже двадцать перемирий и три разведения войск, которые так и не состоялись. По его мнению, то, что происходит, это самая настоящая капитуляция. 

Наталья Журбенко, жительница Станицы Луганской

В Киев приехала и жительница Станицы Луганской Наталья Журбенко. Этот населенный пункт в ближайшее время также рискует попасть в “серую зону”. Наталья вспомнила, что в 2016 году уже должно было произойти разведение войск, но тогда оно так и не состоялось, так как жители Станицы Луганской неоднократно выходили на акции протеста, настаивая на том, чтобы украинские военные не уходили из населенного пункта. Теперь же, говорит, Наталья, Станица в опасности. По ее мнению, как только из населенного пункта выйдут украинские военные, туда сразу зайдут боевики. 

“Нас придут и расстреляют, как сделали это в Дебальцево, в других местах”, — уверенна Наталья Журбенко.

“Наша война началась не на Донбассе, а в Крыму”

Мирослав Гай, волонтер, участник боевых действий на Донбассе

Но помимо этого, у протестующих есть и другие опасения. Например, то, что все забыли про аннексированный Крым. По мнению заместителя председателя совета резервистов, волонтера и координатора Движения сопротивления капитуляции, а также участника боевых действий на Донбассе Мирослава Гая, сегодня четко прослеживаются попытки “вынести Крым за скобки”, не обсуждать эту тему на международных площадках.

“Мы считаем, что вопрос остановки войны на Донбассе и вопрос Крыма — это общий вопрос. Потому что наша война началась не с войны на Донбассе, а с момента агрессии России в Крыму. Россия пытается эти вопросы разделить, они пытаются шантажировать президента вопросом остановки войны на Донбассе, но при этом забыть о Крыме”, — говорит Гай. 

Или вот еще один опасный момент. Не секрет, что Москва настаивает на том, что на Донбассе происходит гражданский конфликт, и свое присутствие на украинской территории уверенно отрицает. Протестующие говорят, реализация формулы Штайнмайера может привести к тому, что Россия выйдет из воды сухой, без статуса агрессора и не понесет никакой ответственности за произошедшее. Мирослав Гай объясняет, что Москва пытается заставить президента Украины Владимира Зеленского напрямую вести переговоры с оккупационными администрациями. И именно эти переговоры будут лишним “доказательством и козырем администрации Кремля назвать войну в Украине гражданской”. 

“Мы должны двигаться постепенно” 

Марина Бардина, депутат от «Слуги народа», заместитель Комитета по вопросам внешней политики и межпарламентского сотрудничества

В правящей партии “Слуга народа” такие опасения не поддерживают. Там говорят — есть международное право, по которому Россия является страной-агрессором, поэтому избежать ответственности у Москвы не получится. А вот возвращение Крыма и Донбасса одновременно — это мечта, которая на данный момент невозможна. По словам депутата от “Слуги народа”, заместителя Комитета по вопросам внешней политики  и межпарламентского сотрудничества Марины Бардиной, Украина должна “двигаться постепенно”.

“Я бы хотела сказать, что хочу одновременного возвращения всех территорий, которые являются украинскими. Но насколько это реалистично сделать, для меня сложный вопрос. Я считаю, что мы должны двигаться постепенно, понимая, что сначала должно осуществиться освобождение оккупированных территорий, а затем аннексированного Крыма”, — говорит Марина Бардина. 

Второй момент, который предполагает Формула Штайнмаейера — это особый статус некоторых районов Донецкой и Луганской областей. И проведение местных выборов. И на этом моменте люди начинают путаться. Несмотря на то, что о формуле говорят и днем, и ночью, каждый продолжает интерпретировать ее порядок по своему. Что произойдет первым — отвод войск? Или выборы? Дело в том, что этого порядка нет.

Петр Олещук, политолог

Политолог Петр Олещук объясняет — Россия всегда требовала, чтобы сначала был принят закон об особом статусе Донбасса, а Украина настаивала на том, что сначала должны быть выполнены все требования безопасности — выведены войска, восстановлен контроль над границей, а уже после принятие закона. Формула Штайнмайера пытается найти в этом плане компромисс, так как предполагается, что закон окончательно вступает в действие только после того, как выборы признают легитимными. Но проблема заключается в самих Минских соглашениях, которые оказались довольно расплывчатыми. И все стороны трактуют их по-своему. И для того, чтобы их можно было реализовать на практике, необходимо составить дорожную карту, которая бы четко прописывала, что и в каком порядке происходит. 

“Россия вырывает формулу Штайнмайера из общего контекста Минских соглашений”

Владимир Фесенко, политолог

Да, это очень важный момент. Формула Штайнмайера — это ни что другое, как просто дополнение к Минским соглашениям. Она не является самостоятельным субъектом и рассматривать ее, вырывая и контекста Минских договоренностей — нельзя. По мнению политолога Владимира Фесенко, шумиха вокруг формулы Штайнмайера, а также протесты против ее реализации, возникли по нескольким причинам. Во-первых, именно Россия настояла на том, чтобы Украина согласилась на эту формулу. А Россия воспринимается в украинском обществе, как враг и агрессор. Во-вторых, Москва намеренно вырывает формулу Штайнмайера из общего контекста Минских соглашений, дабы иметь возможность шантажировать как Украину, так и мировое сообщество. 

“Цель России — вернуть контроль над Украиной. Не мир. Если бы цель была мир — они бы не вмешивались на Донбассе. То, что сейчас происходит — она, с одной стороны, хочет через инициирование нового этапа переговоров показать Западу, что Россия хочет договариваться, тем самым добиться снятия санкций. А с другой стороны — она хочет дестабилизировать ситуацию в Украине. Именно поэтому с одной стороны якобы переговоры, с другой стороны — продолжается стрельба, продолжаются провокации. И постоянно выдвигаются ультиматумы. Это как раз провоцирование внутреннего кризиса в Украине”, — считает Владимир Фесенко.

По факту, говорит политолог Петр Олещук, Донбасс России не нужен. Она использует его как инструмент, с помощью которого пытается продемонстрировать, что есть некая зона российских интересов, и никто туда вмешиваться не имеет права. “Некий аналог современного Варшавского договора, в котором Украина должна непременно принимать участие”, — заявляет Олещук .

“Развал страны неминуем” 

Итак, что мы имеем? Донбасс России по факту не нужен. Она добивается другого. Раскачивания ситуации внутри Украины, дабы ослабить страну и иметь над ней влияние. Теперь давайте вернемся к Формуле Штайнмайера, которая является частью Минских соглашений. Все эти договоренности были составлены в том числе при участии России. А если у нее в целях явно нет завершить войну, то какова задача самих Минских договоренностей?

Валентин Бушанский, доктор политических наук

По мнению доктора политических наук Валентина Бушанского, Минские соглашения опасны тем, что они нарушают Конституцию Украины, ведь там прописано то, что Украина является суверенной страной. Минские соглашения предусматривают предоставление Донецкой и Луганской областям особого статуса. Таким образом нарушается унитарность Украинского государства. 

“Теперь поставим себя на место любого регионального чиновника, — предлагает Бушанский. — Он задает себе вопрос — я должен подчиняться Киеву, я должен ходить под властью Киева, я должен заглядывать в рот главе Офиса президента. А вот Донецк и Луганск имеют совсем другие полномочия, другой статус. Чем наша область хуже? Чем Одесса хуже, чем Донецк и Луганск? Чем Харьков хуже, чем Донецк и Луганск?” 

Выводы Бушанского неутешительны. Он предупреждает, что Минские соглашения — это прецедент, который создает юридические предпосылки для федерализации Украины. А дальше самое серьезное: Россия будет усиливать региональные элиты и подпитывать сепаратистские настроения, Киев будет очень слаб, а регионы будут с каждым днем становиться все сильнее. 

“Это не просто угроза развала страны — это логическая последняя станция, на которой остановится Украина. Развал страны неминуем!”

Как видите, обсуждать нужно далеко не Формулу Штайнмайера, которую раздули в информационном пространстве, а Минские соглашения, которые и стали первым шагом на пути разрушения. На данный момент в Украине свершилось лишь одно — раскол в обществе, который может быть опаснее любых договоренностей. Пока раскол не критичный. Но что будет завтра? Мы постарались раскрыть вам ситуацию более глубоко, показать разные мнения и один из самых вероятных, оттого и страшных вариантов развития событий. Ну, а вывод каждый сделает для себя сам.

Добавить комментарий

Поиск авиабилетов