Русские националисты воюют против России

Мнения

14 января 2020, 21:06

589

нацики

Нужно иметь очень богатую фантазию, чтобы вообразить французского националиста, который бы поднял оружие против Франции за какое-то другое государство. Или испанского националиста, воюющего против Испании.

Между тем, с начала конфликта на Донбассе в 2014 году немало русских националистов отправилось туда воевать на стороне Украины – да, формально против «народных республик», но ведь фактически против России.

Вы в недоумении? Это недоумение разделяет и известный российский оппозиционный политик Владимир Милов:

«Много вопросов возникает к русским националистам, отправившимся воевать в украинские добровольческие формирования — как можно выступать за «Россию для русских» и при этом сражаться за Украину в батальоне «Азов»? Понятно, что никакой политической перспективы в России эти люди никогда иметь не будут».

Об одном из них наше издание недавно писало. Это Сергей Коротких, также известный как Малюта – человек, последним видевший живым убитого в 2016 году журналиста Павла Шеремета. Коротких начинал как белорусский националист, позже стал националистом русским (в частности, одним из основателей небезызвестного «Национал-социалистического общества»), а в 2014 году отправился на Донбасс воевать за Украину – и уже в конце того же года получил украинское гражданство, а позднее занимал значительные должности в силовых структурах нашей страны.

Видный русский националист Дмитрий Дёмушкин, у которого MNews взял комментарий на эту тему, допускает возможность того, что Коротких был идейным националистом. Не вполне, правда, понятно, какой именно нации. Белорусской? Русской? Украинской? Общеславянской?

Впрочем, дело не в Коротких, он ведь не один такой. Многие русские националисты, как, например, знаменитый Мильчаков, отправились на Донбасс воевать за «народные республики», а другие, как Коротких – за Украину. Почему?

Продолжим цитировать того же Дёмушкина:

«ФСБ засылала на Донбасс людей на обе стороны войны, им нужны связи на обеих сторонах конфликта. К тому же тогда стояла задача по максимуму выдавить националистов из страны, на чью сторону, вопрос другой…

…Как советская власть выдавливала диссидентов в эмиграцию, так и сегодняшний режим выдавливал русских националистов на Донбасс. Без тех и без других власти живётся спокойнее. Кроме того, тех, кто уехал в ДНР, ЛНР и не погиб, надо куда-то девать, а если русский националист уедет на сторону Украины (как и произошло с Коротких), ничего выдумывать не нужно. Возвращаться ему в случае чего некуда – дома его ждёт понятно что».

Похоже, так оно и есть. С одной стороны, российской власти выгодно утилизировать националистов – уж больно беспокойный это элемент, к тому же склонный к насилию. Так почему бы не предоставить им возможность перестрелять друг друга, тем более что произойдёт это за пределами России?

А с другой стороны, многие националисты и в самом деле завербованы ФСБ (вопрос о самом Коротких остаётся открытым). Грешно было бы упускать возможность внедрить в Украину таким путём своего агента. Если по ходу внедрения агент убьёт несколько пророссийских боевиков, или даже российских военных, то что за беда? Когда в России было принято считать трупы? Бабы, как известно, ещё нарожают.

Да, всё, сказанное Дёмушкиным – правда. Но любая правда, как известно, является лишь частью истины. Стоит вспомнить и о другой её части (которая, разумеется, тоже ни в коей мере не претендует на полноту суждений).

Дело в том, что назвать человека «русским националистом» — это примерно как назвать его «христианином». Пусть христианин, но какой: православный, католик, старообрядец, греко-католик, протестант? А если протестант или старообрядец, то какого именно толка? Христианских конфессий  существует множество, и многие из них друг друга крепко не любят, порой до кровопролития.

Примерно так дела обстоят и в русском национализме. Вот что на эту тему говорит директор Центра теоретической и прикладной политологии РАНХиГС, профессор Московской высшей школы социальных и экономических наук Владимир Малахов:

«Русский национализм — очень разнородное явление. Но если попытаться проследить его общий исток, то он, пожалуй, лежит в 1960-х годах, в тогдашнем интеллигентском недовольстве советской властью. Это был один из плодов хрущевской оттепели, именно тогда стали заявлять о себе протестные настроения, националистические в том числе. И именно тогда вызревали все направления будущего русского национализма…

…Они слишком по-разному воображают себе нацию. Для одних это некий славянский народ, борющийся за свободу, и все, что может рассорить части этого народа, — это та опасность, с которой нужно воевать.

А для других — все, кто не разделяет веру в русскую империю, являются врагами и должны быть уничтожены. Так что это такие романтики и с той, и с другой стороны… Не случайно среди них много писателей, музыкантов и даже борцов за коммунистическую утопию. Ведь если рассматривать национализм как низовое движение, не обращая внимание на разного рода манипуляции сверху, то очевидно, что он возникает из протеста, из протестных настроений».

Всё выходит как в известном еврейском анекдоте. Да, Дёмушкин прав. И Малахов прав. И если мне кто-то скажет, что они оба не могут быть правы – я отвечу, что он тоже прав.

Конечно, российские спецслужбы засылали националистов на Донбасс по обе стороны линии фронта (более того, их сотрудники были бы сущими идиотами, если бы не делали этого). Но и идейный фактор сыграл далеко не последнюю роль. Кто-то был готов воевать за путинскую империю, а кто-то считал её главным врагом русского народа.

Вот вам хотя бы ещё один пример:

«В июле (2014 года. – И.Ф.) в город прибыл Роман Железнов, известный под прозвищем Зухель. Украинские СМИ писали, что он прилетел претендовать на украинское гражданство и воевать в батальоне «Азов». Сообщалось, что он может возглавить там некий русский корпус. В середине августа он все еще оставался в Киеве и ждал решения по вопросу о предоставлении ему гражданства.

Железнов называет себя национал-социалистом. На ультраправых на «Русском марше» и «Русском Первомае» он организовывал отдельный «Черный блок», в котором маршировали его единомышленники. ..

«Я в любом случае планировал перебраться на Украину, пока в России идет волна репрессий против несистемных националистов. Иное дело, что происходило все иначе: после того, как, находясь в Риме, я узнал об обыске у себя дома в рамках одного из эпизодов дела по «Оккупай-Наркофиляй», пришлось лететь в Киев, минуя Москву. Здесь можно получить уникальный опыт в тех областях, которые закрыты для нас в России. Я хочу максимальной взаимной интеграции русских национал-социалистов и украинских правых, в частности, социал-националистов, как идеологически наиболее близких нам», — говорит в переписке с автором  Зухель.

Железнов — известный на родине неонацист, знакомый со многими кровавыми ультраправыми группировками. Дважды судим. В первый раз за выстрел из травматического пистолета в затылок антифашисту, второй раз — за кражу мраморной говядины».

В том же материале по ссылке речь идёт и о другом российском националисте – или, говоря откровенно, нацисте, Михаиле Орешникове, который также воевал на стороне Украины:

«Орешников рассказал на границе, что принимал участие в антиправительственных митингах вместе с коллегами из «Реструкта», после чего был задержан и отпущен под подписку о невыезде.

Как и Железнов, Орешников придерживается национал-социалистических идей. В 2009 году на него завели уголовное дело за то, что он со своим подельником Алексеем Масленниковым хотел поджечь пункт милиции. Срок заключения составил 1,5 года.

По сообщению источников в антифашистском движении, в начале 2014 года Михаил Орешников посетил Украину, где установил тесные связи с местной неонацистской группировкой Misanthropic Division. MD ранее существовала как ультраправая подписка в сети «ВКонтакте», но разрослась до серьезной организации. Несколько ее членов находятся в АТО на стороне батальона «Азов», а ранее члены MD принимали активнейшее участие в революционных событиях в Киеве и других городах».

Да, в самом деле, ФСБшный фактор исключать нельзя – он, вне всяких сомнений, сыграл свою роль. Но нельзя забывать и о разнородности о русского националистического (в том числе и нацистского) движения. Если бы не эта разнородность, оно могло бы стать в России серьёзной политической силой, а так о нём говорят лишь тогда, когда говорить больше не о чем.

Который из факторов взял верх, лично я сказать не возьмусь. Скорее всего, оба действовали в равной мере.

Добавить комментарий

Авиабилеты