«Россия для красного словца». Помпео рассказал, для чего США пошли на обострение с Ираном

Блоги

15 января 2020, 02:28

pompeo_speech

В течение десяти дней после того, как в результате удара американского беспилотника был убит иранский генерал Касем Сулеймани, администрацию Трампа преследовали вопросами насчёт обоснованности этой атаки.

Имел ли Трамп разведданные, которые свидетельствовали, что от Сулеймани исходила «непосредственная угроза»? Был ли этот удар стратегически разумным? Не рискуют ли США ещё одной войной на Ближнем Востоке, на этот раз с Ираном?

Как сообщает The Staford Review, в понедельник, 14 января, в ходе политической дискуссии со студентами в Институте Гувера (Стэнфордский университет) госсекретарь Майк Помпео попытался ответить на эти вопросы, описав атаку на Сулеймани как часть более широкой политической стратегии, направленной на сдерживание противников и восстановление авторитета США.

Выступая перед 250 студентами, Помпео заявил, что этот рискованный шаг был сделан для того, чтобы удержать приободрившийся было Иран от дальнейшей агрессии, продемонстрировав способность Америки заставить эту страну платить высокую цену за свою агрессивную политику.

«У вас может быть величайшая армия в мире, — сказал он, — но это не будет иметь никакого значения, если вы не готовы её использовать».

Помпео особо отметил причастность Тегерана к террористической деятельности и ядерным провокациям.

Стратегические цели администрации нынешнего американского президента, по словам Помпео, состоят в том, чтобы лишить иранский режим ресурсов путём сочетания дипломатии, экономического давления и военного сдерживания и заставить вести себя как нормальная страна. «Просто будь как Норвегия», — сказал госсекретарь под смех аудитории. Помпео заявил, что администрация намерена достичь этих стратегических целей, одновременно уменьшая присутствие Америки в регионе.

Аналогичную стратегию сдерживания, заявил Помпео, нынешняя администрация проводит в отношении России и Китая. По его словам, неспособность предыдущих администраций занять жёсткую позицию в отношении противников усилила их агрессивность. В качестве примера Помпео сослался на аннексию Крыма Россией в 2014 году и кражу интеллектуальной собственности на государственном уровне в случае Китая. Говоря о Китае, Помпео сказал, что этой страной «украдено множество инноваций, созданных в таких кампусах, как этот: всё — от модифицированных семян сельскохозяйственных культур до беспилотных автомобилей».

Хотя Помпео умалил непосредственную угрозу, которую Сулеймани представлял для США, он повторил сообщение председателя Объединённого комитета начальников штабов о том, что правительство было бы «виновно в халатности», если бы не уничтожило иранского генерала.

Госсекретарь возложил на Сулеймани ответственность за «распространение страданий» в регионе, перемещение миллионов сирийцев, дестабилизацию в Ливане и Ираке, а также массовый голод и эпидемию холеры в Йемене. Он сделал акцент на защите свободы и демократии на Ближнем Востоке, выразив солидарность с тысячами иракцев, которые вышли на улицы, чтобы отпраздновать смерть генерала.

«Нет террориста, кроме Усамы бен Ладена, у которого на руках больше американской крови, чем у Сулеймани», — сказал Помпео.

Студент второго курса медицинского факультета Сулеман Хан сказал, что по итогам этого разговора многие вопросы остались без ответа о конкретном обосновании атаки и в целом о будущем американской политики в Иране. Габби Конфорти, студентка-политолог младших курсов, выразила скептицизм по поводу способности администрации преследовать свои «максималистские цели» при одновременном сокращении числа солдат, дислоцированных в регионе. «Полагаю, администрации ещё предстоит подумать, как они достигнут всех своих целей на Ближнем Востоке», — сказала она.

На встрече (полную расшифровку можно посмотреть здесь) прозвучали также вопросы о протестах в Гонконге, о снижении уровня военного присутствия на Ближнем Востоке, «холодной войне» между суннитами и шиитами и некоторые другие. Заявление о возобновлении политики «сдерживания» в отношении противников США, в том числе России и Китая, интереса у аудитории не вызвало. В американских СМИ оно также широко не дискутировалось, его упоминали главным образом как «изменение оправдания» для нанесения удара по Сулеймани. Обсуждая в контексте уклонения президента от консультаций с Конгрессом перед ним.

Политолог и экономист, социальный аналитик Владислав Иноземцев оценил заявление Помпео в той части, которая касалась России, как «совершенно пустой момент».

— Речь об оправдании и обосновании политики по Ирану, Россия тут просто для красного словца, — сказал Иноземцев.

С Вячеславом Иноземцевым согласен и профессор Манхэттэн-колледжа Игорь Айзенберг.

— Россия и Китай здесь вообще ни при чём. — считает Айзенберг. — Помпео просто нужно было придумать новое объяснение ликвидации Сулеймани, поскольку предыдущие объяснения не сработали — их мало кто воспринял всерьёз. Он искал новую причину, которая выглядела бы более приемлемой, чем «непосредственная угроза» американским посольствам и другим объектам, которую ни он, ни другие представители администрации ни подтвердить, ни обосновать не смогли.

Дмитрий Галко для MNews.world

Добавить комментарий

Поиск авиабилетов