«Путин не будет президентом, решение о преемнике принято»

Интервью

03 января 2020, 16:00

4 933

Дмитрий_Запольский2

Политический аналитик Дмитрий Запольский, автор книги «Путинбург» — в интервью MNews.world о том, почему президент Путин как бренд не пережил аннексии Крыма и войны в Донбассе и как он потерпел поражение от Зеленского.

— Дмитрий, недавняя стрельба по зданию ФСБ в Москве, где каждый квадрат под жестким наблюдением, это совпадение или целенаправленная атака?

— Это целенаправленная акция, теракт в отношении силовиков, когда Путин был на концерте, посвященном дню чекиста. За многие годы в Москве это первое нападение на один из центров  управления Россией. Это был месседж человека, который хотел именно в этот день Путину и чекистам принести в жертву свою жизнь, чтобы показать им свою ненависть и свою позицию. Лубянка в реальности — пустое место, огромный монстр, поглощающий бюджеты. Это очень важный сигнал российскому истеблишменту, что федеральная служба безопасности не защитит режим в случае непредвиденного развития событий, если не может даже защитить саму себя. Все эти рамки, камеры металлоискателей, досмотры в метро, вся эта прослушка, агентурная работа, глупые законы по изоляции интернета, контроль за оппозицией, репрессии — это пустая трата денег, это неэффективно, если в борьбу с режимом включатся фанатичные противники. Вот что стрелок хотел показать ценой своей жизни и показал. Путинский режим устарел, заржавел и просто устал, износился. Он как китайский замочек на калитке из сгнивших досок — один удар ногой и все.

— Выходит, все эти угрозы российской власти в стиле «мы превратим мир в ядерный пепел, мы такие могучие» — ничто?

— Это все пиар. Вообще, вся власть Путина — это большой пиар и телевизионная картинка. Если даже ФСБ не может защитить собственную проходную при огромных бюджетах, то ясно, что в государственной системе России что-то очень некорректно происходит. Нет уверенности, что эти ракеты полетят и что вообще существует хоть какая-то военная координация. Буквально за несколько дней до теракта возле ФСБ сгорел авианосец «Адмирал Кузнецов». А под Петербургом совершенно случайно был выявлен схрон ударного боевого оружия у безумного придурка, который насиловал собственную дочь и был женат на своей сестре. И где вся эта агентура? Он там восемь лет собирал свой арсенал. Все это указывает на нарастающую неэффективность системы управления. Двигатель «застучал», а значит, требуется капитальный ремонт.

— Теракт возле здания ФСБ мог быть неким посланием лично российскому президенту Путину?

— Не только Путину лично, а всему правящему классу. Давайте посмотрим на это со стороны российского чиновника. Вот он уверен, что путинская система стабильна, защищает его, детей, его семью. И тут все вдруг видят, что она неэффективна. И вообще: нет координации силовиков в ситуации чрезвычайного происшествия, бойцы элитного спецназа почти час не могут обезвредить террориста, палящего из карабина по окнам генеральских кабинетов, потом они убивают совершенно невиновного человека выстрелом в спину, а террориста не могут взять живым. И это прямо в сердце столицы. О чем это говорит? Да просто о том, что система утратила функциональность. Вспомните Чернобыль. Горбачев проиграл свою власть не в 1991-м, а когда три дня не понимал масштаба катастрофы из-за неэффективности своего режима: ему говорили «все в порядке, это просто пожар», и он верил. А там уже реактор в космос улетел.

Путинизм в нынешней конфигурации неэффективен. Если неэффективна ФСБ, то неэффективно все. Потому что спецслужбы обеспечивают власть, прежде всего, информацией. Генералы говорят: у нас все под контролем, президент не может им не верить. А у них даже наружной охраны здания толком нет… И тут уже не важно, услышал этот месседж сам Путин или нет, главное, что бы его услышали те, кто сделал на него ставку. Путин не тот человек, который принимает решения, он человек, который пытается законсервировать ситуацию и удержать ее. У него уже не получается это делать, и это видно. И реальной власти у него нет, он давно стал фараоном, который разбирается со своими верховными жрецами, сталкивая их интересы и верша над ними суд. Это допотопный метод управления.

— В день теракта Путин давал пресс-конференцию и рассказал о будущем президентской системы в России. Он уйдет из власти в 2024 году или останется?

— Путин больше не будет президентом. И здесь есть несколько вариантов развития событий. Есть три плана — А, В и С, но ни один из них еще не принят. Игра Путина со словами «два срока подряд» рассчитана только на один вариант — президентом будет Медведев, причем на один срок.

Другой вариант — Путин может уйти по сценарию Назарбаева, оставшись каким-то надпрезидентским отцом нации. Но я считаю, что такой вариант в России маловероятен, потому что, в отличие от Казахстана, в России такой «отец нации» очень быстро потеряет рычаги управления. В Конституции РФ все это не прописано, и попытка прописать некий надпрезидентский орган приведет к столкновению серьезных кланов. Причем возникнут новые, Путину неподконтрольные. Так что в этом ключе перспектив для него фактически нет. Есть еще один вариант: Путин понимает, что его ресурс здоровья исчерпывается и ему не так долго осталось жить. И готовится передать власть преемнику, который обеспечит стабильность его друзьям и близким.

Повестка дня «удержать власть» — это не повестка дня. Если мы посмотрим, как все происходило в течение ХХ-ХХІ веков, то увидим, что эти попытки не приводят ни к чему хорошему. Вспомним Де Голля, Пиночета и даже Бенито Муссолини, Гитлера, Сталина, Франко, Тито. Все «сильные лидеры» не смогли удержать ситуацию после своего правления. История неминуемо движется своим ходом. Возникают новое поколение менеджеров, столкновение интересов, и ничем хорошим это не заканчивается. Мобилизационная экономика, которую Путин видит как свою суть, в ХХІ веке неэффективна. Но трагедия Путина в том, что он сам понимает, что стал дирижаблем в окружении быстрых реактивных самолетов. Ему надо сдуться, спрятаться, исчезнуть, уйти. Он уже памятник самому себе, но уйти некуда. И сейчас окружение и он сам судорожно перебирают варианты транзита власти. И все варианты плохие. Направо — шах, налево — мат, прямо — ничья. Победа невозможна.

— Ничья — это что?

— Ничья — это «воссоединение» России и Беларуси, что, конечно, приведет к очень нехорошим последствиям в том числе и для российской экономики. Этот вариант тоже нельзя исключать, мы видим, как происходит соблазнение Лукашенко. Однако пока что-то как-то неуклюже. Это объединение Германии относительно легко прошло, а вот российский уклад с немыслимой коррупцией и невозможностью реального «бескорупционного» управления через вертикаль власти соединить с совершенно колхозной системой лукашенковского «лайтового» тоталитаризма не получится. Тут либо — либо. И если в России начать «консервативную перестройку» в сторону белорусской модели, то все рухнет — сегодня власть в РФ держится на откатах и взятках. Запретить их невозможно: другого механизма управления в российской «Византии» нет.

А значит, Путин и его окружение будут переформатировать страну в сторону «демократического транзита», новой «земской реформы»: давать полномочия муниципальному уровню, переводить туда бюджеты и организовывать «демократию» на местах, чтобы снять растущее напряжение с сегодняшней несущей конструкции, то есть с Кремля. И это конец путинской эпохи. Впереди лет пять турбулентности в «низких уровнях», то есть дебаты и споры о власти Кремль «выдавливает» на уровень районов и городов. На какое-то время это многих устроит, загрузит оппозицию, прессу, политических акторов и криэйтеров. И, возможно, Путину удастся на этой волне «съехать» в сторону, сохранив в истории и в умонастроениях россиян свою роль «исторического прогрессора по типу Петра Первого. В этом случае проект «Путин» становится долгоиграющим PR-проектом, как культ Ленина в СССР.  То есть последующая власть сможет править как бы «именем Путина», но в реальности делать то, что ей выгодно, совершенно не обязательно при этом продолжая политическую линию предшественника.

— Аннексия Крыма, война в Украине — это считалось составляющими триумфа Путина в России. А получается, режим, наоборот, всего этого не пережил?

— Да, режим после захвата Крыма в 14-м году не двигается вперед, несмотря на колоссальные усилия. Это как колесо на броневике: если пуля пробила, включается подкачка от компрессора. Но если еще будут попадания, напора воздуха не хватает и шина  неминуемо сдувается. Режим Путина нуждается в постоянных «потрясениях»: либо войны за территорию, а они в ХХI веке всегда убыточны, либо репрессии, что тоже очень дорого и неэффективно, потому что вызывает встречное давление на власть. На примере «лубянского стрелка» мы увидели, что власть не готова к серьезному противостоянию: был бы он не один, жертв выло бы в разы больше, и это сработало бы опять на дестабилизацию.

Режиму срочно нужен ребрендинг, при котором система путинизма остается в виде постпутинизма. Это достаточно длительная и сложная ситуация, но Путин дал понять, что готов к изменению системы и не будет держаться за президентскую власть до последнего. Это естественно: он на наших глазах стареет. Есть такая историческая байка, что почти столетнему Джону Рокфеллеру в 30-х годах ХХ века клали на стол утром подогретую газету, которую печатали в единственном экземпляре. Там было написано, что империя Рокфеллера захватывает весь мир, все больше и больше королей и президентов присягают ему. Это была абсолютная чушь, абсолютно выдуманная картина мира, которую ему было приятно читать. При этом конечно управляли другие.

Примерно в той же ситуации находится Путин. Он видит мир таким, каким хочет его видеть. И то, что он несет на пресс-конференции, что Ленин неправильно поделил нации — это уже исторический маразм, как и его трактовки пресловутых договоров Сталина с Гитлером перед разделом Польши.

После недавней пресс-конференции элиты поняли, что транзит объявлен и новым президентом, скорее всего, будет Медведев. Как это произойдет — это уже политтехнологии. Возможно, Путин отречется в его пользу, а возможно на выборы в 24-м году допустят множество технических кандидатов, включая ярких оппозиционеров, чтобы победа Медведева выглядела  убедительной.

— Какой Россия будет при Медведеве?

— Тут вопрос в том, каким будет Медведев при России. Не он изменит Россию. Ее будущее больше зависит от Илона Маска, чем от Медведева. Понимаете, Россия должна перезапуститься каким-то образом, и вот эта перезагрузка Медведева или кого-то другого неминуема. Другое дело, что она может быть сразу функциональна, или не сразу. Вспомните историю, которая произошла в СССР, когда умер Сталин. Сначала шли Берия с Маленковым, потом Берию арестовали, потом пришел Хрущев, потом Брежнев, и только после него настала какая-то стабильность — брежневский застой. А дальше власть переходила от одного немощного старца к другому.

В данном случае произойдет несколько смен генераций власти, и, в конечном счете, есть разные пути. Нельзя сказать уверенно, какой будет Россия, можно только предположить, что скорее всего она будет двигаться по пути децентрализации власти и десакрализации лидеров. То есть — по пути здравого смысла. Есть и нехорошие варианты с внутренними противоречиями, со схваткой бульдогов под ковром, с отделением регионов и гражданскими столкновениями. Мы пока не можем сказать, что именно случится. И есть надежда, что в ХХI веке эти переходы будут бескровными.

— Как будут развиваться отношения России с Украиной? Вот Путин недавно опять сказал, что украинцы и россияне один народ, что в Украине считается абсурдом. Возможна ли нормализация отношений между странами на таком фоне?

— Вы смотрите с «горячей» позиции. Если бы премьер-министр Британии сказал, что американцы, англичане, канадцы, австралийцы и новозеландцы один народ, кого бы это смутило? Над ним бы просто похихикали. Ну да, это практически одна культура, но естественно это давно разошедшиеся народы: британцы и американцы. При этом у них много общего в культурном коде и языке, в системе власти и в этике. Они, несомненно, всегда останутся союзниками. Я не говорю, что Россия, Украина и Беларусь один народ, нет. Они не братья и не сестры, но эти народы во многом связаны культурным ядром, хотя конечно далеко не близки по своей ментальности. Путин пытается оправдать свою политику дестабилизации в Украине именно этими формулировками, хотя все понимают, что это отрезанный ломоть, который никогда нельзя будет присоединить обратно.

Можно говорить о союзе, но никогда США не признают главенство английской короны, зачем это Америке. И если Британия всегда относилась к США как к своему народу, который взбунтовался, то мы можем провести аналогию, что Украина это такая же часть СССР, которая взбунтовалась и уже никогда не вернется обратно. Как и Финляндия, Польша, Прибалтика. Но взаимоотношения между Украиной, Россией и Беларусью будут всегда взаимно необходимыми.  Вот здесь очень важный момент.

Путин использует эту формулировку, чтобы как-то мотивировать «патриотов» и оправдать свои проигрыши перед Зеленским. Не придавайте этому большого значения в политическом смысле, это PR, болтовня, хайп. То, что Путин мыслит категориями российской империи,  это, с одной стороны, очень наивно политически, а с другой — позволяет бросить кость лжепатриотам. Дать подачку, тем, кто говорит: «Что ж ты, парень, начал войну в Крыму, в Донбассе, объявил власть в Украине незаконной, велел лить грязь на всю нацию, а теперь договариваешься с каким-то Зеленским, жмешь ему руку?». Вот он им и отвечает «во всем виноват Ленин». Кто-то же должен быть виноват, не Путин же. Вот он и нашел виновного в войне на Донбассе, в захвате Крыма — это Ленин. Новая свежая идея, хорошо еще, что не Наполеон или шведский король. Это просто политическое фуфло.

— Что будет с Донбассом и Крымом дальше?

— С Крымом все будет плохо — это понятно. Это северокипризация.  Если крах путинизма состоится, у Крыма будет возможность стать автономией в составе России, а потом и отдельным государством. Его возвращение назад в состав Украины бескровно и без огромных потерь для Украины, к сожалению, невозможно. Депортация пророссийских «патриотов» из Крыма, как судетских немцев, уничтожит хрупкие шаги Украины в Европу, и путинские это прекрасно понимают. А без Европы Украина уже невозможна. Путин, аннексируя Крым, это просчитал и не ошибся. И Крым будет фантомной болью украинского народа еще долго. С аннексией нельзя смириться, но отрезанную ногу обратно не пришьешь.

А вот Донбасс — это замороженный конфликт. Думаю, что военные действия там сойдут на нет благодаря президенту Зеленскому и его доброй воле. Войска будут  разведены, минские соглашения будут продвигаться, формула Штайнмайера будет развиваться дальше. Мне представляется, что идея постепенной передачи границ, вот там 2 километра, там 6 километров, что предлагается в офисе президента, но пока не имеет широкой поддержки, на самом деле довольно продуктивная идея. И подключение миротворцев. Это позволит в течение ряда месяцев, а может и лет, каким-то образом передать контроль за границей Украине, но при этом придется переговариваться с теми мудаками, как это не омерзительно украинскому народу. И признать, что их поддерживает значительная часть населения.

Торг с ними будет очень трудным. Думаю, Украина постепенно придет к какой-то внятной ситуации с признанием особых районов Донбасса в виде автономий по типу Крымской республики. Никто не говорит о разрушении унитарного государства, речь идет о стабилизации ситуации. Война политически никому не выгодна и в этом смысле контакт Путина с Зеленским и его офисом оказался очень правильным и плодотворным для разрешения этой ситуации. Построить забор проще всего. Но тогда это будет новая граница с РФ. Так тоже можно.

Но политически это для Украины крайне невыгодный шанс: такой акт «дарения» территорий разобьет украинское общество на два враждующих кластера, а вот это уже точно приведет к потере национального единства. Зеленский — величайший лидер в истории Украины — никогда и никому не выпадало решение таких сложных задач в прошлом. Троянский конь сейчас стоит перед его офисом, а времена нынче не античные: заколотить его гвоздями не получится — там живые люди.

Но сейчас Путина больше беспокоит Лукашенко, чем Зеленский, его больше беспокоит Беларусь, ее интеграция с Россией, чем Донбасс. Понятно, что Европа убедила Путина, что дальнейшая эскалация конфликта будет чреватой для России большими издержками, а они и так у них немаленькие. Тут еще и США готовятся к очень серьезным санкциям против России. Пока Трамп это притормаживает, но угроза остается.

Внутренняя дестабилизация России будет только нарастать, а тут еще и донбасская проблема, которая крайне дорога для России. Все это требует от Путина мобилизационных мер. Никаких дивидендов от клоунов на Донбассе путинизм не получает, кроме одного — он не пускает Украину в НАТО и ЕС, дестабилизируя ее и понижая уровень жизни, чтобы показать российскому населению: свержение коррумпированной власти приводит только к ухудшению, а не к улучшению. Этот посыл в России сработал, но как и все эффекты в информационном обществе, он снижается стремительно. Кремль эту карту отыграл, Украина выбрала яркого и вменяемого президента, поэтому сейчас Кремль будет «сдавать назад», так как понимает, что бояться «российского Майдана» сейчас не имеет смысла.

Беседовала Галина Остаповец, для M.News World

Добавить комментарий

Авиабилеты