ru_RU

«Путин делает себе трон-трансформер». Депутат Вишневский – о подходе президента к Конституции

Интервью

21 января 2020, 12:00

Visnev1

Альтернативные президентским поправки к основному закону подготовило «Яблоко». Заместитель его председателя, депутат петербургского парламента Борис Вишневский рассказал M.News, зачем это нужно единственной легальной демократической партии и в чём смысл законопроекта из 22 поправок от Владимира Путина.

— Борис Лазаревич, «Яблоко» — единственная политическая организация в России, которая заявила, что будет готовить альтернативные поправки в Конституцию. Зачем, если вас нет даже в Госдуме?

— Затем, чтобы предложить их гражданам. Предложить альтернативу. Потребовать рассмотреть их на общенациональном референдуме. Нужна альтернатива плану «Путин навсегда».

— Вы подыгрываете Путину? Почему-то до 15 января 2020 года «Яблоко» не собиралось трогать «священную корову». Но после того как об этом заявил Путин, а вас не позвал, возник Явлинский с его требованием референдума.

— Мы никогда не просили, чтобы нас куда-то звали. Предложения по изменению Конституции мы разрабатывали много раз. Пока у нас были депутаты в Думе, мы даже их вносили. Насчёт «подыгрывать» — это не к нам. Это к «Единой России», «Справедливой России», коммунистам. Главное то, что ящик Пандоры открыт. Процесс изменения Конституции запущен. Значит, можно или стоять с плакатиком «Ничего не трогайте!», что уже бессмысленно, или пытаться предложить альтернативную повестку изменений. Чем мы и заняты сейчас.

— Общественное обсуждение, для которого позвали 75 спортсменов, артистов, общественников и парламентариев «второго звена», состоялось. Путин внёс законопроект в Госдуму. Ящик Пандоры закрыт.

— Нет, не закрыт. То, что он внёс, нас не волнует. Мы будем предлагать своё. Требовать обсуждать это. То, что внёс Путин — абсолютно закрытая позиция, которая непонятно с кем, как и когда обсуждалась. Думаю, что это не соответствует интересам общества. Мы будем убеждать общество поддержать нас, а не Путина. Ты можешь сопротивляться успешно, только когда предлагаешь содержательную альтернативу. Конечно, если это не требование смертной казни или длительного заключения.

— «Яблоко» традиционно не умеет быть оперативной организацией. Вы утонете в обсуждениях с соблюдением всех своих «демократических процедур», пока Володин, Матвиенко и Путин легализуют поправки Путина. Вам сколько нужно времени?

— Группа Путина из казаков, писателей-убийц и отставных космонавтов собралась только однажды. Понятно, что не она всё это разрабатывала. 24 января политкомитет «Яблока» утвердит состав нашего конституционного совета. Мы сейчас ведём переговоры о вхождении в этот орган известных людей. Экспертов высшего класса по этой теме. А поправки уже разрабатываются. Мы прямо сейчас работаем. Мы зовём в группу и тех, кто писал Конституцию 1993 года. Все имена пока не могу называть. Точно будет Виктор Шейнис.

— Виктор Шейнис — член «Яблока», было бы странно, если бы его не звали. У вас будут судьи Конституционного суда в отставке, у вас будет Сергей Цыпляев, другие соавторы Конституции Ельцина?

— Пока мы не достигли с ними согласия, я не назову все имена, чтобы не поставить их в неловкое положение. В любом случае, даже если Путин протащит свои поправки, мы будем добиваться проведения референдума по нашим предложениям. Но мы не говорим о принятии наших поправок на референдуме. Это вопрос для Конституционного собрания, которого нет. Нет и закона о его создании. Новая Конституция принимается, только когда принято решение о пересмотре первых двух глав. Наш референдум нужен, чтобы обязать парламент принять законы о созыве Конституционного собрания. Именно на этом мы будем настаивать.

— Референдум по процедуре нужен, только когда поправки касаются «защищённых глав» Конституции — 1,2 и 9? Соавтор Конституции Сергей Цыпляев говорил M.News , что заявленные идеи можно реализовать, не трогая защищённые главы.

— Невозможно. Как минимум одну из защищённых статей Путин точно затрагивает. Как раз про верховенство международного права. Если Цыпляев с вами уже говорил, то я скажу, что с ним мы как раз и ведём переговоры. Скорее всего, он согласится войти в нашу группу.

— Но ведь Путин не собирается выходить из Совета Европы, а без этого невозможен отказ от исполнения решения международных институтов, в которых состоит РФ. Зачем вы паникуете?

— Владимир Путин понимает суверенитет России как изоляцию от международного права. Для него нестерпим приоритет международных институтов.

— Каким образом внесённый Путиным законопроект «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации публичной власти» подтверждает, что это проект «Путин навсегда»?

— Никакого реального расширения полномочий парламента не случилось. Ключевой фигурой остаётся президент. Из чего я делаю вывод, что он намерен сохранять за собой именно эту должность. Как я и предсказывал ранее, а народ почему-то страшно восхищался, не разобравшись, Дума будет назначать премьера только по представлению президента.

— Это будет парламентская республика?

— В парламентской республике невозможно, чтобы парламент фактически не мог самостоятельно выдвигать кандидатуру премьер. Думу можно распустить, если она не утвердит президентского кандидата. Её можно распустить, если она захочет отправить в отставку правительство. Президент, как и сейчас, может выбирать между роспуском Думы и отставкой правительства. Он им всем говорит: «я одним щелчком пальца скидываю все ваши шахматные фигурки с моей доски». Дума в итоге утверждает только часть министров. Министров обороны, чрезвычайных ситуаций, иностранных дел назначает Сам. Без Думы. Назначение части министров по представлению премьера нивелируется правом президента уволить их в любую секунду.

— Зачем нужно почти вдвое, с 11 судей до девятнадцати, урезать Конституционный суд, который и без того давно не перечит Кремлю?

— Думаю, что Путин будет делать новый состав Конституционного суда ещё более лояльным.

— Зачем?

— Премьер министр остаётся фигурой второстепенной. Парламент не расширяет свои полномочия. Совет Федерации остаётся невыборным, а, напротив, становится ещё более зависимым от Кремля. Появляется «президентская десятина»: до 10% сенаторов он будет прямо назначать. А теперь вишенка на торт. Николай, вы помните, что было 20 лет назад, когда такой же запрет про два срока ввели для губернаторов? Тоже было решено, что нельзя избираться больше двух раз. Но так же было сказано, что после принятого решения о запрете отсчёт будет идти заново. Всё, что было раньше, обнуляется. У вас есть гарантия, что завтра товарищ Путин не скажет, что теперь все сроки надо отсчитывать сначала?

— Но два срока ведь уже пройдут. Причём даже дважды.

— Нам скажут, что поправки в Конституцию не имеют обратной силы. «А кто сомневается, идите в суд, Конституционный. Мой». Понятно, зачем он их перетряхивает? Всех кандидатов в судьи впредь будет представлять он один. Всех. Включая председателя.

— Но как же Госсовет? Многие верили, что этот орган станет новым Политбюро.

— Ему отдадут часть полномочий президента. Что-нибудь из 80-й статьи про согласование с органами власти вопросов внешней, внутренней и социальной политики. Но непонятно, как. И потом, у нас уже есть Совет Федерации. Эта конструкция была скопирована с американского Сената. Чтобы в парламенте была палата, где численность депутатов определяется численностью жителей территорий. И вторая палата, где каждая территория имеет равное право голоса. Это и есть баланс. Губернаторы тут вообще ни при чём. Задача губернаторов — обеспечивать интересы граждан, а не для баланса регионов и федералов. Губернаторов не для этого избирают. Президент всё равно остаётся ключевой персоной. И мы знаем имя этой персоны. Он делает себе трон-трансформер. Он сможет выбирать, как править. А мы не хотим. Мы будем бороться с его желаниями.

— Как связаны с реформой Конституции отставки Медведева и его министров, генпрокурора Чайки и назначение заместителя Бастрыкина?

— На мой взгляд, никак абсолютно. В момент пересмотра Конституции президент вообще должен быть лишён возможности как-либо влиять на назначения генерального прокурора. Максимум что он может, — быть одним из субъектов внесения кандидатур. А парламент должен назначить генпрокурора. Что касается Медведева, то этот бессмысленный и беспощадный премьер никаких хороших воспоминаний о себе не оставил. Никакой самостоятельной роли он не играл. Его уход не связан с Конституцией.

— Может быть, Путин просто работает по материалам Навального? Тот эффектно мочил и Чайку, и Медведева.

— Полагаю, в определённый момент расследования Навального были выгодны и Медведеву, и Чайке. Это им помогало сохранять посты.

— Георгий Сатаров говорил M.News, что Медведев в Совбезе на роли куратора силовиков — это перестраховка на случай дестабилизации системы власти изнутри во время «транзита». А вы как видите новую роль бывшего премьера?

— Медведев — комическая фигура. Должность ему придумали в спешном порядке. И назначили его туда ещё до того, как приняли соответствующий закон, что смешно само по себе. Никаких силовиков контролировать он там не сможет. Я вообще считаю, что Совбез — лишняя структура, которая нуждается в демонтаже. Пятое колесо в телеге. Один из метастазов этой раковой опухоли российского самодержавия.

— Получается, что Путин вслух заявил одно, а по факту сделал иначе?

— А вы на самом деле думали, что он скажет: «Я хочу быть всегда»? Путин — офицер госбезопасности. Самое главное, чему их там учили, это профессионально лгать. Профессиональный офицер ФСБ — профессиональный лжец. Правды Путин не скажет никогда. Интересным остаётся вопрос, почему они так спешат. Что у них такого случилось? Что знает окружение Путина, что неведомо нам?

— Досрочные выборы?

— Ему ещё 4 года можно спокойно сидеть. Зачем ему досрочные выборы? Даже предположить не могу. Если выборы досрочные, он не сможет баллотироваться в президенты.

— Вот ваша партия готовит альтернативные поправки, планирует чего-то добиваться. А у вас самих вместо Льва Шлосберга председателем становится ничем не знаменитый Николай Рыбаков. Как вы будете добиваться результата? Вы с Рыбаковым пойдёте к Путину требовать взять в руки и хотя бы полистать ваше предложение?

— Николай Рыбаков много лет руководил нашими избирательными штабами. Мы с ним добивались неплохих результатов и в Петербурге. И вообще, способность партии давать результат определяется не тем, кто является её председателем, а той политикой, которую она ведёт, и тем, что она предлагает гражданам. Я замечательно отношусь к Шлосбергу. Но так же замечательно отношусь к Рыбакову. Партия — это команда. А не как у Путина: один вождь, он же капитан.

— Вы не побоитесь потребовать, скажем, отставки Путина?

— Мы этого требовали не раз. И отставки Путина, и смены курса, и демонтажа этой политической системы. Наша партия остаётся единственной в России, которая не боится говорить об аннексии Крыма, о том, что нужно прекращать войны. Чего нам бояться? Это остальные боятся.

Николай Нелюбин, специально для M.News World

Добавить комментарий

Поиск авиабилетов