Протоиерей Всеволод Чаплин не отвергал любовь. Это была любовь к кровавому возмездию

Культура

02 февраля 2020, 15:11

chaplin1

«Будет создан так называемый скульптурный портрет», — обещает нам скульптор Салават Щербаков, рассказывая о будущем московском памятнике протоиерею Всеволоду Чаплину. Щербаков хочет, чтобы памятник «отражал бы личные качества отца Всеволода и заодно дух времени, поскольку он был одной из ярких, символичных фигур наших дней».

Действительно, дух нашего времени протоиерей Чаплин отражал как мало кто другой. Но есть опасение, что народный (он же — придворный) художник Салават Щербаков не осилит такую работу. Покойный был столь одиозен, в смысле — своеобразен, что на ум приходят образы из Босха.

«Страшный удар поглотил всё живое и неживое»

Чтобы запечатлеть личные качества многолетнего председателя Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского патриархата, нужен, например, скульптор Крис Кукси (Kris Kuksi), работающий в жанре фантастического реализма. Подошла бы и скульптор Ронит Баранга (Ronit Baranga) — автор Дьявольских сервизов.

А Салават Щербаков — скульптор приземлённый. Его скульптуры — почти близнецы, хоть Гейдар Алиев, хоть Владимир Креститель. Щербаков может изваять кого угодно: от принцессы Луизы Баденской до Михаила Калашникова. Всё равно это будет малохудожественный истукан. А здесь требуется нечто совсем иное: чтобы человек шёл мимо памятника — и вдруг содрогнулся. Причём не от нелепой позы, а от вселенского ужаса.

Поэтому нужен кто-то типа Кукси, работающий в технике микс-медиа (гротескные скульптуры и коллажи). Чаплин сам был православным проповедником в стиле микс-медиа. Его задача была пугать, троллить, сеять рознь, возмущать, предрекать апокалипсис… Всё это он умел делать лучше многих. За это его и ценили — в том числе и в либеральных СМИ. Он там был частый гость.

Как-то на телеканале «Дождь» Чаплин был одним из двух участников программы «Батюшки!». То, что у многих других православных патриотов-милитаристов было на уме, у Чаплина оказывалось на языке. Верил ли он в то, что говорил? Сейчас разницы уже нет. В Бога тоже не все священники верят, и это им не мешает. Главное, чтобы прихожане верили.

Одной из любимейших тем Чаплина была война. Он с упоением говорил о ней от первого лица в проповедях и интервью. Но и в художественных произведениях, печатаясь под псевдонимом Арон Шемайер, он тоже себе не изменял.

В самом известном его произведении, удостоившимся литературной премии «Бесобой» «за достижения в мистической (сакральной) фантастике», есть такие строки: «Страшный удар поглотил всё живое и неживое. Московская Конфедерация вложила в него последние силы, принеся себя в жертву гуманизму и свободе. Из 43 ядерных ракет сработало 16».

Чаплин обожал рассуждать о войне. «Мир сейчас долгим, слава богу, не будет, — однажды сказал он. — Общество, в котором слишком много сытой и спокойной, беспроблемной, комфортной жизни, это общество, оставленное Богом, это общество долго не живёт».

Похоже, Всеволод Чаплин и его сторонники верили только в бога войны. Их бог напоминал скорее Баала — громовержца, быка в рогатом шлеме. Или в лучшем случае Марса.

Их бог — это скорее клыкастое ненасытное многоголовое чудовище, сошедшее с ума от обилия пролитой человеческой крови. Дракон. Чаплин и его сторонники за последние десятилетия многое сделали, чтобы огромное число людей в России и в соседних странах — в первую очередь, Украине, жили бы беспокойно, проблемно и голодно. А некоторые бы просто не жили. Погибли. Да, не в ядерной войне, о чём любил говорить протоиерей, но зато в войне гибридной.

Всеволод Чаплин и сам был своего рода гибридом. В нём скрестились в форме русского православного креста несколько кровавых линий.

Протоиерей Всеволод Чаплин

Этот православный священник лучше большинства других российских пропагандистов мог обосновать необходимость уничтожения людей при Сталине. Жертвы, по словам Чаплина, могли быть «лично невинными», но «принадлежали к тем слоям и сословиям, которые предали царя и были виновны прямо или косвенно в цареубийстве. А это и крестьянство, и казачество, и аристократия, и духовенство, особенно высшее». То есть, по логике клирика храма Вознесения Господня на Никитской протоиерея Всеволода Чаплина, Сталин уничтожал за принадлежность к предательским сословиям. Предали царя? Получайте по заслугам.

Для того чтобы прийти к такому выводу, Чаплину пришлось взглянуть на Сталина с редкого ракурса. «Он был бичом Божиим против кровавых творцов революции и «красного террора», —  написал Всеволод Чаплин о Сталине. — Невольным (или вольным?) Божиим слугой, «отмстителем в наказание делающему злое» (Рим. 13, 4) — как и римские императоры, гонители христианства. И не потомки ли — биологические, идейные и духовные — тех палачей, которые по высшей справедливости были истреблены Сталиным, сегодня так трепещут, слыша его имя?»

Чаплин умер, но дело его живёт. Однажды он произнёс: «Тотальный антисталинизм остался маркером стремительно вымирающей тоталитарной секты либералов советского розлива…». Сам он в последнее время выходил на митинги, участники которых держали портреты Сталина. В двадцатые годы прошлого века такого батюшку назвали бы «красным попом» или обновленцем — приверженцем «симфонии» РПЦ и ВЧК-ГПУ.

Кроме того, Чаплин доказывал, что Сталин выполнял Божью волю, расправляясь с теми, кто устроил революцию. Короче говоря, занимался богоугодным делом. По его логике нынешние духовные потомки Сталина призваны расправляться с либералами — духовными потомками революционеров столетней давности.

В итоге получалось, что все получили по заслугам. Чем не прекрасное прошлое?

«За это Россия будет страдать чудовищным образом»

Всеволод Чаплин был вообще мастером оправданий. Когда случалось что-нибудь ужасное, он немедленно объяснял, в чём дело.

В 2018 году после катастрофы в кемеровском ТЦ «Зимняя вишня» настоятель московского храма святого Феодора Студита у Никитских ворот Всеволод Чаплин  выступил с видеообращением: «Бог наказывает за грехи… В пост развлекаться опасно — и для духовной жизни, и для жизни физической. Мы будем говорить, что детям показывали в этом месте очень сомнительные низкопробный мультик «Шерлок Гномс», в котором детям с самых юных лет пытаются представить чем-то нормальным гомосексуальный стиль одежды и поведения. Мы будем говорить, что чудовищной катастрофой является превращение этих торгово-развлекательных комплексов в некие новые храмы ХХI века… Надо их закрыть. Они не нужны здесь».

А за полгода до этого Чаплин предрекал гибель России из-за премьеры фильма «Матильда»: «За это Россия будет страдать чудовищным образом, расплатится всем своим населением. Мировая война неизбежна, но если этот фильм не будет показан в России, то кто-то, наверное, останется жить — пусть не в городах. Если он будет показан — да погибнут все. И это будет достойно и справедливо…»

Жанр, в котором работал Чаплин, так и можно назвать: «Да погибнут все».

Бог, в которого он верил, был безжалостен. Но при этом Чаплин не отвергал любовь. Просто это была любовь к кровавому возмездию. «В конце концов, и Сам Христос — Агнец, описанный в Апокалипсисе — однажды санкционирует уничтожение трети населения Земли», — предрекал Всеволод Чаплин. В общем, Бог есть любовь к возмездию.

Чтобы лучше понять тех, кто вершит сегодня судьбы России, важно не забывать высказывания Всеволода Чаплина:

— «Сталин, возможно, благодаря воспитанию в простой семье, а также благодаря семинарскому образованию, вовремя сумел подстроиться под душу народа».

— «Я не люблю Моцарта, я считаю, что в значительной степени это Бритни Спирс своего времени». 

— «В поступках вождя не было никакого особенного политического гения. Сталин просто начал делать то, что в России делала любая адекватная власть».

Ну и, разумеется, «мировая война неизбежна». А если неизбежна, то зачем притворяться? Надо быть естественными. Если естественно убить ближнего, то убей его. «Людей убивать можно и нужно». Так учил протоиерей Всеволод Чаплин.

До последнего он был на боевом посту. Он говорил от имени сурковского «глубинного народа» и был озабочен поправками в Конституцию России: «Надо добиваться того, чтобы глубинный народ и все политические, общественные силы и слои, в том числе мы с вами, могли начать народный процесс подготовки предложений будущей Конституции».

Но подобные высказывания звучали как-то пресно. Здесь его голос терялся среди голосов придворных депутатов, спортсменов, учёных, музыкантов… Его стихия была не извращённое законотворчество, а извращённое понимание мира.

Особенно хорошо у него получалось басить со сцены что-то воинственное, как это было на прошлогоднем московском митинге 21 января 2019 года, где он произнёс: «Потеряна наша древняя столица — центр Руси, Киев. Потеряна из-за наступления западных враждебных сил… Мы можем изменить эту ситуацию». Но до возращения Киева он не дожил. Он даже не дожил до прижизненной установки себе памятника в Москве, как это случилось в 2016 году с другим героем масс-медиа Владимиром Жириновским (Жириновскому установлен памятник во весь рост в 1-м Басманном переулке — скульптор Зураб Церетели).

«Авторизация точечных ракетных ударов по изменникам»

Как литератор Чаплин тоже был малоизвестен. Не все знали, что писатель-фантаст Арон Шемайер — это литературный псевдоним Всеволода Чаплина. Его фантастические произведения «Первая схватка» (Хроника четырех дней июня 2005 года), «Машо и медведи» и другие — типичная работа графомана.

«Машо, бросив в сумку оставшиеся полбутылки водки, решительно двинулось к выходу из монтажной. В лифте оно глотнуло ещё. Мобики в бейсменте троились в глазах. Какой из них принадлежит Машо, оно уже не понимало. Так, надо дойти до метро. Не ждать же Осе, пока оно отвезёт! И не Стелло же звонить, гнойному предателю! Машо выбралось из здания и побрело в сторону «Курской». По дороге удалось поболтать с какими-то подростками, допив оставшуюся водку, а потом купить ещё бутылку. Выйдя на поверхность на «Лефортово» Третьего кольца, Машо отхлебнуло из горла и целеустремленно пошагало к своему блоку…». Так описывал Арон Шемайер Москву 2043 года, которую населяют люди среднего рода.

Сейчас некоторые говорят, что Чаплин это и есть Машо. «Это что за дивный новый мир? — завелось Машо. — Вот я сюда пришло. Я интерсексуал. Могу быть и садо, и мазо, и гомо, и гетеро, и зоо, и педо, и некро, и техно. А могу — никем из вышеперечисленного. Вам что, не объясняли, что такое zero tolerance к дискриминации?». Ставить знак равенства между автором и героем неправильно. Автор никогда, даже в мемуарах, не равен герою. Тем более в фантастическом произведении. Но, надо полагать, Чаплин испытывал неподдельный интерес ко всему этому разнообразию, вплоть до «некро». И одновременно он ужасался. Отсюда его апокалиптические предсказания и призывы. Его ужасало будущее и настоящее (и, возможно, он сам себе ужасался). А вот в прошлом он чувствовал себя как отзывчивый Машо в Москве середины ХХI века. В далеком прошлом он не жил. В этом смысле прошлое было совершенно безопасно. Все исторические злодеи, впрочем, как и герои, уже мертвы.

Любитель тотального возмездия не мог не оценить по достоинству сталинизм. Чаплину нравилось, что у тоталитарной Москвы когда-то была длинная рука. Его вдохновляло безнаказанное убийство. Он его воспевал. 8 марта 2017 года в фейсбуке Всеволод Чаплин написал о тех, кого называл «изменниками Родины», покинувшими Россию: «Психологический комфорт всей этой публики надо, наконец, разрушить. Не стоит прятать от неё перспективу возмездия. Чем вот плох, например, — для начала дискуссии — такой набор решений: 1. Отмена моратория на смертную казнь для изменников Родины. 2. Авторизация специальных подразделений на приведение приговоров в исполнение — даже ценой собственной свободы и жизни. 3. Авторизация точечных ракетных ударов по изменникам. И не надо всё время оглядываться на то, что скажут исторические недруги и их пропаганда. Наша цивилизация — истинно христианская — всегда была готова за себя постоять и не давала ни единого шанса врагам народа…».

Истинный христианин, прежде чем подставить вторую щёку, намажет её ядом. «Новичком» или чем-то подобным. Сам умрёт, но врага унесёт за собой. «И не надо прятать от народа славу, имена и подвиги таких героев, как Рамон Меркадер, — писал Чаплин. — Наоборот, надо о них фильмы снимать и памятники им ставить».

Протоиерей Всеволод Чаплин — один из тех, о ком неизбежно будут снимать фильмы и кому будут ставить памятники. Ужас без конца вытесняет ужасный конец.

Алексей Семёнов специально для M.News World

Добавить комментарий

Авиабилеты