ru_RU

Президент Интерпола оказался в застенках новой китайской спецслужбы

Азия

09 октября 2018, 15:07

M.News

В полночь 7 октября Центральная комиссия Коммунистической партии Китая по проверке дисциплины (CCDI), высший институт внутреннего контроля КПК, опубликовала короткое заявление, в котором подтверждалось, что заместитель министра общественной безопасности Китая Мэн Хунвэй, который одновременно является президентом Интерпола, был задержан китайскими властями. Президент Интерпола по факту фигура номинальная — «возглавляет исполнительный совет Интерпола, который собирается 4 раза в год и определяет направления стратегического развития организации». Но резонанс его задержание не могло не вызвать.

В заявлении было объявлено, что Мэн «находится под следствием Государственной комиссии Китая по надзору (ГКК) по подозрению в юридических нарушениях» — без всякой дополнительной информации.

Это заявление появилось на следующий день после того, как Лионский Интерпол написал официальный запрос в Китай для получения информации о Мэне. В течение нескольких дней исчезновение Мэна было в заголовках иностранных СМИ. Вскоре после этого Интерпол выступил с заявлением о том, что Мэн ушел в отставку и это решение «немедленно вступило в силу». Вице-президент Ким Чен-Ян станет исполняющим обязанности президента, пока в ноябре 2018 года не будут проведены новые выборы, говорится в заявлении. Мэн был первым китайским президентом Интерпола, что многими воспринималось как признак растущего престижа Китая на международной арене.

По данным Associated Press, Грейс Мэн жена Мэна Хунвэйя, сообщила прессе, что она ничего не слышала от своего мужа с 25 сентября, когда он отправился в Китай. Он написал ей сообщение, в котором говорилось: «Жди моего звонка» и прислал иконку – нож. Но с тех пор не знает, что с ним и что случилось.

5 октября Интерпол опубликовал заявление в СМИ, в котором говорится, что организация была осведомлена о «предполагаемом исчезновении» Мэна. 6 октября Интерпол опубликовал второе заявление, в котором утверждалось, что был сделан официальный запрос в Китай для получения информации о Мэне. «Генеральный секретариат Интерпола ожидает официального ответа властей Китая о состоянии дела президента», — говорилось в заявлении.

Для многих такой поворот не стал неожиданностью. В начале апреля Мэн уже потерял свое место в Комитете КПК Китая по вопросам общественной безопасности (орган реально принимающий решения), хотя он все еще числится на веб-сайте министерства в качестве заместителя министра. Для людей, знакомых с политикой Китая, это было признаком того, что политическая карьера Мэн оказалась под угрозой.

В начале этого года Китай официально учредил ГКК, новое всесильное антикоррупционное агентство, это прописано в Конституции Китая. Согласно недавно выпущенному Государственному закону о надзоре, ГКК теперь является высшим органом, контролирующим всех «общественных работников», которые осуществляют государственную власть.

ГКК обладает огромными следственными полномочиями, включая допросы подозреваемых; содержания под стражей; проведение обысков, изъятий и проверок; и, самое главное, задержание. Примечательно, что ГКК придумал специальный новый термин — лиуджи (留置) — для определения его способности задерживать подозреваемого в коррупции и для расследования.

Комиссия по проверке дисциплины давно использовала секретный механизм задержания под названием шуангуй (双规), но только для членов партии. Эта процедура позволяет задерживать члена партии в секретном месте в течение неограниченного времени. Human Rights Watch осудила систему шуангуй за практику произвольного задержания, одиночного заключения, пыток и исчезновений. Новый механизм лиуджи фактически легализует практику шуангуй и позволяет ее применять не только к членам партии, но и к любому «бюрократическому персоналу».

Самое главное, что задержанные лишаются гарантированного ранее доступа к адвокатам. Также их семью никто не проинформирует о задержании, если это «затрудняет расследование». Теперь, когда Комиссия подтвердила, что Мэн задержан ГКК, становится понятно, что жена Мэна совершила рискованный, но единственно верный шаг — обратилась за помощью к международной прессе. В противном случае ни она, ни мир до сих пор могли не знать о местонахождении Мэна.

Добавить комментарий