ru_RU

Попросил чая по-белорусски — стал врагом России

Расследования

14 февраля 2020, 20:00

608

Белорусский язык и русофобия. Сообщение в ФБ об инциденте с белорусским языком, 12 февраля 2020 года.

Житель Минска Арамаис Миракян в ответ на обращение по-белорусски услышал от продавщицы угрозу: она вызовет охрану. Это произошло в магазине кондитерской конфетной фабрики «Коммунарка». Минчанин написал об этом сообщение на своей страничке в Фэйсбуке. Российские СМИ многозначительно представили инцидент как пример притеснения русского языка в Беларуси. Арамаис Миракян получает сотни угроз и оскорблений в комментариях и личных сообщениях.

На инцидент отреагировали и в Совете Федераций. «Национализм можно сравнить с джинном, выпущенным из бутылки. Он поднимает голову в Белоруссии из-за влияния Украины», – сказал сенатор Игорь Морозов по поводу небольшого сообщения в Фэйсбуке, где минчанин описал инцидент. 

«Появление негативных процессов в отношении русского языка, пусть даже на бытовом уровне, это новое явление, мимо которого руководство Белоруссии не должно проходить. Его надо жестко контролировать властям, в том числе и на законодательном уровне», – подчеркнул сенатор Игорь Морозов.

Что же произошло?

Минчанин по-белорусски попросил фруктового чая. В ответ услышал: «Говорите по-русски, у нас два государственных языка». Он продолжал говорить по-белорусски, обращаясь к продавщице вежливо, на “вы” (а не на “ты”, как  написали российские СМИ, рассказывая об инциденте). Продавщица пригрозила, что вызовет охрану, чтобы его вывели. Позже вышла администратор и извинилась. Молодой человек написал об этом короткое сообщение в соцсетях. 

«Разная бывала реакция на белорусский язык, но охраной мне ещё никто до этого не угрожал», — написал в Фэйсбуке житель Минска.  

«Мы тебя найдём, мы тебя убьём»

Арамаис Миракян — переводчик, журналист, правозащитник, его страницу в соцсетях читает множество подписчиков. Однако такого резонанса он не ожидал. 

— Сейчас я открыл запросы на переписку, там идёт целый ряд сообщений со словами „Мы тебя найдём, мы тебя убьём”, — сказал Арамаис M.News World. — Конечно, реакция неадекватная. Но я не боюсь анонимов, ольгинских ботов или кто они там такие. Я забанил уже около четырёх сотен. Преобладающее большинство (авторов угроз) — это тролли. Но есть и  простые пользователи Фейсбука, это заметно по их стилю. Троллей видно сразу, они работают по методичкам и пишут примерно так: „Ты такой-сякой, я прожил в Беларуси 30, 40, 100 лет и никогда белорусского языка не слышал”. Паники это у меня не вызывает, может, через день-два все забудут про это. 

Арамаис Миракян в повседневном общении говорит по-белорусски. Он рассказал M.News, что обычно в магазинах и подобных местах тоже пользуется белорусским языком. Если продавцам что-то непонятно, они переспрашивают вежливо, извиняются. Минчанин удивлён, он не понимает причин такого отношения к белорусскому языку.

— Не думаю, что продавщицу накажут, и я не хочу этого, — продолжает Арамаис. — Я не хочу начинать административный процесс против неё. Я написал пост под влиянием эмоций, но не для того, чтобы её наказать или чтобы что-то там высчитали из её зарплаты. Она примерно моего возраста, может, что-то поймёт. Если с ней проведут профилактическую беседу, как мне сказала администратор, и научат её отличать кофе от чая и вежливо отвечать на обращение по-белорусски, мне этого достаточно.

Когда Арамаис потребовал жалобную книгу, к нему вышла администратор кондитерской и извинилась. 

«Не белорус даже, а армянин»

В тот же день российской прессе появились публикации с подробным описанием происшествия, хотя журналисты знали о нём только по посту в Фейсбуке. В общем-то привычный в Беларуси инцидент, когда людей просят перейти на на русский язык, превратился в историю о «наглом националисте» и при этом «даже не белорусе, а армянине». 

— Реакция на моей страничке в Фейсбуке была вначале, в основном, позитивная, люди меня поддерживали, я им благодарен, — говорит Арамаис. — Но когда пишут, зачем я, армянин, говорю по-белорусски или что я не белорус, а знаю язык лучше многих белорусов, я думаю, люди не на том акцентируют внимание. Я родился в Беларуси, живу тут, а моё этническое происхождение тут ни при чём. Реакция людей из России меня не особо интересует, особенно если это реакция напоминает об имперском фашизме. Пусть россияне разбираются со своими проблемами, со своей конституционной реформой и с тем, что у них забирают последние крохи свободы. Это их должно волновать, а не то, что люди в Беларуси говорят по-белорусски.   

Белорусский язык и «русский мир»

— Я не боюсь тех, кто называет меня «русофобом», — добавляет минчанин. — Неприятно это читать, но я же не воспринимаю эти угрозы всерьёз. Мне пишут, например: „я сейчас из Перми приеду и покажу тебе, так и растак”, — не надо меня пугать, я был в Перми, я знаю, где это, три дня езды на поезде. Меня только поражает, как эти люди могут так жить. Что они своим детям рассказывают о своей работе…

В интервью для M.News реакцию российских прогосударственных СМИ на этот инцидент прокомментировала Алена Анисим, научный сотрудник ГНУ «Центр исследований белорусской культуры, языка и литературы Национальной Академии Наук Беларуси», депутат Палаты представителей Национального собрания Белоруссии VI созыва, председатель Товарищества белорусского языка имени Ф. Скорины.

— Мы видим выразительное проявление агрессивной целенаправленной политики кремлёвских деятелей с имперским мышлением, которое проявляется в диктате их воли жителям Беларуси, — считает эксперт. — Они искажают понятия о правах человека, используя подобную риторику. И это результат того, что в Беларуси уже много лет действуют российские шовинистические организации. У них нет цели показать русскую культуру, её многогранность и глубину, её таланты. Их цель — подавлять всё белорусское. Это проводники той политики, о которой заявил президент Путин, сказав, что там, где звучит русский язык, там и есть „наш русский мир, и мы будем его всеми силами защищать”.

Теперь, по мнению Алены Анисим, эту политику проводят люди, приехавшие в Беларусь. 

— Они ведут себя как проводники захватнической имперской политики, — продолжает она, — и тут используются разные способы: и вербовка, и финансовые мощные вливания. Обычные же белорусы — толерантные люди. А то, что человек столкнулся с агрессией „русского мира”, свидетельствует, что проблему языка нам навязывают извне, она идёт с востока».

Говорят ли в Беларуси на белорусском языке?

— Если человек, подобный мне, давно и постоянно и повсюду в Беларуси говорит по-белорусски, он привыкает не обращать внимания на недовольные реплики, — продолжает Алена Анисим. — Я пользуюсь своим правом на родной язык. Если кто-то недоволен, я тактично объясняю, что это моё право. Это что касается личного общения. А в целом, в связи с теми политическими процессами, которые начались более 25 лет назад, прежде всего, с изменением государственной символики и Закона о языке, был запущен механизм подавления, вытеснения белорусского языка из сферы активного употребления. Началось особенно сильное наступление в сфере образования, потому что политика слияния двух стран подразумевала, прежде всего, прекращение обучения на белорусском. Разумеется, когда молодёжь не учится родному языку, когда он вытесняется из информационного пространства, создаётся вакуум, и белорусскоязычный человек начинает себя чувствовать в чужеродной среде.

Политику вытеснения родного для белорусов языка Алена Анисим считает спланированной.  Обычным гражданам, по её мнению, подоплёка незаметна.

— Хотя таким людям, как активисты нашего товарищества, часто сталкивающимся с дискриминацией, понятно, что всё это не единичные случаи, — замечает она. — И сегодня, к сожалению, мы должны констатировать, что часть общества, поддавшись такому давлению сверху, не видя ценности в демократическом развитии, начинает демонстрировать преданность курсу на подавление всего естественного белорусского.

Татьяна Поклад, M.News World

Добавить комментарий

Поиск авиабилетов