ru_RU

Подумать страшно. Как ФСБ научилась подходить к терроризму избирательно

Аналитика

09 января 2020, 14:58

597

Совбез

За нападение на полицейских в Ингушетии ответственность взяла на себя террористическая группировка «Исламское государство». Но российские власти не признали инцидент терактом. Зато в это же время ФСБ записала в закоренелых злодеев пару «мыслепреступников». После провала с подрывом метро Петербурга спецслужба, кажется, научилась избирательному подходу к терроризму.

Теракт

В канун Нового года в столице Ингушетии Магасе два молодых человека совершили вооруженное нападение на пост ДПС. Один полицейский погиб, еще трое пострадали. Ответственность взяло «Исламское государство», но уголовное дело возбуждено по 317-й статье «Посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов».

За несколько дней до нападения ФСБ отчиталась о своих успехах на ниве терроризма. Якобы на новогодних праздниках взрывы в Петербурге планировала местная молодежь — 22-летний Никита Семенов и 23-летний Георгий Чернышев.

Официальное сообщение спецслужба разместила 30 декабря:

«ФСБ России на основании ранее полученной от американских партнеров информации 27 декабря задержаны два гражданина России… Изъяты уликовые материалы, подтверждающие подготовку ими терактов. Они дают признательные показания. В отношении задержанных возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 205.5 (участие в деятельности террористической организации) УК РФ».

Из постановления следователя УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Федотова, имеющегося в распоряжении M.News, следует, что уголовное дело возбуждено 29 декабря, то есть через двое суток после фактического задержания Семенова и Чернышева. Где они находились все это время, в каких условиях, в каком статусе, на каком основании в их квартирах проводились обыски, доподлинно неизвестно. Адвокаты обвиняемых пока не готовы общаться с прессой.

Распространенная ФСБ видеозапись задержаний вызывает еще больше вопросов к реальной подготовке терактов. В квартире Чернышева на Заводской улице в петербургском поселке Парголово нашли «Учение египетского масонства», пару ножей в чехлах, сборник лидера Rammstein Тиля Линдеманна, пакет из магазина Body Shop, свечу из IKEA. Жилье Никиты Семенова на проспекте Гагарина обогатило ФСБ на охотничьи патроны.

Заинтересованность радикальными исламистами обвиняемые вряд ли будут отрицать. По данным разведки США, с августа 2019 года они через мессенджеры Signal и Telegram контактировали с представителями «Исламского государства», под видео приносили клятву верности ныне ликвидированному лидеру Абу Бакр Аль-Багдади, отправляли фотоснимки торгово-развлекательного комплекса «Галерея» в центре Петербурга и Казанского кафедрального собора на главной улице города — Невском проспекте.

По всей видимости, именно переписка с кураторами ИГИЛ, включая видео и фото, стала известна спецслужбам США, и они поделились сведениями с ФСБ. Скорее всего, информация была передана в конце года.

По данным M.News, активную слежку за Чернышевым и Семеновым контрразведка начала 27-28 декабря, получив разрешение на прослушку их телефонов. Очевидно, до сигнала США представители ФСБ не подозревали о существовании молодых людей. Важность американских сведений подчеркивает инициированный Владимиром Путиным  благодарственный звонок Дональду Трампу.

Взрывчатку или ее компоненты в квартирах Чернышева и Семенова не нашли. Если они задумывали теракт, то наверняка экспресс-методом. По официальной информации, в своих переговорах с кураторами ИГИЛ петербуржцы за пять месяцев — с августа — продвинулись до отправки снимков «Галереи» и Казанского собора «для окончательного согласования места и способа совершения преступления». Вся подготовка и реализация должна была у них занять несколько дней, уверяет ФСБ.

Впрочем, заявления спецслужбы расходятся с юридическими шагами. Приготовление к теракту Чернышеву и Семенову так и не вменили, и вряд ли обвинение будет предъявлено. Реальность их подготовки к новогодним праздникам тоже сомнительна.

Расстрел ФСБ — не теракт

За десять дней до возбуждения уголовного дела в Петербурге Федеральная служба безопасности России столкнулась с другой реальностью, к которой оказалась не готова.

Вечером 19 декабря Владимир Путин после большой пресс-конференции поехал в Кремль на торжественный вечер, посвященный Дню работника органов безопасности. В те минуты, когда президент сообщал о предотвращении с начала года 54 преступлений террористической направленности, в том числе 33 терактов, к зданию ФСБ на Лубянской площади подходил вооруженный карабином житель Подмосковья Евгений Манюров. Он вошел в приемную, открыл огонь и еще несколько минут отстреливался на улице. Погибли два сотрудника спецслужбы и сам Манюров, еще пять человек получили ранения.

Владимир Путин в окружении директора ФСБ Александра Бортников и директора Службы внешней разведки Сергея Нарышкина продолжал смотреть концерт.

Президент Путин смотрит концерт в честь ФСБ. Фото: пресс-служба Кремя.

После ликвидации Манюрова по лентам информагентств прокатилась молния о возбуждении дела по статье «Террористический акт». Чуть позже квалификацию подкорректировали. Возможно, совершенное в этот день, информационно окрашенный Путиным, нападение признавать акцией устрашения было не очень выгодно властям, хотя по содержанию она такой и казалась. В двух шагах от здания ФСБ стоит магазин «Детский мир», в котором находились тысячи человек и отсутствовала вооруженная охрана. Но Манюров сделал другой выбор.

Дело о «нетеракте» принял Следственный комитет и остановился на статье 317 УК «Посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов». Манюрова если и будут судить, то посмертно, но, скорее всего, родственники согласятся на прекращение дела по нереабилитирующему основанию.

Манюров работал частным охранником, увлекался практической стрельбой и ненавидел ФСБ. Его нападение могло быть отягощено бытовыми проблемами — к 39 годам не имел семьи, жил с матерью, был закредитован. Но и его контакты «с арабами», о которых вспоминали близкие, нельзя игнорировать.

В октябре 2018 года несовершеннолетний леворадикал Михаил Жлобицкий подорвал себя в здании УФСБ Архангельской области. Он погиб, три сотрудника получили ранения. Следствию ничто не помешало возбудить уголовное дело по статье 205 «Террористический акт». В предсмертном сообщении Жлобицкий рассказал о мести ФСБ за фабрикацию дел и пытки задержанных.

Взрыв дома — не теракт

Утром 31 декабря 2018 года в Магнитогорске Челябинской области произошел взрыв в жилом доме. Эпицентр находился в квартире над аркой, которая опиралась на несущие конструкции. Подъезд дома обрушился, погибли 39 человек. В Магнитогорск прилетели Владимир Путин и председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин.

Пока город говорил о теракте, следствие возбудило уголовное дело по статье 109 УК «Причинение смерти по неосторожности» и заявило о взрыве бытового газа. Расследование длится более года, его результаты неизвестны. Газовая служба Магнитогорска сообщала, что дефектов на вверенных ей объектах не наблюдалось.

В ночь на 2 января недалеко от разрушенного дома загорелся и взорвался микроавтобус «Газель». Находившиеся в нем Алишер Каимов, Махмуд Джумаев и Альмир Абитов погибли. Издание Baza в своем фильме утверждает, что судебно-медицинская экспертиза зафиксировала на трупах пулевые ранения, и предполагает, что мужчины могли быть ликвидированы при спецоперации ФСБ. Официально причиной взрыва микроавтобуса тоже названа нештатная детонация газа в баллонах.

«Исламское государство» взяло ответственность за взрыв жилого дома, но доказательств этому традиционно не представило.

Бомбы или яды

Скептическое отношение к магнитогорской версии следствия появилось не на ровном месте. Федеральная служба безопасности периодически публикует информацию, в достоверности которой есть основания сомневаться.

В конце июля 2019 года спецслужба растиражировала релиз о «пресечении террористического акта на одном из объектов инфраструктуры республики Татарстан».

«На месте планируемого преступления задержаны осуществлявшие его подготовку два гражданина Российской Федерации, являющиеся сторонниками запрещенной в России международной террористической организации «Исламское государство», причастные к вербовке местных жителей в состав террористических структур и пропаганде терроризма. У задержанных изъяты взрывчатые вещества и компоненты самодельных взрывных устройств», — заявляла ФСБ.

Задержанными оказались таксисты Руслан Шамшутдинов и Ильшат Зайнагутдинов. Их поймали в лесополосе на окраине Нижнекамска. Судя по видео, объектом инфраструктуры была железная дорога.

Реакция Шамшутдинова и Зайнагутдинова на задержание сама по себе выглядела странной. Им, неспешно идущим с руками в карманах, бегущие с криком «Стоять!» сотрудники ФСБ легко могли показаться участниками страйкбола или подобной игры-«стрелялки». Во всяком случае, мужчины не были похожи на подрывников, у которых в машине лежит полуготовая взрывчатка.

В Вахитовский суд Казани Шамшутдинова и Зайнагутдинова доставили на следующий день, 1 августа. Из постановления следователя ФСБ, желавшего отправить их под арест, исчезло упоминание о нападении на объект инфраструктуры, его заменили планы по «приисканию ядов для отравления столовых системы ФСБ и МВД и захвату заложников». Уголовное дело о приготовлении к теракту, как и в случае с петербургскими «игиловцами», не возбуждалось.

Шамшутдинова и Зайнагутдинова обвиняют в вербовке. Они не отрицают, что в прошлом интересовались идеями ИГИЛ, но целиком не признают подготовку к насильственным преступлениям. Утверждают, что взрывчатку и компоненты им подбросили, отведя от места задержания на сотню метров.

Пустили ИГИЛ в Петербург

В апреле 2017 года Акбаржон Джалилов привел в действие самодельное устройство в петербургском метро. Взрыв унес жизни 16 человек, еще около ста пассажиров получили ранения. Подготовка теракта обошлась в 150 тысяч рублей и длилась около месяца. Джалилов собрал бомбу по инструкции.

В течение нескольких дней сотрудники ФСБ задержали одиннадцать подозреваемых. Почти все мероприятия порождали волну слухов и сомнений, развеять которые спецслужба не захотела или не смогла.

Самым спорным считается задержание Акрама Азимова. 19 апреля его родственники заявили журналистам, что мужчину фактически похитили из больницы в Киргизии сотрудники Госкомитета национальной безопасности и увезли в неизвестном направлении. В тот же день ФСБ рассказала о задержании Акрама в Москве и опубликовала видеозапись.

Родственники Азимова назвали задержание постановкой. Обвиняемый во время процесса в Московском окружном военном суде (выездные заседания проходили в Петербурге) детально рассказывал о событиях в Киргизии, перевозке в Россию, наставлениях оперативников ФСБ, каким образом нужно себя вести во время задержания, и подброшенной гранате.

Аналогичные показания — о постановочном задержании и сфабрикованных уликах — давали почти все фигуранты дела о подрыве метро. Их приговорили в декабре 2019 года к лишению свободы от 19 лет до пожизненного. Из этих одиннадцати человек смертника сносно знали двое — Акрам Азимов и его брат Аброр.

Пока американцы не помогли

«Терроризм — коварный и опасный враг, и борьба с ним должна продолжаться системно и решительно… проводиться, как уже не раз говорил, с акцентом на профилактику терроризма, на превентивные наступательные операции», — напутствовал Владимир Путин сотрудников ФСБ в конце 2019 года.

В декабре 2017-го президент России впервые благодарил Дональда Трампа за помощь в предотвращении теракта. Он имел в виду информацию, переданную ЦРУ российским коллегам, — о кучке молодежи, зараженной игиловскими идеями.

Американская разведка имела в виду 18-летнего выпускника петербургской школы Евгения Ефимова. В начале 2017 года он увлекся исламом, стал посещать молельные комнаты, общаться с единомышленниками. Компанию ему составляли выходец из Казахстана Антон Кобец, уроженец Дагестана Шамиль Омаргаджиев, уроженец Ингушетии Алисхан Эсмурзиев, гражданин Таджикистана Фируз Калавуров.

Российские спецслужбы легко могли обойтись без сведений ЦРУ. Почти сразу после обращения Ефимова в ислам его мать пришла в ФСБ и фактически выдала сына. Она рассказывала о странных группах, на которые подписался Евгений, о резкой смене поведения и новом круге знакомств.

Ефимова вызвали на беседу и отпустили на все четыре стороны. На профилактический учет не ставили.  Осенью того же года мать снова обратилась за помощью к «компетентным органам», и снова Ефимова пожурили. К этому времени в голове его и четырех друзей созрел план.

Ефимов предпочитал осуществить самоподрыв в Казанском соборе. Его убеждали взорвать здание Главного штаба на Дворцовой площади и расстрелять военнослужащих.

Курировл Ефимова вербовщик Исламского государства Мансур. Предполагается, что именно их переписку и перехватила ЦРУ, а потом передала информацию в Россию. Время шло, выйти на подрывника ФСБ не могла. Вмешался случай.

Вчерашний школьник в одиночку собирал бомбу с 5 декабря 2017 года в арендованном гараже. Через четыре дня владелец гаража, проходя мимо, почувствовал острый химический запах и открыл дверь запасным ключом. В гараже россыпью лежал белый порошок, в банке из-под кофе хранились гвозди, электродетонатором должна была служить новогодняя гирлянда. Владелец вызвал спецслужбу.

За подготовку теракта Ефимов получил пять лет колонии. К сотрудничеству со следствием его склонил адвокат.

Доказать причастность остальных к планированию взрыва ФСБ не могла, обвинительные приговоры можно назвать натянутыми. Омаргаджиев получил 2,5 года общего режима за хранение автомата и несообщение о готовящемся теракте. Эсмурзиев приговорен к двум годам колонии-поселения. Оба заявили о применении к ним пыток, отчет Общественной наблюдательной комиссии Петербурга опубликовала «Команда 29».

Антон Кобец отправлен на принудительное лечение. Фируз Калавуров вину не признал, от показаний отказался. Утверждал, что взрывчатку ему подбросили. Согласно заключению эксперта, на смывах с электродетонатора и шашек прессованного вещества обнаружены клетки эпителия, происхождение которых от Калавурова исключено. Экспертизой установлено, что генетический профиль волоса, изъятого с фрагмента полимерного пакета, свойственен лицу женского пола. Свидетелями обвинения выступили сотрудники УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Калавуров получил 3,5 года колонии.

В 2020 году содержание ФСБ обойдется налогоплательщикам в 70 миллиардов рублей. Это только открытая цифра бюджета, основная часть расходных статей засекречена.

Евгений Сахаров для M.News.world

Добавить комментарий

Поиск авиабилетов