Почему Индия отстреливает себе ногу в Кашмире?

Азия

28 августа 2019, 14:02

4BE72C29-21E9-40BF-A44E-D4A01F2E3283_cx0_cy2_cw0_w1200_r1_s

С каждой неделей репрессии в Индии в отношении Кашмира усиливаются. Правительство премьер-министра Нарендры Моди, не удовлетворяясь сокращением телефонных линий и Интернета, задержанием высших политических лидеров и введением комендантского часа, который продолжается уже три недели, заключило в тюрьму тысячи кашмирцев, включая бизнесменов и студентов, а также правозащитников.

Подавление этнического и религиозного меньшинства, как ни странно, встретило массовое одобрение в самой Индии. Можно вспомнить Сербию Слободана Милошевича и столь же странный всплеск мстительного национализма.

Как пишет The Economist, «индийская пресса и телеканалы подпрыгивают и радуются». Многие индийские журналисты присоединились к троллям в социальных сетях, нападая на западные СМИ, такие как BBC и New York Times, за то, что они освещали гнев и недовольство кашмирцев.

Почти единодушная поддержка индийских СМИ, похоже, ободрила правительство Моди. В минувшие выходные оно помешало делегации лидеров оппозиции, в том числе Рахулу Ганди, посетить Кашмир.

Такая безнаказанность показывает, полный успех Моди. Он и его последователи получают дополнительную поддержку от того факта, что большинство иностранных правительств слишком отвлечены внутренними проблемами, чтобы обращать внимание на события в Кашмире, и что жесткая кампания Пакистана по изоляции Индии дипломатическим путем провалилась.

Тем не менее, по мере того, как положение кашмирцев ухудшается, доброжелатели Моди должны спросить: разве, накапливая беспрепятственную власть для себя и своих коллег-индуистских националистов, он не нанес непоправимый ущерб по своим же заявлениям об Индии как о рациональной и стабильной демократии?

Освещение Кашмира в международных СМИ было однозначно критическим по отношению к индийскому правительству, отчасти спровоцированным его явно ложными утверждениями, отраженными индийскими СМИ, — о том, что в Кашмире все «нормально». На первых полосах фотографий вооруженных до зубов солдат на пустых улицах Кашмира ясно видно, что регион фактически находится под военной оккупацией.

Версия Моди — о том, что он продвигает экономическое развитие в Кашмире — либо не особо видна, либо выглядит скорее обманчивой, поскольку писатели, ученые и журналисты (часто из кашмирской диаспоры) тоже рассказывают миру о своей истории и судьбе.

Может быть, легко издеваться над этими критиками как неактуальными и бессильными. Но они появляются в критический момент, когда даже многие жесткие наблюдатели индийской политики и экономики задаются вопросом, что за лидер Моди.

За пределами Индии ни экономические данные премьер-министра, ни его хвастовство об уничтожении террористических лагерей глубоко внутри Пакистана не были оспорены. На самом деле, толпы повешенных мусульман под его руководством вновь обратили внимание на происхождение индуистской националистической организации Моди, которую сравнивают с европейскими фашистскими движениями 1920-х годов.

В новостях и аналитических материалах премьер-министр Индии нередко сравнивается с такими политиками-демагогами, как Дональд Трамп, Владимир Путин, Жаир Больсонаро и Родриго Дутерте. Даже Пакистан, давно признанный на международной арене страной-изгоем, почувствовал себя вправе назвать правительство Моди «расистским» и «фашистским».

Самому Моди был нанесен новый удар по репутации, которую он старательно отмывал после подозрений в соучастии в антимусульманском погроме 2002 года. Придя к власти в 2014 году, он сумел убедить многих на Западе, что он сосредоточен на том, чтобы заставить экономику Индии расти и создавать рабочие места, а не разжигать индуистский национализм. Имидж Моди как экономического модернизатора сильно пострадал от его решения вывести большинство банкнот из обращения в 2016 году. После Кашмира поддерживать его стало еще сложнее.

На фоне мрачных новостей об экономике зарубежные инвесторы выводили средства из Индии – еще до того, как Моди начал свои репрессивные действия в Кашмире. Фанатизм, демонстрирующийся в публичной сфере, может привести к тому, что многие из них зададутся вопросом, следует ли им по-прежнему принимать на веру социальную сплоченность страны и политическую и экономическую рациональность ее лидеров.

На Западе Индия давно потеряла престиж, которым она пользовалась благодаря ассоциациям с такими всемирно-историческими личностями, как Махатма Ганди, и своим моральным лидерством в незападном мире в течение десятилетий после обретения независимости в 1947 году. Стереотип об Индии — что это выдающаяся многокультурная демократия и экономическая мощь — теперь также подлежит обсуждению. Подобное расточительство мягкой силы (soft power)не может не иметь глубоких последствий для возвышающихся глобальных сил, которые очень далеки от симпатий жесткой силы (hard power) Китая.

Во многих отношениях репрессии против кашмирцев являются более вопиющим актом, чем демонетизация. Чем дольше это будет продолжаться, тем больше будет подозрений, что, не справившись с поставленными перед ним основными задачами, дудочник слепнет, рискуя завести свою страну в тупик.

Bloomberg

Добавить комментарий

Авиабилеты