Почему гражданин США сидит в московской тюрьме?

Аналитика

14 ноября 2019, 17:19

M.News

28 декабря 2018 года Пол Уилан приехал из родного штата Мичиган в Москву на свадьбу своего друга, где и был арестован российскими сотрудниками разведки по обвинению в шпионаже. С тех пор 49-летний шеф службы безопасности производственной компании находится в московской тюрьме. По словам его семьи, его здоровье ухудшается, у него нет доступа к англоговорящему юрисконсульту, а визиты сотрудников американского посольства ограничены. Его 57-летняя сестра Элизабет, которая до ареста Пола проводила свои дни, рисуя пейзажи, оказалась втянута в миазмы отношений США и России.

В прошлую пятницу она оказалась в кабинете Дэвида Урбана, официального представителя кампании Трампа — лоббиста корпоративных компаний, который регулярно общается с президентом и считает своего одноклассника по Уэст-Пойнту Майка Помпео близким другом.То, что Урбан, который руководил успешной кампанией в Пенсильвании в 2016 году, взял на себя эту задачу, было само по себе победой. В течение нескольких месяцев Элизабет сама ходила туда-сюда, чтобы протащить дело своего брата в Белый дом и Конгресс, а также Государственный департамент — ко всем, кто согласен ее выслушать. Она несколько раз проникла на Капитолийский холм, где в прошлом месяце Палата представителей все-таки приняла резолюцию, призывающую Россию представить «заслуживающие доверия доказательства» против Пола, или освободить его из тюрьмы. Но в целом, высокопоставленные чиновники были неуверенны в этой теме. «Я бы сказала, что у нас проблема с Россией, в том смысле, что многие люди не хотят заниматься какой-либо темой, в которой вообще есть слово «Россия», — говорит Элизабет после встречи с Урбаном. 

По общему признанию, для американского гражданина никогда не будет «хорошего времени», чтобы быть задержанным в России. Но, учитывая сложные, непредсказуемые отношения администрации Трампа с Кремлем, Элизабет представляла себе худшее. Ранее этим летом Пол использовал краткую встречу с представителями суда в Москве, чтобы попросить помощи у президента Дональда Трампа в этом деле. Но президент молчал. Белый дом не ответил на запросы о комментировании этой истории.

Для Урбана, который познакомился с семьей Уиланов через общих знакомых, решение помочь Элизабет и сделать это бесплатно, стало решенным делом. «Это гуманитарная проблема — задержан американский гражданин», — сказал Урбан. «Это полностью отделено от политики». Но, конечно, это не так. Политика — вот почему Элизабет встречалась с Урбаном в ту пятницу. И она, и Урбан знали — чтобы освободить Пола, нужно было обратиться к Дональду Трампу.

«Итак», сказал Урбан, кивая ей. «Давайте начнем с самого начала». — Пол Уилан прибыл в Москву 22 декабря 2018 года. Его друг американец — бывший морской пехотинец — женился там на русской женщине и пригласил Пола. Любовь Павла к России была хорошо известна: за годы работы в сфере информационных технологий и безопасности для международных консультантов и производителей он неоднократно ездил в эту страну. Согласно «Нью-Йорк Таймс», он также был активен в «ВКонтакте» — российской версии Facebook. На сайте он завел дружеские отношения с десятками россиян, многие из которых были офицерами в отставке, и рассказал им о своем интересе к русскому языку и культуре

Когда Пол не появился на свадьбе, его друг сразу же забеспокоился, и предупредил американское посольство об его исчезновении. В течение трех дней, сказала Элизабет, ее семья пребывала в неведении. «Мы не знали, был ли он мертв, или схвачен гангстерами, и что вообще происходило». Они искали ответы в Интернете, используя гугл-фразы вроде «мертвый американец в России».

Накануне Нового года они обнаружили новостную статью, в которой содержалось заявление ФСБ, подтверждающее, что власти арестовали Уилана по подозрению в шпионаже. Российское информационное агентство со ссылкой на анонимный источник в разведке заявило, что Уилан был задержан в гостинице «Метрополь» — месте свадьбы своего друга — через пять минут после того, как гражданин России вручил ему USB-накопитель с секретной информацией. Он был доставлен в одиночную камеру в Лефортово, печально известной московской тюрьме советских времен, которую КГБ использовал для политических заключенных.

Дэн Хоффман бывший сотрудник ЦРУ, который руководил деятельностью агентства в Москве, сказал мне, что у «Уилана нулевые шансы». «Нет никаких доказательств того, что он вообще что-то делал не так, — сказал он. «Он не единственный, кого арестовали по ложным обвинениям — конечно, россияне все время так поступают со своими гражданами».

Узнав об аресте Пола, его семья просто «с облегчением узнала, что он не умер», — сказала Элизабет. «Но потом мы столкнулись с неопределенной задачей« что нам делать? », Потому что никто ничего не делает, чтобы помочь нам».

И это озадачило Элизабет по очевидной причине: американский гражданин удерживался иностранным правительством, враждебным США, по обвинениям, по которым это правительство отказалось предоставить доказательства. И где же было возмущение ее страны?

Элизабет вскоре обнаружит, что препятствия для освобождения ее брата были двоякими. № 1: Пол Уилан не был идеальной жертвой. «Его случай — один из тех, которые не выглядят как супер четкие», — говорит высокопоставленный чиновник конгресса и эксперт по российской политике, который попросил об анонимности, чтобы быть откровенным. «Он не тот бойскаут из миссии доброй воли в Россию, которого похищают».

Пол поступил на службу в Корпус морской пехоты в 1994 году и был сержантом в войне 2003 года в Ираке. Но в январе 2008 года он был осужден военным трибуналом по обвинению в «краже», согласно служебным записям. Его обвинили в попытке украсть $10 000 у правительства во время службы в Ираке и использовании фальшивых учетных данных в правительственной компьютерной системе для оценки курсов повышения квалификации. В конечном итоге он получил увольнение за плохое поведение.

№ 2: вопрос о том, действительно ли этот человек был шпионом. Во время ареста Пол был главой международной службы безопасности международного производителя автомобильных запчастей. Он является гражданином четырех разных стран — США, Великобритании, Ирландии и Канады — и хранит обновленные паспорта каждой из них. Неважно, что сразу после ареста Пола нынешние и бывшие офицеры ЦРУ отвергли предположения, что он работает на них, заявив журналистам, что трибунал над Полом, скорее всего, запретил бы ему присоединиться к агентству, и что США вряд ли отправит агента за границу без дипломатического прикрытия. Также не имело значения и то, что семья Уиланов категорически отвергла обвинение или что всего через несколько дней после ареста Пола назначенный ФСБ адвокат, сказал репортеру, что россияне давно следят за действиями Пола, и видит в нем потенциальный объект торга и обмена для русских, которые в настоящее время находятся в тюрьме в США

Но те немногие законодатели, которые будут принимать звонки Элизабет, будут давить на нее «смешными вопросами» о происхождении Пола. «Это очень трудно для кого-то вроде меня, вы знаете, я старшая сестра — мой младший брат в этой ситуации. Как человек вообще начинает? Обычный человек внезапно оказывается в тупике, когда его брата сажают в русскую тюрьму», — говорит Элизабет. «Когда я приезжаю в округ Колумбия, я стараюсь сохранять позитивный психологический настрой, я стараюсь быть оптимистичной о том, что я делаю. Я говорю себе, что это дело, ради которого я здесь, надо выполнить. Но иногда это ошеломляет меня».

Любой прогресса в освобождении Пола — это результат радиоактивной динамики между Америкой Трампа и Россией Владимира Путина — препятствие, которое не может преодолеть даже похищенный бойскаут. Многие бывшие сотрудники разведки предполагают, что задержание Пола было ответом на арест в США 30-летней россиянки Марии Бутиной, которая в ноябре 2018 года признала себя виновной в сговоре с целью действовать в качестве незарегистрированного иностранного агента. Но Бутина была освобождена в прошлом месяце. Тем временем российский судья продлил срок предварительного заключения Павла еще на два месяца.

«Весь этот цирк с Россией с самого начала этой администрации, в том числе и с Украиной, абсолютно бесполезен», — говорит высокопоставленный представитель Конгресса. «Намного сложнее проводить серьезную политику и добиваться серьезных результатов в такой стране, как Россия. Это заставляет чиновников и других людей говорить: «У меня достаточно проблем. Я не хочу, чтобы мне рассказывали об этом — о чем бы то ни было».

Поэтому, когда в начале 2019 года Джон Хантсман, посол США в России во время ареста Пола, был готов взять на себя руководство этим делом, чиновники Белого дома и другие сотрудники Госдепартамента были очень рады скинуть с себя такую ответственность. Судя по большинству из тех, с кем я говорил по этой истории, Хантсмен был глубоко вовлечен в освобождение Пола, трижды навестив его в Лефортово. По словам высокопоставленного чиновника конгресса, участие Хантсмен «обеспечило определенный уровень комфорта для нерешительных политиков», таких как делегация Конгресса Мичигана, которые стали активными сторонниками резолюции Палаты представителей, осуждающей задержание Пола. Источник сообщил, что Хантсмен преуспел в «проявлении высокого уровня озабоченности по поводу Уилана российскому правительству без разжигания напряженности в общественной сфере».

Тем не менее, даже некоторые из тех, кто признает вклад Хантсмана, утверждают, что его защита была неудачной. По их словам, самое важное, это то, что США еще не объявили Пола незаконно задержанным. Эта заявление позволило бы правительству направить его дело так называемой ячейке по заложникам ФБР, которая объединяет ресурсы между агентствами и обеспечивает освобождение американцев, похищенных или взятых в заложники за границей. Неясно, пытался ли Хантсман сделать такое заявление. Но, как сказал мне видный кремлевский критик Билл Браудер: «Цель Государственного департамента — не обострять кризисы, не вступать в конфронтацию и не доводить дело до конца… когда на самом деле лучший способ справиться с этой ситуациями — это кричать «кровавое убийство», пока его не выпустят.

«Это не секретные переговоры о заложниках — он находится в тюрьме 10 месяцев», — добавил Браудер — разработчик «Акта Магнитского», который наложил санкции на многих высокопоставленных российских чиновников. Сам Браудер был объектом сфабрикованных обвинений России и был сам ненадолго задержан в прошлом году.

У США больше нет посла в России: Хантсман подал в отставку со своего поста в начале августа. И Трамп, назначая заместителя госсекретаря Джона Салливана вместо Хантсмана, добавил еще один слой усложнения к делу Пола. Салливан является центральной фигурой в продолжающемся расследовании импичмента Палаты представителей, учитывая его близость к Помпео и другим лицам, участвующим в предполагаемом деле Трампа по Украине.

Другими словами, помимо сотрудников посольства более низкого уровня, правительство США в настоящее время никак не присутствует в Москве. Если у чиновников прежде и был какой-то стимул вовлекать себя в болото «США-Россия» — под прикрытием Хантсмана, возможно, — то, конечно, сейчас они этого делать не будут. Это означает, что, по мнению Браудера, освобождение Пола теперь зависит только от одного человека: «это просто вопрос того, когда Трамп сделает звонок».

Предполагается, что Дэвид Урбан может стать тем парнем, который поможет это осуществить. В этом должен помочь его статус адвоката — благодаря его отношениям с верхушкой, и незаменимость в усилиях Трампа по переизбранию. Сможет ли Урбан, по крайней мере, сделать это в ближайшее время, — это уже другой вопрос. — Он одноклассник Помпео, а также исполняющего обязанности министра обороны Марка Эспера и советника Госдепартамента Ульриха Брехбюля.

Первая цель Урбана — объявить Пола незаконно задержанным. В течение последних двух недель он проводил встречи с этой целью с должностными лицами в Государственном департаменте, Министерстве обороны и Совете национальной безопасности… На вопрос о комментариях к этому разговору и по делу Пола в более широком смысле представитель Госдепартамента сказал в заявлении:«Мы будем продолжать информировать российское правительство о том, какое большое значение мы придаем справедливому и равноправному обращению с нашими гражданами за рубежом, в том числе с Полом Уиланом… Мы неоднократно выражали обеспокоенность по поводу отсутствия доказательств, представленных в деле Уилана».

Урбан заявил, что его первый раунд «встреч на высоком уровне» в Государственном департаменте «дал хороший сигнал о том, что это приоритет», и чиновники теперь «помогают мне наметить курс». Что касается того, почему декларация о незаконном задержании не была обработана под руководством Хантсмана, Урбан сказал: «Я не знаю… Может быть, это было частью его стратегии. Я просто не знаю причины этого». 

Нынешний вакуум лидерства США в Москве привел к тому, что внимание к Полу «немного упало». А представитель Госдепартамента прямо не ответил на вопрос о том, намеревается ли Помпео объявить Пола незаконно задержанным в ближайшем будущем. 

«Я думаю, все зависит от времени», — сказал он. «Я хочу поговорить об этом с президентом; но просто — я хочу убедиться, что все правильно настроено».

Но другие считают, что время деликатности давно прошло. Трамп мог легко сделать звонок прямо сейчас. Будет ли звонка от Трампа достаточно, чтобы вернуть Пола домой, не так точно, но это единственно возможный вариант. «На данный момент, я думаю, нужно, чтобы семья Уиланов пошла на Fox News и рассказала свою историю, чтобы он сам мог ее услышать. Потому что нормальные каналы… не сработают», — говорит один из политиков.

По крайней мере, бывший посол США в России Майкл Макфол сказал мне: «Я поражен тем, что Трамп никогда не упоминал о неправомерном задержании Пола Уилана».

The Atlantic

Добавить комментарий

Поиск авиабилетов