Отсудили. Минобороны РФ не хотело платить пострадавшим срочникам. Теперь заплатит в полтора раза больше

Народные корреспонденты

28 декабря 2019, 16:54

По вине командиров трое солдат были покалечены на учениях и стали инвалидами. Ещё один юноша погиб. Военное начальство сопротивлялось два года, не желая платить компенсацию за увечья. Недавно всё решил суд.

Трагедия произошла во время подготовки к учениям «Запад-2017». Маневры должны были проходить на 33-м полигоне Западного военного округа (ЗВО) под Лугой в Ленинградской области. Местом тренировки назначили полигон «Ванькин бугор». Несколько солдат, среди которых были срочники Андрей Виттих, Дмитрий Пахмутов, Арсен Османов и Вадим Габидуллин, должны были имитировать артобстрел, то есть в нужный момент подорвать заранее заложенные на позициях снаряды. По условиям учений их местоположение полагалось отметить красными флажками, чтобы танкисты, открыв реальный, а не имитационный, огонь, знали, в какой сектор бить нельзя. Но флажков на месте не оказалось. Танки открыли стрельбу боевыми прямо по команде имитаторов. Виттих погиб на месте, остальные получили серьезные ранения.

Было возбуждено уголовное дело, и в феврале этого года Новгородский суд признал виновными в случившемся подполковника Дениса Горелышева, начальника инженерных войск 6-й армии, и Виктора Кривошеина, начальника 33-го общевойскового артиллерийского полигона. Оба были приговорены к условным срокам без лишения воинских званий и без запрета на профессию. То есть офицеры просто продолжили службу в армии.

Суд отдельно отметил в приговоре, что юноши получили не только увечья, но и серьёзные моральные травмы. Больше всех пострадал Пахмутов. Он получил перелом позвоночника, его левую руку врачи спасти не смогли, пришлось ампутировать.

Дмитрий Пахмутов. Фото из семейного архива

— Из-за сильного повреждения брюшной полости были проблемы с туалетом, — рассказал Мnews Пахмутов. — Я жил с катетером, принимал таблетки, которые не помогали. Пока ждал приёма уролога, постоянно терял сознание. Один раз во время обморока повредил два шва на руке, открылось кровотечение.

Дмитрия прооперировали повторно. И все время, пока он был в больнице, не мог даже повернуться

— В теле стояли пять медицинских трубок, — продолжает Дмитрий. — Я спал по 2-3 часа в сутки и то только с лекарствами. Потом заново учился ходить, хотя три трубки в теле ещё оставались, а из-за перелома позвонка не мог держаться на ногах больше двух минут.

В операционных и на больничных койках он провел три месяца. Дальше лечение, а потом и протезирование, можно было пройти в госпитале имени Вишневского. Пахмутов явился туда со всеми подтверждающими документами — и услышал: «Ты не военный, денег на протез нет». Ему предложили встать в очередь и подождать, пока будут деньги. Комитет солдатских матерей добился его перевода в госпиталь Бурденко, там ему сделали еще одну операцию. В апреле 2018-го перевели в урологию. Снова оперировали. Он спрашивал врачей, как все прошло, как идёт восстановление. Ему отвечали: всё хорошо. Но проблемы с туалетом, особенно тяжёлые для молодого парня, никуда не девались. Пришлось обратиться в платную клинику — только там после восьмичасовой операции был достигнут эффект, которого полгода не могли добиться медики, подчинённые Минобороны.

Вадим Габидуллин пришёл в армию не просто на срочную службу. Он мечтал стать офицером. После тех учений мечтает хотя бы помогать родителям в домашних делах. Он пережил 11 операций, но сустав и плечевая кость так и остались деформированы, лопатка срослась неправильно.

Вадим Габидуллин. Фото из семейного архива

— Правая рука у меня теперь вверх не поднимается, — говорит Вадим. — Сказали, что ее не восстановить: там все мышцы взрывом порваны.

Почистить снег, вынести мусор — даже такие мелочи даются ему с трудом, малейшая нагрузка вызывает головокружения и боли. Он постоянно боится упасть, понимая, что тогда все усилия врачей сведутся к нулю, а невыносимые боли вернутся.

Арсен Османов получил ранение в грудь, осколочные переломы ребер и повреждение легкого. До сих пор ему трудно дышать.

Арсен Османов. Фото из семейного архива

— Совсем мальчишки, они находились на службе, выполняли инструкции и положения Минобороны, когда были ранены, — говорит адвокат, представитель организации «Зона права» Дмитрий Герасимов. — На реабилитацию нужны деньги. Министерство обязано отвечать за своих офицеров и их действия.

Молодые люди обратились в суд. В общей сложности они просили у Минобороны 6 миллионов рублей — компенсацию расходов на лечение. Лужский суд сократил сумму на треть: Дмитрию Пахмутову присудил 2,5 миллиона, Вадиму Габидуллину — один миллион, Арсену Османову — 500 тысяч.

— Министерство обороны РФ «кинуло» Пахмутова дважды, — говорил адвокат Герасимов после суда в Луге. — Сперва подставив под снаряды, а потом не предоставив ему реальной медицинской помощи.

Но ребята и этому были рады, они, судя по всему, и на это не очень надеялись.

Недовольно оказалось, как ни странно Министерство обороны. Юридическая служба Западного военного округа подала апелляцию в Ленинградский областной суд. Военные считали, что они вообще ничего не должны вчерашним срочникам. Вроде как сами пострадали — сами и лечитесь.

И тогда адвокат Герасимов решил, что так этого не спустит. Они с ребятами подали встречную апелляцию, требуя шесть миллионов рублей. И в декабре 2019 года Ленинградский областной суд принял сторону пострадавших молодых людей. Минобороны, не хотевшее платить 4 миллиона, теперь должно заплатить все шесть.

— Представитель военных заявила в суде, что юридическая служба ЗВО с решением не согласна и будет подавать кассацию в Верховный суд, — рассказал Герасимов. — Только вряд ли это повлияет на суммы выплат. Сейчас они просто пытаются потянуть время и подольше не выплачивать компенсации. В конце концов, им придется это сделать.

Но пока кассация не рассмотрена в Верховном Суде, потерпевшие не смогут получить то, что им положено по решению уже двух судов.

Борис Ливанов, специально для MNews

Добавить комментарий

Поиск авиабилетов