Обыкновенный садизм

Аналитика

29 декабря 2019, 14:00

528

Tolstoshein

В какой-то момент он становится государственным. Насилие превращается в способ управления

«Я иду на войну. Я вполне пригоден для пушечного мяса…»
«Похождения бравого солдата Швейка», Ярослав Гашек.

С разницей в два дня в Москве произошли два события, вроде бы друг с другом никак не связанные. Решением суда организатор тематических молодежных игр Игорь Толстошеин арестован на два месяца. Сотрудника Фонда борьбы с коррупцией Руслана Шаведдинова, исчезнувшего после обыска в Москве, отправили служить в армию на Новую Землю. Связь между арестом и насильственной отправкой в армию все-таки есть.

Военно-тактическая игра «Заря», организацией которой занимался Толстошеин, была направлена на «повышение престижа службы в Вооруженных силах РФ среди современной молодежи, воспитание в ней чувства патриотической ответственности за судьбу страны». Он так активно занимался «повышением престижа службы», что, в конце концов, был заподозрен в педофилии (следователи и судья, по всей видимости, не без основания решили, что он заочно и очно развращал девочек 9-12 лет).

Силовая операция по отправке в армию оппозиционера Шаведдинова тоже напрямую связана с престижем службы в российской армии. Или с отсутствием престижа.

Игорь Толстошеин. Фото: airsofthistory.ru

Частные и общие

Последние лет 20 российское государство приложило много усилий и еще больше денег, чтобы престиж армии вырос. Если смотреть, не отрываясь, телеканал «Звезда» и прочие пропагандистские каналы, то можно подумать, будто успехи достигнуты невероятные. Однако на деле все не так хорошо, даже если не обращать внимания на систематическое падение военных самолетов и бесконечные злоключения единственного российского авианесущего крейсера.

Информация о российской армии — это не только бодрые отчеты с полей сражения в Сирии и парады на Красной площади. При желании можно легко обнаружить и другие сведения, не добавляющие престижа российской армии.  «При общей стабилизации уровня преступности в войсках в текущем году наблюдается рост количества противоправных деяний, связанных с применением насилия в воинских коллективах, посягательств на военное имущество, бюджетные средства, — в ноябре 2019 года сообщил заместитель главного военного прокурора Сергей Скребец. — Воинские насильственные преступления зачастую обусловлены невыполнением младшими и старшими командирами базовых требований общевоинских уставов… Практика показывает, что поддержание управляемости подразделений на кулаках со стороны этой категории командиров еще не изжито, и в текущем году пострадало более 100 подчиненных».

Общая стабилизация уровня преступности в войсках… Как звучит! Вроде бы уровень неплохой, но «есть отдельные недостатки».

Семь лет назад глава фонда «Право матери» Вероника Марченко оценивала число небоевых потерь в 2-2,5 тысячи человек в год (30% из них — несчастные случаи). В эту статистику не могут ни при каких обстоятельствах войти потери всевозможных «ЧВК». Их как бы нет, хотя за последние годы о частных военных компаниях написано множество статей. Не такие уж они и частные.

ЧВК (так называемая ЧВК Вагнера и некоторые другие) прославились своим неформальным подходом в разных «горячих точках» — в Донбассе, Сирии, Африке. Большие потери, жестокость. Публицисты пишут, что повышенная жестокость бойцов ЧВК будто бы связана с тем, что бойцы неквалифицированны, свое неумение воевать они восполняют патологической жестокостью. В это можно было бы поверить, если бы не многочисленные случаи патологической жестокости, зафиксированные вдали от «горячих точек». Российские военные издеваются не только над врагами где-нибудь в Сирии, но и над своими однополчанами в тысячах километрах от фронта. Причем издеваются не только рядовые, но и офицеры.

В день в российской армии погибает до семи человек. Так утверждают в Комитете солдатских матерей. Но точных цифр потерь не может назвать никто. Официальной статистики нет. Есть лишь косвенные данные, разного рода утечки и анонимные источники. Или неофициальные цифры.

Сводной таблицы статистики погибших солдатах срочной службы в открытом доступе нет с 2006 года. А если вспомнить президентский указ 2015 года о засекречивании потерь, то в последние годы получать правдивую информацию стало еще сложнее.

Само по себе насилие в России носит массовый характер: домашнее, казарменное, какое угодно, вплоть до школьного и детсадовского. Разумеется, в армии гибнут не только от «казарменного насилия». Есть несчастные случаи, есть самоубийства «по личным причинам», гибель во время боевых действий. Но насилие над сослуживцами и над пленными — не исключение.

С одной стороны, это обыкновенный садизм. Самоутверждение за счет беззащитного. Но в какой-то момент садизм становится государственным. Насилие превращается в способ управления. Некоторые командиры в частных беседах настаивают, что «дедовщина в разумных пределах» — насущная необходимость. Иначе, дескать, армия будет воспитывать изнеженных непослушных солдат. Потом случается очередная история с массовым убийством доведенного до отчаяния солдата. Поднимается информационный шум — и скоро естественным образом затихает. СМИ и соцсети переключаются на что-то другое — не менее громкое, кровавое и массовое.

«Приравнять к колонии общего режима»

В «мирной жизни» насилие не менее востребовано. Право сильного приветствуется. Многими садизм не воспринимается как извращение.

Жестокость воспринимается как доблесть не только психически неуравновешенными бывшими военными, но и многими домохозяйками, научными сотрудниками, учителями. Что важного все эти люди могут сказать окружающему миру? Есть ли им что сказать?

Да, есть: «Я тебе сделаю очень, очень больно…», — эти слова произносит по-русски один из запечатленных на видео участников расправы  над неизвестным в Сирии. И дальше мы слышим: «Русский солдат — это сила!».

И все-таки огромное число российских граждан призывного и непризывного возраста воспринимают армию как наказание. Вот только за что это наказание? За то, что ты беден и не можешь откупиться от службы? То есть откупиться от выполнения долга гражданина РФ?

В 2015 году член комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Алексей Диденко (ЛДПР) объявил, что готовит проект закона о внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и в ФЗ «О воинской обязанности и военной службе». Поправки предусматривали введение «новой воспитательной меры для лиц, совершивших ненасильственные преступления небольшой и средней тяжести». Депутат Диденко нашел альтернативу: вместо лишения свободы за подобные преступления, совершенные мужчинами впервые в возрасте от 18 до 45 лет, он предлагал не сажать тюрьмы, а отправлять для «прохождения военной службы в Вооруженных силах России». Короче говоря, он официально предложил  приравнять российскую армию к колонии общего режима. Легализовать то, что уже фактически существует.

Разумеется, номер не прошел. Зачем легализовывать то, что и без того работает? Называть вещи своими именами, особенно в эпоху гибридных войн, совсем не обязательно.

Но как бы активно ни работала милитаристская пропаганда, все равно желающих отсрочить «выполнение долга и обязанности гражданина» меньше не становится. Вот здесь-то как раз и приходят на помощь такие люди как Игорь Толстошеин.

Свой игрок

Судя по «боевой» биографии, Толстошеин все время занимался одним и тем же: деморализацией. Разложением. Развращением. О его сексуальных похождениях знает только узкий круг, и эти похождения надо еще доказать в суде (если до него дойдет).

Зато сам Толстошеин не скрывал, каким он был профессиональным «патриотом». Наоборот, он этим гордился. Раздавал интервью. Выкладывал фото в соцсети. Ездил в Донбасс и в Сирию с «гуманитарной миссией» и позировал там с оружием — в обнимку с вооруженными людьми. Украинцы считают его вербовщиком. Но он вербовал не только взрослых.  Его основной деятельностью была долгосрочная вербовка молодежи. Он занимался формированием искаженного образа прошлого и настоящего. Он, как и все пропагандисты, создавал образ внешних и внутренних врагов. По сути, вербовал тех, кто в недалеком будущем может стать «пушечным мясом».

27 июля 2019 года на «Эхе Москвы» в передаче «Военный совет» руководитель Оргкомитета военно-тактических игр «Заря» Игорь Толстошеин сказал об участниках военно-тактических игр: «Здесь же все адреналиновые наркоманы». Что ж, подобные «военно-патриотические игры» и в правду могут приводить к повышению давления и появлению ощущения легкости. У некоторых подобная легкость возникает только в боевых условиях или когда они проявляют насилие.

На сайте оргкомитета АНО «Заря», которым руководит Толстошеин, сказано, что мероприятия, которые он организует, поддерживает министр обороны РФ Сергей Шойгу, и они согласованы с начальником Генерального штаба Вооруженных сил РФ Валерием Герасимовым.

Для военно-патриотических игр используются, в числе прочего, военные полигоны. В частности, полигон «Алабино» Западного военного округа (2-я гвардейская Таманская мотострелковая дивизия). Игорь Толстошеин гарантирует участникам «эффект присутствия на реальной войне». В этих играх задействована военная техника (танки, тягачи, артиллерия, БТР и БМП, военные грузовики, боевые вертолеты МИ-24, МИ-8, всего более 30 единиц).

В действительности, несмотря на то, что Толстошеин любил появляться в СМИ, о нем не так много известно. Он — президент АНО «Оргкомитет военно-патриотических игр». Основной профиль — «деятельность в области спорта прочая». Но впервые он громко заявил о себе не как деятель в области спорта, а как кандидат-спойлер на выборах 2007 года.

В Улан-Удэ выбирали мэра. Главным кандидатом был Александр Толстоухов. И вдруг в столице Бурятии появляется новый кандидат — прилетевший из Москвы директор по развитию управляющей компании «Арматор» некто Игорь Толстошеин. Человек с созвучной Толстоухову фамилией. Местные СМИ называли его «киллером кандидатов».

ИА «Байкал Медиа Консалтинг», ссылаясь на очевидцев, в октябре 2007 года рассказывало, как тогда вел себя спойлер из Москвы: «На церемонии вручения удостоверения кандидата под объективом видеокамеры он вел себя не совсем адекватно: улюлюкал, строил гримасы, в общем, складывалось впечатление, что он старательно делал свой образ максимально неприятным».

Но дело в том, что если бы Толстошеин не строил гримасы, то вряд ли его образ стал намного приятнее. Отталкивающим он был всегда. Зато владел искусством «патриотического» соблазна.

На тех бурятских выборах победил не Толстошеин, а Толстоухов (он погибнет при таинственных обстоятельствах семь лет спустя). А Толстошеин занял четвертое место, набрав около трёх процентов. Собственно, и последующая его деятельность — это тоже своего рода черные пиар-технологии. Он, как и многочисленные его коллеги — профессиональные «патриоты», формировал образ врага. Иногда ему хотелось увидеть каких-нибудь врагов поближе.

Создатели украинского сайта «Миротворец» считали, что Толстошеин был куратором ЧВК «Славянский корпус» (Slavonic Corps Limited) на территории Украины. Это частная военная кампания была зарегистрирована в Гонконге (самым известным участником «Славянского корпуса» был Дмитрий Уткин, он же — Вагнер, позднее возглавивший ЧВК Вагнера).

Одно из самых заметных появлений Толстошеина на российском телевидении случилось в праздничном выпуске «Своей игры» 24 февраля 2018 года. «Славянский воин» появился в праздничной программе НТВ в русском средневековом шлеме и с мечом на боку. Ту игру он проиграл, уступив экономисту, наряженному в мундир офицера лейб-гвардии гусарского полка эпохи войны 1812 года, и системному аналитику в форме революционного матроса. Но известности это Толстошеину все равно прибавило.

Профессиональные патриоты

В 2019 году в России разразилось сразу несколько сексуальных скандалов, связанных с профессиональными «патриотами» в камуфляже.

В Магадане Следственный комитет рассматривал два состава преступления: ст. 133 ч. 2 — понуждение лица к половому сношению с использованием материальной или иной зависимости потерпевшей и ст. 135 — развратные действия без применения насилия лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста. Герой скандала Павел П. работал в Молодежном центре и подписал контракт с отделом региональных программ «Юнармии». Его уволили, контракт расторгли. Но человек оказался заслуженный, и дело замяли.


Павел П. на параде 9 мая. Фото: Виктория Драчкова, kolyma.ru

Не исключено, что похожий исход ждет ещё одного героя — наставника юнармейцев. В Подмосковье в поселке Фряново за совращение 14-летней девочки задержали директора военно-спортивного клуба «13-я сборная бригада» Алексея Н. В Щёлковском муниципальном районе его знали как «начальника штаба Юнармии Щёлковского городского округа». Следствие утверждало: ветеран «боевого братства» впервые склонил девочку к интимной связи, когда летом 2018 года вывез ее «на своей машине за город. С тех пор он принуждал ее к близости на протяжении года». Когда об этом стало известно, в Юнармии Алексея Н. назвали самозванцем, а девочка вскоре поменяла показания, сообщив: «Алексей Викторович очень хороший, добрый, и он очень много нам помогал…».

Алексей Н. во время занятий. Фото: medialeaks.ru

Такие известия должны Игоря Толстошеина обнадежить. У профессиональных «патриотов» есть испытанная линия защиты: если их заподозрили в нарушении закона, то это происки врагов.

Но чем бы ни завершились истории с вывозом на Новую землю «для прохождения службы» оппозиционера Шаведдинова и арестом профессионального «патриота» Толстошеина, «повышении престижа службы в Вооруженных силах РФ среди современной молодежи» это точно способствовать не будет.

«Влезть-то сумеет каждый, но вылезть — в этом и заключается настоящее военное искусство», — говорил солдат Швейк. Швейк знал, о чем говорил.

Алексей Семёнов, специально для MNews

Добавить комментарий

Поиск авиабилетов