Новогодние воззвания и наказания. История России как орудие пропаганды

Аналитика

06 января 2020, 16:00

639

Молотов и Сталин на ёлке

Оценки событий и исторических личностей в России меняются, словно магнитные полюса, только значительно быстрее.

Новогодние советские газеты ровно 80 лет назад поздравляли советский народ с Новым 1940 годом, а заодно делились вестями с фронтов. Война, которую потом назовут Второй мировой, шла уже четыре месяца. Симпатии советской прессы были явно на стороне фашистской Германии. В первом январском номере 1940 года газета «Правда» предоставила слово Адольфу Гитлеру («Правда», №1 (8047)1940 года). Статья так и называлась: «Новогоднее воззвание Гитлера».

«Германский народ не желал этой войны, — утверждал Гитлер, — …но западные державы не отступали от своих планов уничтожения Германии. Эти господа заинтересованы в войне. Следовательно, они ее получат… Пусть 1940 год принесет решение… Мы имеем ясную цель в нынешней войне: Германия и вся Европа должны быть освобождены от постоянной угрозы насилия, которое исходит как от старой, так и от новой Англии…новая Европа не должна быть создана силами дряхлеющего мира…».

Похожие речи в то время произносили и советские лидеры. Францию, Великобританию и помогающие им США немецкие и советские пропагандисты называли агрессорами. Главная советская газета «Правда», предоставив слово рейхсканцлеру Германии, солидаризировалась с ним. Гитлер настаивал: «Конечной целью они (Великобритания и Франция, — прим. авт.) объявили не восстановление Польши, а устранение моей персоны, что означает искоренение национал-социализма».

Сталин и его окружение не испытывали к национал-социализму симпатии, но его быстрого искоренения в Германии не желали. Гитлер во главе воинственной Германии нужен был СССР как лидер, способный победить или хотя бы значительно ослабить «плутократические государства». Сталину тогда, судя по всему, казалось, что он находится почти в идеальном положении: взирает на войну со стороны и начинает пожинать плоды раздела Европы. Попутно СССР поставлял Германии стратегическое сырье и помогал германскому военно-морскому флоту. В 1940 году ледоколы «Ленин», «Сталин» и «Лазарь Каганович», по очереди передавая эстафету друг другу, провели немецкий вспомогательный крейсер «Комет» через Ледовитый в Тихий океан, замаскировав крейсер под советский ледокольный пароход «Семен Дежнев».

Этот поход для немцев окажется успешным. Позднее крейсером были потоплены норвежский транспорт «Винни», новозеландский «Тристар», австралийские «Комата» и «Трюайдек», новозеландский пароход «Холмвуд», британское пассажирско-рефрижераторное судно «Рэнгитин»… Советскому руководству казалось, что чужими руками можно ослабить западные капиталистические державы (некоторые самые недальновидные западные лидеры не прочь были ослабить СССР с помощью Гитлера).

Читателям советских газет внушалось, что агрессоры в этой войне — Великобритания и Франция. Газета «Правда» в № 181 (8227) 1940 года сообщала про изданную только что германскую «Белую книгу»:

«Берлин 30 июня, ТАСС («Новые документы, разоблачающие экспансионистскую политику западных держав… Западные державы хотели использовать Бельгию и Голландию в качестве первой линии атаки на Рурскую область Германии…)».

Дескать, немцы вынуждены были обороняться (как и СССР, на который, якобы, напала Финляндия).

И вот к 2020 году Владимир Путин решил вернуться на 80 лет назад, пообещав вскоре опубликовать статью о пакте Молотова-Риббентропа. А в качестве рекламы высказался по этому поводу на расширенной коллегии Минобороны и во время встречи главами государств — участников СНГ.

80 лет спустя

Реклама будущей статьи получилась оглушительная. Но дело в том, что Путин уже публиковал статью на эту тему — десять лет назад, в 2009 году. Причем газета была польская — «Газета Выборча». В статье, подписанной фамилией премьер-министра Путина, говорилось:

«Без всяких сомнений, можно с полным основанием осудить пакт Молотова-Риббентропа, заключенный в августе 1939 года… Сегодня мы понимаем, что любая форма сговора с нацистским режимом была неприемлема с моральной точки зрения и не имела никаких перспектив с точки зрения практической реализации. На мой взгляд, нравственный аспект проводимой политики особенно важен… И в этой связи напомню, что в нашей стране аморальный характер пакта Молотова-Риббентропа получил однозначную парламентскую оценку».

Казалось бы, все понятно. Пакт мало того что аморальный, но и бесперспективный. Сталин сам себя перехитрил.

Но нет, уже в той статье под длинным названием «Страницы истории — повод для взаимных претензий или основа для примирения и партнерства?» утверждалось, что не все так однозначно. Вина за развязывание Второй мировой войны равномерно перекладывалась на всех — на англичан, французов, поляков…

«День в день с заключением мюнхенского сговора Польша направила Чехословакии свой ультиматум и одновременно с немецкими войсками ввела свою армию в Тешинскую и Фриштадскую области», — писал Путин (или его референт). «И можно ли закрыть глаза на закулисные попытки западных демократий «откупиться» от Гитлера и перенаправить его агрессию «на Восток»?», — задавался он вопросом.

Нет. Закрывать глаза нельзя. А еще нельзя закрывать исторические архивы, переполненные компроматом на советское руководство.

В идеале историческая наука вообще должна находиться в стороне от современной политики и политиков. Должна быть научная беспристрастность. Польское руководство действительно в 1938 году вело себя агрессивно. Отряды «добровольцев» из так называемого «Союза силезских повстанцев» направлялись к чехословацкой границе, где устраивали вооруженные провокации и диверсии. Но это никак не оправдывает действия СССР в 1939 году.

То, чем занимается Путин сейчас, зачитывая архивные документы восьмидесятилетней давности, к исторической науке не имеют никакого отношения. История используется как орудие пропаганды. Путин все время недоговаривает. Манипулирует.

Война и мифы

Если бы Путин хотел исторической правды, он бы рассекретил архивы. Впрочем, многое давно доступно. Достаточно было бы повторить, что уже давно признало даже советское руководство. Но нет, в 2019 году официальная Москва представляет СССР образца 1939 года как последний оплот борьбы с фашизмом. А это уже информация, плавно переходящая в дезинформацию.

Новогодняя открытка, изданная накануне 1940 года.

Причем манипуляции проделываются неумелые. Истинную роль всех участников той войны скрыть сейчас невозможно. Еще десять лет назад в Москве это хоть с оговорками, но признавали. А сейчас, по всей видимости, решено отречься от прежней позиции. Когда-нибудь позиция неизбежно снова переменится. Никаких принципов и убеждений у Путина, похоже, нет. Для разной аудитории в разное время он готов произносить разные речи. Это напоминает манипуляции еще одного высокопоставленного любителя истории — доктора Мединского.

В книге «Война. Мифы СССР. 1939-1945», автором которой считается доктор исторических наук Владимир Мединский, сказано: »Маннергейм не скрывал, что от отношений с немцами зависело существование Финляндии как независимого государства, дружил с Третьим Рейхом не за страх, а за совесть».

Тоже, казалось бы, человек высказался ясно. Не за страх, а за совесть. Кто там на самом деле писал книгу — не совсем понятно, но все же фамилия Мединского стоит на обложке. Видимо, с тем, что в книге говорится, Мединский согласен. И с таким высказыванием тоже:

«… А в блокадном Ленинграде умерли с голоду около миллиона наших соотечественников. В том числе, потому, что Финляндия активно помогала нацистам».

Финляндия, которой руководил Маннергейм. Но тот же самый Мединский (вместе Сергеем Ивановым, занимавшим тогда, летом 2016 года, пост руководителя президентской администрации) открыл в Петербурге мемориальную доску Маннергейму. Она и сейчас висит, только не в Петербурге, а в Царском Селе. Осенью 2016 года, когда я готовил репортаж о тайном перемещении доски в музей «Ратная палата» под Петербургом, вышедший из музея сотрудник раздраженно сказал: «Так и напишите, что здесь еще осталось место для досок Антонеску, для Муссолини…»

Хотите речь за здравие? Пожалуйста. Хотите за упокой? Нет проблем. Оценки событий и исторических личностей меняются, словно магнитные полюса, только значительно быстрее. Можем проклясть врага, а можем торжественно открыть ему мемориальную доску. Можем совместить, как это сделал Путин в статье «Газета Выборча» к 70-летию начала Второй мировой войны. Но сейчас готовится новый юбилей — 75-летие Победы. Отношения России с западными странами за прошедшее десятилетие значительно ухудшились. Поэтому пришло время написать новую статью, подгоняя историю под новые ответы. Вряд ли в новой статье мы прочтем про аморальность Пакта.

«Антисемиская свинья»

Российского посла в Варшаве Сергея Андреева уже вызвали в МИД Польши из-за резких высказываний Путина в адрес польского посла Юзефа Липского, работавшего в Германии в 1934-1939 годах.

Если бы речь шла об изучении истории, то была бы приведена подлинная цитата Юзефа Липского. А заодно бы рассказали, что Липский провоевал почти всю Вторую мировую войну против фашистов — в пехоте и кавалерии.

Да и кто такой этот Липский, которого Путин назвал «антисемитской свиньей»? Он почти ничего решал. В отличие от Сталина, который к концу жизни превратился в антисемита с решающим голосом. «Любой еврей — националист, это агент американской разведки». Эти слова Сталина, произнесенные на заседании президиума ЦК 1 декабря 1952 года, приводит в рабочем дневнике участник того заседания — член Президиума ЦК КПСС в 1952-1953 годах, заместитель председателя Совета Министров по машиностроению Вячеслав Малышев. Этот дневник сталинист Малышев вел 14 лет. Потом Малышев умер и был похоронен в кремлевской стене, а его дневник надолго засекретили.

Можно, конечно, сказать, что Малышев солгал или что-то перепутал. Однако к тому времени Советский Еврейский антифашистский комитет Сталиным был уже разгромлен. «Еврейский антифашистский комитет немедля распустить, органы печати этого комитета закрыть, дела комитета забрать». Таково было секретное решение бюро Совета министров СССР, подписанное Сталиным 28 ноября 1948 года. После этого арестовали 17 из 20 членов президиума еврейского антифашистского комитета, а всего по делу привлекли 125 человек (из них 23 расстреляли, а 6 умерли в тюрьме). Так что слова Малышева выглядят правдоподобно.

В СССР началась «борьба с космополитизмом» и еврейскими «врачами-убийцами». «Решался вопрос» о массовой депортации евреев в Биробиджан и другие места. Об этом упоминал незадолго до смерти сотрудник органов безопасности Николай Поляков, в начале 1953 года, по его словам, принимавший участие в подготовке депортации (комиссию по подготовке депортации якобы возглавлял Михаил Суслов). Поляков говорил, что существовало два вида списков: стопроцентных евреев и полукровок. Депортация должна была осуществляться в два этапа. В первую очередь депортировать должны были стопроцентных евреев. Для их размещения в Биробиджане и окрестностях строились барачные комплексы по типу концлагерей. Впрочем, несмотря на ссылки на Полякова, Илью Эренбурга и Николая Булганина, прямых документальных подтверждений готовившейся депортации пока не обнаружено. Есть только косвенные свидетельства.

Беспристрастный ученый-историк не стал бы закрывать глаза ни на высказывания Липского, ни на действия Сталина. Липский говорил о желательности переселения польских евреев в Африку (скорее всего, на остров Мадагаскар, это многими тогда обсуждалось в Европе). А обладающий почти безграничной властью Сталин расправлялся с «Еврейским антифашистским комитетом и космополитами». Но у людей вроде Путина и Мединского — другая задача. Они не дискутируют, а клеймят, попутно маскируя одни факты другими. Используют «дымовую завесу» и творят новые мифы.

«Мы никому не позволим читать нам нотации, — высказался российский посол Андреев после неприятной беседы в МИД Польши. — Нам есть что сказать, и на тему исторической политики в том числе».

Очевидно, посол подразумевает, что путинская Россия не позволит читать нотации потому, что сама готова читать нотации всем и по любому поводу. Тем более что у России есть кому высказаться. «Видные историки» Путин и Мединский за словом в карман не полезут.

И снова Новый год

Кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП (б)Павел Постышев в костюме Деда Мороза. Рисунок Бориса Ефимова

1 января 1940 года советские газеты не только речи Гитлера сочувственно цитировали. Возьмем «Комсомольскую правду» № 1 (4483), 1940, 1 января). Открывается она песней Семена Кирсанова:

«С Новым годом, товарищи, с Новым!
Едет он январем свободным…»

Названия статей в газете — как на подбор: «Счастье», «Гордость патриотов», «Во славу Родины», «Высокое доверие», «В стране социализма сбылись заветные мечты человечества»… Этот год был необычный. Долгое время в СССР новогодняя, а особенно рождественская символика были запрещены. Но в 1939 году в СССР возобновился выпуск новогодних открыток — с символикой наступающего 1940 года.

Частичная реабилитация празднования Нового года началась с 1935 года, когда кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП (б) Павел Постышев 28 декабря в «Правде» опубликовал письмо о праздновании Нового года вместо Рождества и об официальном признании Новогодней елки. Один их Кукрыниксов Борис Ефимов даже нарисовал дружеский шарж на Постышева, наряженного Дедом Морозом, с реабилитированной елкой в руках (на ней была звезда с серпом и молотом). Елочно-новогодняя тематика стала возвращаться в советскую жизнь и пропаганду. Появились стихотворные сборники, переполненные стихами типа:

«Новый год! Над мирным краем
Бьют часы двенадцать раз…
Новый год в Кремле встречая,
Сталин думает о нас…»

Первый советский Дед Мороз Постышев до 1940 года не дожил. Его расстреляли 26 февраля 1939 в Бутырской тюрьме, признав японским агентом и диверсантом.

Алексей Семенов для M.News World

Добавить комментарий

Поиск авиабилетов