Невыносимая легкость Брексита: Долгосрочные перспективы выхода Британии для ЕС

Аналитика

27 февраля 2019, 14:42

0_Juncker-and-May-discuss-Brexit-in-Brussels

Ничто в Брексите не предвещает, что это может произойти только 29 марта 2019 года. Не будет никакого редкого парада планет, чтобы сделать эту дату уникально благоприятной для выхода из ЕС. Мартовский срок — это просто метка переговорного аппарата, и, как вчера признал премьер-министр в парламенте, эту дату можно перенести. Можно выйти и в апреле, или в июне. Об этом пишет издание The Guardian.

Именно психология пропуска крайнего срока делает уступку Терезы Мэй столь значимой. Если бы евроскептики были заинтересованы в выходе на цивилизованных условиях, они бы согласовали небольшую техническую отсрочку, чтобы сделать это правильно. Они бы не возражали против голосования по отсрочке, которую Мэй предложила депутатам в случае отклонения ее сделки. Продление статьи 50 выглядело неизбежным, если целью является плавный переход к тому, что будет дальше. Поэтому так много «брекситеров» критикуют эту идею.

Сделка формирует основу для упорядоченного выхода, она инициирует дополнительные переговоры о долгосрочных отношениях. В лучшем случае эти переговоры завершатся в течение 21-месячного переходного периода. Динамика развивающегося европейского проекта означает, что Великобритания в обозримом будущем будет слоняться в брюссельских коридорах, пытаясь решить проблемы, возникающие из-за ее странного статуса бывшего члена клуба.

Еще в 1960-х годах Шарль де Голль наложил вето на попытки Великобритании присоединиться к тому, что сейчас является ЕС. Ровно через год после голосования по Брекситу становится ясно, что «большая спаржа» был прав, пытаясь не пустить Британию в клуб.

На данном этапе европейцам нет смысла быть дипломатичным в этом вопросе: Великобритания была препятствием для интеграции в ЕС на протяжении большей части четырех десятилетий своего членства. Напомним, страна вступила в тогдашний ЕЭС в 1973 году.

Общая внешняя политика, военное сотрудничество и попытки покончить с кризисом еврозоны — все это или отошло на второй план, или потребовались годы, чтобы все это осуществилось — только потому, что Великобритания применяла свое вето.

Британские члены Европарламента даже пытались заблокировать общеевропейский запрет на вредные для пчел пестициды. Эта попытка обструкции, к счастью, была подавлена. Некоторые считают, что Великобритания присоединилась к блоку лишь для того, чтобы разделить Францию ​​и Германию… Но события последних 12 месяцев действительно создали ЕС, который стал более сплоченным, чем когда-либо.

Предвестники гибельного Брексита предсказывали, что другие страны последуют за Великобританией, и что оставшиеся 27 стран ЕС будут противостоять друг другу, как генералы Александра Великого, стремящиеся разделить империю. Но этого не произошло. Вера граждан ЕС в членство в ЕС возросла, и оставшиеся страны-члены легко договорились о переговорных позициях и возродили проекты, такие как военный штаб ЕС.

Германия и Франция соревнуются в совместных предложениях о будущем блока, а перемещение компаний Великобритании пока тоже идет гладко. Конечно, другие страны-члены все еще разделены по таким вопросам, как миграция, но выход Великобритании оказался мощным объединяющим фактором.

Кто не любит сценарий «что если?» Где-то в параллельной вселенной, может быть, вето генерала де Голля и убило наповал европейские устремления Великобритании, и они в полной мере осознали свой потенциал — стать выдающейся мировой державой.

Каждая хорошая история нуждается в приличном злодее. Угроза войны, поразившая Европу, — серьезная ошибка истории происхождения ЕС… Все знают, что британцы делают лучших плохих парней, поэтому эту роль может продолжать играть Великобритания, в то время как мы вступаем в третий акт европейской трилогии проекта. Нет сомнений, что де Голль улыбнулся бы, если бы увидел как Тереза Мэй уходит с вершины власти.

По материалам The Guardian и Euractiv

 

Добавить комментарий

Авиабилеты