НАТО станет более слабым после лондонской встречи

Аналитика

02 декабря 2019, 14:25

M.News

Лидеры НАТО встретятся в Лондоне 3 и 4 декабря на фоне внутренних разногласий. Но слухи о смерти альянса явно преувеличены.

Много воды утекло в Рейн с тех пор, как в апреле 2009 года НАТО отпраздновало свое 60-летие двухдневным саммитом, символически разделенным между городами Страсбургом во Франции и Килем — на противоположном берегу Германии. Десять лет спустя лидеры НАТО готовятся встретиться в Лондоне — 3-4 декабря. Альянс чувствует себя гораздо более хрупким и менее уверенным в своем будущем. Но у членов НАТО по-прежнему нет какой-то лучшей основы для совместной работы в интересах их собственной безопасности. Если лидеры хотят сделать что-то полезное в Лондоне, они должны быть честными в своих целях и сосредоточиться на повышении роли НАТО как площадки, где союзники могут открыто говорить о своих проблемах безопасности.

НАТО чувствует себя гораздо менее уверенно относительно своего будущего, когда отмечает свое 70-летие, чем когда он праздновал свое 60-летие. Но это все еще лучшая структура, которая есть у членов альянса для обсуждения своих проблем безопасности.

В 2009 году Барак Обама осуществлял свой первый официальный визит в Европу в качестве президента и был чрезвычайно популярен среди европейцев. Франция объявила о полной реинтеграции в структуру военного командования НАТО, отменив решение президента Шарля де Голля 1966 года покинуть ее. Албания и Хорватия официально присоединились к альянсу. Лидеры НАТО опубликовали декларацию из 62 пунктов, включающую в себя все: от задач чиновников до разработки новой Стратегической концепции НАТО и предложения по расширению диалога с Африканским союзом. Альянс столкнулся с проблемами — прежде всего в своих операциях в Афганистане — но в целом саммит, посвященный 60-й годовщине, стал поводом для демонстрации доверия.

В этом году ограничение возможностей для президента США Дональда Трампа критиковать своих союзников или вообще ставить под сомнение целесообразность существования НАТО стало важной целью при планировании всех мероприятий. Первоначально в мае Генеральный секретарь охарактеризовал лондонскую встречу как встречу на высшем уровне и возможность «рассмотреть текущие и возникающие вызовы безопасности и то, как НАТО продолжает инвестировать и адаптироваться, чтобы гарантировать, что он останется опорой стабильности в предстоящие годы». Это стало чем-то гораздо более скромным, «встречей лидеров», состоящей из одной рабочей сессии, на которой у президента или премьер-министра каждой страны будет три или четыре минуты, чтобы высказать, что у них на уме. Лидеры также выступят с кратким заявлением (которое все участники должны будут согласованы заранее, чтобы президенты и премьер-министры не спорили о тексте), и утвердят различные документы, в том числе и первую военную стратегию НАТО 1960-х годов.

Несмотря на меры по ограничению ущерба, все еще существует значительный риск того, что НАТО будет более слабой и более разделенной после лондонской встречи, чем до нее. То, что должно было быть сдержанным празднованием 70-летия альянса, происходит в контексте многочисленных кризисов, внутренних и внешних, и разногласий между союзниками.

Решение Трампа вывести большинство американских войск из северной Сирии без каких-либо консультаций со своими союзниками привело в ярость президента Франции Эммануила Макрона, что привело к признанию в его интервью The Economist — о том, что мы переживаем «смерть мозга НАТО». Макрон был в равной степени зол и на члена НАТО президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана за его нападение на курдские сирийские демократические силы (СДС), которые воевали вместе с американскими, французскими, британскими и другими войсками НАТО против Исламского государства.

Эрдоган, в свою очередь, вступил в ссору со своими союзниками по поводу поддержки основной курдской милиции в СДС, которую он рассматривает как часть курдской террористической организации PKK, действущей внутри Турции. Отношения с США также пострадали в результате покупки Эрдоганом российской системы ПВО С-400; США ответили тем, что выгнали Турцию из многонациональной программы F-35.

Макрон раздражал США своей поддержкой европейской «стратегической автономии» в сфере обороны и внешней политики — или (как он сказал в своем интервью «Экономисту») «военного и технологического суверенитета Европы». Американцы считают французские идеи европейского сотрудничества в области оборонной промышленности замаскированным протекционизмом, направленным на то, чтобы не допустить американскии компании к оборонным проектам, финансируемым ЕС. Инициатива Макрона, запущенная этим летом, чтобы «облегчить и прояснить наши отношения с Россией», потерпела неудачу в Центральной Европе и даже в Германии, где Норберт Реттген, высокопоставленный член руководящего ХДС, предостерегал против «вознаграждения Путина, хотя он и ни на шаг не сдвинулся». Канцлер Германии Ангела Меркель опровергла взгляды Макрона на НАТО, сказав немецким парламентариям: «Сохранение НАТО в наших фундаментальных интересах, даже в большей степени, чем во время холодной войны».

В обычных обстоятельствах можно ожидать, что Великобритания, как принимающая сторона и один из союзников, наиболее вложившихся в выживание и успех НАТО, будет делать все, чтобы сгладить положение. Но встреча лидеров проходит за восемь дней до всеобщих выборов в Великобритании, и подготовка к ней была омрачена внутренними политическими беспорядками в Великобритании, а также бесконечным потоком скандалов по поводу Брексит.

Трамп сорвал последний саммит НАТО в июле 2018 года, потребовав от союзников большего участия в финансовом содержании альянса, угрожая тем, что США покинут его, если этот вопрос не будет удовлетворен. Хотя союзники и так увеличивают свои оборонные бюджеты, европейцы согласились оплатить большую часть административных и общих военных расходов НАТО, не исключено, что Трамп может повторить свое требование (недавно он шокировал Южную Корею, потребовав пятикратного увеличения суммы, которую он платит за нахождение войск США). Учитывая слушания по импичменту в Конгрессе, Трамп может подумать, что оскорбление союзников — особенно Германии — за неадекватные расходы на оборону будет хорошо воспринято его сторонниками и отвлечет внимание от внутренних проблем.

Даже если НАТО сможет пройти через лондонскую встречу в целости и сохранности, ее лидеры не должны просто вздохнуть с облегчением и понадеяться, что Трамп покинет свой пост ко времени следующего саммита (ожидается в 2021 году). На самом деле, Трамп, Эрдоган и Макрон — все они выражают реальные претензии к НАТО. Решения, которые они используют, могут принести больше вреда, чем пользы безопасности в Европе; но правильный путь — это искать лучшие решения, а не игнорировать проблемы.

Трамп прав, считая, что европейцы недостаточно тратят на оборону. Но есть веские причины для национальной безопасности США продолжать участвовать в европейской безопасности, -независимо от того, потратят ли в конечном итоге все союзники 2% ВВП на оборону — не в последнюю очередь, существует риск того, что если США покинут Европу, некоторые европейцы могут присоединиться к конкурентам Америки, в том числе к лагерю России и Китая. Пекин и Москва используют свое экономическое и политическое влияние, чтобы попытаться увеличить раскол между США и их партнерами в Европе и в других регионах. И США должны пытаться сократить такие разрывы, а не расширять их.

Трамп говорит, что европейцы тратят слишком мало на оборону. Эрдоган жалуется, что его союзники не воспринимают его проблемы безопасности всерьез. Макрон хочет, чтобы Европа могла делать больше сама, не полагаясь на помощь США. И все они отчасти правы.

Европейские расходы на оборону значительно возросли после аннексии Россией Крыма и вторжения в восточную часть Украины в 2014 году, что явилось ответом на явно возросшую угрозу региональной безопасности. Самая полезная вещь, которую США могут сделать, чтобы поощрять европейцев, это продолжать инвестировать в оборону. И быть откровенными со своими союзниками в отношении угроз общей безопасности, создавая основу для обсуждения возможностей, необходимых для борьбы с ними.

Такой обмен оценками угроз, вероятно, будет еще более важным, поскольку НАТО сталкивается с новыми проблемами — как с точки зрения стран и негосударственных субъектов, которые могут повлиять на интересы безопасности союзников, так и с точки зрения новых областей, таких как космос и киберпространство в какие угрозы могут возникнуть. Очень немногие союзники будут иметь ресурсы, чтобы проанализировать картину безопасности для себя и принять правильные решения о том, как именно реагировать.

Впервые НАТО всесторонне взглянул на Китай. Союзники, безусловно, не готовы обозначить Китай как потенциального противника или даже стратегического конкурента. Некоторые союзники все еще видят в Китае прежде всего экономическую возможность. Сотрудничество между НАТО и Китаем может быть возможным в некоторых случаях, например, в некоторых операциях ООН по поддержанию мира. Но союзники начинают сталкиваться с проблемами, которые могут возникнуть в связи с растущим оборонительным потенциалом Китая, его программой создания ядерного оружия, его военно-морскими развертываниями (в том числе в европейских водах), а также с его невоенной деятельностью, такой как контроль над такими портами, как как Пирей в Греции и Антверпен в Бельгии, или участие в сетях 5G. Члены НАТО, которые имеют представление о возможностях и намерениях Китая, могут помочь другим обдумать последствия «безобидной» китайской экономической деятельности.

Эрдоган прав, считая, что союзники Турции иногда воспринимают ее как должное, и что вмешательство США и союзников в Ираке и Сирии на границах Турции в лучшем случае не помогло ситуации, а в худшем случае сделало все значительно хуже. Но, обращаясь к президенту России Владимиру Путину, Эрдоган совершает серьезную стратегическую ошибку: Путин заинтересован в том, чтобы оторвать Турцию от НАТО и разрушить альянс, а не в предоставлении альтернативной гарантии безопасности. Турция не должна путать приоритеты: краткосрочные трения в отношениях с партнерами с долгосрочными изменениями своих интересов безопасности.

Другие союзники должны также признать стратегическое значение Турции. Легко быть расстроенным поведением Турции, и нападением на курдские группы в северной Сирии, или бурением газа в кипрских водах; или беспокоиться о правах человека в Турции. Но даже Эрдоган не будет у власти вечно, и интерес Запада в стабильности и политической ориентации Турции должен возобладать. НАТО — это единственное место, где западные страны говорят с Турцией; и союзники должны использовать возможность для диалога.

Макрон прав в том, что в таких театрах военных действий, как Сирия, союзники действуют нескоординированно, преследуя свои национальные интересы, и почти не принимая во внимание влияние, которое их действия могут оказать на других. Возможно, было бы мудрее спросить в частном порядке, а не публично, какой ответ Турция могла получить от союзников, если бы просто применила оборонительные гарантии НАТО по статье 5 после провокации Сирии и России? — Ответом должны были стать консультации между союзниками по НАТО.

Подход Макрона к европейской обороне и безопасности не приветствуется не только в Вашингтоне, но и в большинстве европейских столиц. Ему бы стоило подготовить почву с союзниками, прежде чем так решительно выразить себя в интервью. Он прав, когда хочет, чтобы европейцы делали больше для собственной безопасности. Но он не прав, подразумевая, что различие между стратегическими целями Европы и США столь же велико, как и между целями Европы и Китая; он не прав, считая, что путинская Россия не является противником НАТО. Об этом он заявил встречи с Генеральным секретарем НАТО 28 ноября. Или что РФ может превратиться в партнера, если Европа порвет с США и ослабит режим санкций. Он вводит всех в заблуждение, если думает, что в обозримом будущем европейцы смогут развить способность полностью защищаться -без помощи США или вне рамок НАТО.

Союзники осознают последствия растущего военного потенциала Китая и его инвестиций в стратегическую инфраструктуру в Европе и вокруг нее, даже если они не хотят обозначать Пекин как потенциального противника.

Макрону было бы лучше призвать новую Европейскую комиссию продолжить работу над «общими мерами», согласованными ЕС и НАТО, признавая, что при работе с гибридными угрозами и разрушительными технологиями как ЕС, так и НАТО могут внести жизненно важный вклад. А, имея дело с Россией, он должен помнить, что с тех пор, как Путин пришел к власти, он вторгся на территорию двух своих соседей: Грузии и Украины, и совершил убийства на территории как минимум двух стран-членов НАТО: Германии и Великобритании. Много пришлось бы изменить, прежде чем большинство стран НАТО сможет начать рассматривать его как потенциального партнера.

Несмотря на то, что по обе стороны Атлантики насчитывается 29 членов (скоро будет 30 с Северной Македонией), НАТО часто игнорируется как форум для политических консультаций. Страны-члены ЕС все больше фокусируют свои дискуссии на ЕС; и США действовали в одностороннем порядке или предпочитали работать с небольшими группами. Но обстановка безопасности для всех союзников требует более широкого, а не более узкого сотрудничества и более тесного сотрудничества между ЕС и НАТО, а также между союзниками по НАТО. Встреча лидеров в Лондоне — рискованный момент; но это также может быть шансом для НАТО показать, что альянс еще жив.

Centre for European Reform

Добавить комментарий

Поиск авиабилетов