ru_RU

Наследник таджикского престола

Мнения

09 февраля 2020, 18:43

emomali3

Традиция авторитарных режимов передавать власть по наследству характерна для многих стран во всех частях земли. Можно вспомнить и северокорейскую династию Ким, и гаитянских Папу Дока и Бэби Дока, и никарагуанское семейство Сомоса. При этом во всех случаях формальные признаки республиканского строя сохраняются.

Схожие принципы действуют и в некоторых постсоветских странах. Например, в 2003 году уже смертельно больной азербайджанский президент Гейдар Алиев на очередных перевыборах взял самоотвод в пользу своего сына Ильхама. Тот набрал почти 80 процентов голосов и с тех пор управляет Азербайджаном по сей день.

В Беларуси Александр Лукашенко на покой пока не собирается, но у него семейная жизнь тоже не разделена с политической: старший сын Виктор заседает в Совете безопасности республики, и, как бы в дальнейшем ни сложились обстоятельства, вряд ли просто так откажется от своей доли власти.

Таджикистан в этом плане отличается только тем, что здесь всё не так бросается в глаза. Но и в этой стране вот уже четверть века ханствует Эмомали Рахмон, который до 2007 года пользовался русифицированной версией фамилии Рахмонов. Согласно Конституции страны, президентский срок ограничен семью годами и одно лицо не может занимать этот пост более двух раз, однако на Рахмона это ограничение не распространяется. Да и титул он носит вполне в северокорейском духе — «Основатель мира и национального единства — Лидер нации».

Условия благоприятствуют появлению «престолонаследника», и, судя по всему, такая фигура давно уже есть. Это 32-летний старший сын президента Рустам Эмомали. Когда ему не было и тридцати, весной 2017-го, он возглавил таджикскую столицу Душанбе. Через год заслуги молодого управленца были отмечены орденом «Зарринточ» (Орденом Короны). В Таджикистане это чрезвычайно престижная награда, выше неё стоит только «Ситораи Президенти Точикистон» (Звезда президента Таджикистана).

Ныне живущий во Франции таджикский журналист Темур Варки сообщает о Рустаме Эмомали интересные сведения.

«22 мая 2016 года по его (Рахмона, — И.Ф.) инициативе состоялся референдум, который узаконил снижение возрастного порога для кандидата в президенты с 35 до 30 лет. Часть наблюдателей предположили, что Рахмон готовит в преемники свою дочь Озоду, сделав её главой администрации президента и сенатором, — но теперь уже очевидно, что поправки в Конституцию были проведены специально под Рустами Эмомали, которому к моменту очередных президентских выборов, осенью этого года, исполнится 32 года…

…Рустами Эмомали сделал стремительную блестящую карьеру, в демократической стране она свидетельствовала бы о незаурядном таланте. Но в Таджикистане это карьера молодого генерала, не прослужившего ни дня, карьера юного управленца с заочным дипломом…

…Сейчас Рустами Эмомали — мэр Душанбе, и цензоры на государственных каналах телевидения (других просто нет) строго следят, чтобы в эфир не попал его голос. Очевидцы говорят, что Рустами Эмомали не унаследовал ораторских качеств Эмомали Рахмона. На пресс-конференции и встречи с журналистами он всегда посылает своих заместителей, потому в журналистских кругах прозван «великим немым».

Издание StanRadar.com в декабре прошлого года сообщало:

«Знакомство с главой Узбекистана указывает на то, что в соседнем Таджикистане начался процесс транзита власти. А Рустам Эмомали рассматривается в качестве преемника на предстоящих президентских выборах 2020 года. Ранее его представили главе РФ Владимиру Путину».

По его сведениям, речь в данном случае идёт не о посмертном наследовании, а о таком способе передачи должности президента, при которой Рахмон-старший сохраняет за собой действительную власть.

«Если Рустам Эмомали станет президентом, то Эмомали Рахмон сохранит за собой главную роль в определении внутренней и внешней политики страны. Эмомали Рахмон вместе с титулом «пешвои миллат» (лидер нации) получил и конституционное право на не ограниченное какими-либо сроками выдвижение своей кандидатуры на президентский пост. Ко времени выборов, которые должны пройти осенью 2020 года, ему будет 68 лет, что не так уж и много — в рамках региональных и не только традиций», — приводит StanRadar.com мнение эксперта по Среднему Востоку Александра Князева.

Варки указывает, что юридическая возможность для такой «рокировки» существует:

«План Рахмона основан на том, что, согласно Конституции Таджикистана, 25 из 33 сенаторов верхней палаты — Маджлиси милли (Национальный Совет) — избираются в областных, городских и районных советах. Три недели назад (то есть в начале января. — Mnews) НДПТ официально заявила о выдвижении Рустами Эмомали в депутаты горсовета. Таким образом, ему открывается путь в верхнюю палату парламента… Источники The Insider во властных кругах считают попадание сына Рахмона в верхнюю палату и избрание его спикером делом решенным». Добавим, что от начала марта до президентских выборов (они должны состояться осенью, но точная дата пока не названа — известно лишь, что нынешняя каденция Рахмона истекает 6 ноября) достаточно времени, чтобы Рустам Эмомали набрал достаточно веса, чтобы триумфально пройти в президенты.

От себя добавим лишь то, что оба варианта не исключают, а дополняют друг друга. Нынешней осенью Эмомали Рахмон может формально передать президентский пост сыну, пожизненно сохранив за собой если не все, то большинство рычагов власти. А после смерти отца сын закономерно унаследует всю власть.

Главное — она останется в руках одной семьи.

Илья Федосеев, M.News World

Добавить комментарий

Поиск авиабилетов