Нашли крайних. В Петербурге гастарбайтеры признались в разбоях под пытками

Без комментариев

24 февраля 2020, 11:02

Фото: pikabu.ru

Рабочих из Киргизии обвиняют в разбойном нападении, несмотря на алиби. После допросов в полиции они вдруг признались в преступлении, хотя есть свидетельства: в это время каждый из них находился в другом конце города.

Работница крупной торговой сети Нина Гусенко решила сделать себе подарок на новый 2020 год. Украшение, браслет за 250 тысяч рублей, выбрала на сайте объявлений. Сняв со счета наличные, Нина поехала за украшением к малолюдному пятачку в питерском микрорайоне Купчино. Поблизости нет ни крупных магазинов, ни офисов.

Вместо продавщицы браслета, с которой договаривалась Гусенко, ее поджидали четверо мужчин. Они сразу нацелились отобрать сумочку. Стоит отдать должное женщине, своё имущество она защищала отчаянно. Ее не испугал даже пистолет, которым размахивал один из нападавших. Мужчина, чтобы отобрать сумку с деньгами, даже дважды выстрелил в Гусенко. Пистолет оказался травматическим, а зимняя одежда смягчила поражающий эффект пуль. Но сумочки женщина лишилась. Общий ущерб составил 279 тысяч рублей.

Дело не казалось «глухарём». Нападение было записано на камеру наружного наблюдения, установленную на парадной, вблизи которой и произошло нападение. На записи хорошо видно одного из мужчин — с довольно выдающимся носом.

Сотрудникам 12-го отдела УМВД по Фрунзенскому району Петербурга понадобился целый месяц, чтобы найти подозреваемых в разбое. 30 и 31 января были задержаны четверо граждан Киргизии, которым и вменили преступление. А через три дня в соцсетях появился ролик, быстро ставший вирусным. В ролике, кроме самого нападения и смелого поведения Гусенко, показали четверых задержанных. Люди явно не понимали, за что их взяли.

Гусенко предъявили задержанных, она их опознала. Двое из четверых подписали признательные показания. Суд гастарбайтеров арестовал. Следственный отдел Фрунзенского УМВД отрапортовал о раскрытии разбойного нападения.

Консул

Прошло несколько дней после появления ролика в сети, когда вдруг выяснилось, что у обоих признавшихся в нападении 100-процентное алиби на момент нападения.

— О задержании граждан Киргизии по подозрению в совершении разбойного нападения я узнал от родственников задержанных, — рассказал M.News почетный консул Киргизии в Петербурге Таалайбек Абдиев. — Поехал в полицию, попросил встречи с ними. Согласно Венской конвенции, мне обязаны предоставить такое право. Но в полиции мне заявили, что я не процессуальное лицо, и поговорить с гражданами моей страны мне не удалось. Пришлось прибегнуть к услугам адвокатов.

Адвокатов к задержанным пустили. И сразу стали появляться неудобные для полиции факты.

— Мне понадобилось всего пара часов, чтобы выяснить, что на момент нападения на Гусенко мой подзащитный находился на режимном объекте, — говорит адвокат Павел Литвинов. — Он работает в фирме «Стройинвест», а эта организация выполняет подрядные работы для фирмы, находящейся в ведении Управделами президента РФ. Там имеются камеры, приход-уход фиксируются в журнале. Там и отмечено, что Дуйшо Заирбек прибыл на объект в 9.10, а убыл в 21.58.

Но согласно материалам уголовного дела, Заирбек в девять вечера нападал на Нину Гусенко в другом конце города. В чем сам же и признался.

— Родственники задержанных говорили мне, что на ребят оказывают давление, — говорит Абдиев. — В чём оно выражалось, я не знаю. Как они могли подписать признание в том, чего не совершали, я тоже не знаю. Могу лишь предполагать, что это явилось следствием их слабого знания русского языка.

Били или не били

Адвокат одного из задержанных Сергей Сарыков был менее дипломатичен.

— Когда 31 января я увидел своего подзащитного, он сразу заявил, что из него силой выбивали признание в нападении, — рассказал M.News Сарыков. — Он держался за левый бок и говорил, что у него сломано ребро. Несмотря на побои, он ни в чем не признался. Сейчас их перевели в СИЗО, там при поступлении должно быть медосвидетельствование. Если оно было проведено, то результаты нам предоставить обязаны. Лично я уверен, что моего подзащитного в полиции избивали. Да вы просто посмотрите на нападавшего, который «засветился» на записи. У киргизов таких носов не бывает, здесь уместно говорить не о выходце из Средней Азии, а об уроженце одной из кавказских республик.

Еще один из тех, кто подписал признательные показания, в момент нападения, согласно данным адвоката, тоже был в совершенно другом месте.

— Мой клиент, Менишбай Бекболот, работает таксистом, — рассказал адвокат Николай Чекрыжов. — Он, как и Заирбек, тоже подписал признание в нападении. Я увиделся с ним 1 февраля, через три дня после задержания. На руках у него были синяки и ссадины. Он рассказал, что признание из него выбили силой, и он подписал все, лишь бы прекратить побои. Когда его из изолятора временного содержания доставляли в СИЗО, там даже его брать не хотели. Сказали: в больницу везите.

Как рассказал Чекрыжов, на его запрос в организацию, которая оказывает информационную поддержку таксистам, ему ответили, что в день нападения «с абонентского номера… поступил заказ на перевозку пассажиров с улицы Ново-Александровская до дома 3 по улице Киевской. Данный заказ был передан перевозчику Менишбаю Бекболоту, телефон… Заказ был закончен в 21.38».

Пресс-служба ГУВД по Питеру и области комментировать ситуацию пока не спешит. Ссылаясь на тайну следствия. А четверо работяг из Киргизии продолжают находиться за решеткой, не понимая, за что же собственно они сидят.

Борис Ливанов, специально для M.News World

Добавить комментарий

Поиск авиабилетов