Милитаризация XXI века: Зачем мир вооружается до зубов?

Аналитика

25 июля 2019, 15:44

us-imperialism_osu-edu_

Мир вооружается до зубов. К такому выводу приходит новый доклад, опубликованный 29 апреля аналитическим центром Стокгольмского международного института исследований проблем мира (SIPRI). Глобальные военные расходы в прошлом году выросли до $1,8 трлн, говорит SIPRI. Это самый высокий уровень с момента начала отчетов в 1988 году — со времен холодной войны. Он на 76% выше, чем в 1998 году, когда мир пользовался так называемыми «дивидендами мира». Военные расходы как доля мирового ВВП в последние годы сократились, но это мало что значит в мире растущей геополитической напряженности.

Бум расходов обусловлен, прежде всего, борьбой между Америкой и Китаем за первенство в Азии. В 2018 году США впервые за семь лет увеличили свой и без того гигантский оборонный бюджет, положив конец эпохе затягивания поясов, навязанной однажды Конгрессом. Повышение бюджета отражает принятие администрацией Трампа основного принципа «конкуренции великих держав» с участием России и Китая. Она требует более совершенного и более дорогого оружия. Эпоха неубедительных «партизанских войн», которых Америка вела с 2001 года, похоже заканчивается.

Военному весу Америки нет равных. По подсчетам SIPRI, его расходы в размере $649 млрд (2017 год) были почти такими же большими, как и следующие за ней восемь стран вместе взятые. Но даже это не удовлетворило аппетит Пентагона. Он получил $716 млрд в этом году (по подсчетам Министерства обороны) и надеется на поражающие воображение $750 млрд в 2020 году — ежегодный прирост, превышающий бюджеты обороны почти всех союзников по НАТО вместе взятых. Это включает в себя почти $10 млрд на кибер-операции, что на 10% больше, чем в прошлом году; более 14 млрд на космос — 15% скачок; и самый большой бюджетный запрос на судостроение за два десятилетия.

Китай пока остается далеко позади. Он тратит где-то от четверти до двух пятых того, что тратит Америка (точная сумма неясна, потому что китайские расходы непрозрачны). При этом его военные расходы не растут на 10% — так, как росли в среднем за период с 2000 по 2016 год. Но они росли в течение четверти века, постепенно и полностью меняя баланс сил в Азии.

В период с 2009 по 2018 год расходы Америки на оборону в реальном выражении сократились на 17%, тогда как в Китае они выросли на 83% — при президенте Си Цзиньпине. При нем отчисления на «оборонку» опередили все остальные крупные державы. «Никто никогда не инициировал такого уровня развития вооруженных сил Китая в истории Китая до Си», — отмечает Эндрю Эриксон профессор Военно-морского колледжа США. И флот — его особый бенефициар. С 2014 по 2018 год Китай запустил военно-морские суда общим тоннажем, превышающим тоннаж всего индийского или французского флота. Несмотря на это, расходы на оборону страны по-прежнему меньше в процентном отношении к ВВП, чем в любой другой стране первой пятерки: 1,9% против 3,2% Америки. Это означает, что у него есть ресурс для роста, если геополитические краски вдруг начнут сгущаться.

Военные реформы, которые Си Цзиньтао ввел в 2015 году, включая сокращение армии и реорганизацию структуры командования по американским канонам, также, вероятно, нанесут большой удар по кошельку.

В ответ на подобные шаги региональные конкуренты Китая тоже раскошелились. Индия на данный момент тоже стала превосходить все европейские страны. Ежегодный прирост в Южной Корее в 2018 году стал самым высоким с 2005 года. И в ближайшие пять лет японские расходы только вырастут, и новое наступательное вооружение нарушит старые пацифистские табу. В целом, военные расходы стран Азии составляют 28% от общемировых расходов — по сравнению с 9% в 1988 году.

Между тем европейцы, истощившие свои вооруженные силы после холодной войны, начинают действовать сообща. По данным IISS, в 2018 году европейские союзники по НАТО увеличили военные расходы на 4,2% в реальном выражении. Польша, которая особенно обеспокоена из-за соседства Россией, увеличила расходы на 8,9%.

Если бы европейские расходы были сведены воедино, континент стал бы второй по величине военной силой в мире, превосходя Россию в четыре раза. На практике европейская мешанина из несовпадающего оборудования (европейцы используют 17 разных типов танков) и сохраняющаяся зависимость от Америки в ключевых областях — таких как перемещение войск и заправка военных самолетов, означают, что вооруженные силы ЕС намного меньше, чем простая сумма их частей.

Но оружие копят не везде. Военные расходы в Африке сокращаются четвертый год подряд: в 2018 году, на 8,4%, из-за значительного падения в Анголе, Алжире и Судане, сообщает SIPRI. Протесты в последних двух странах, когда армии вынуждены передавать власть гражданским лицам, могут привести и к дальнейшему сокращению раздутых военных бюджетов.

Ближний Восток также, кажется, остывает после многих лет безумной гонки вооружений. Хотя у SIPRI отсутствуют данные по Катару и Объединенным Арабским Эмиратам, двум крупнейшим клиентам западных компаний по производству вооружений, а также по пострадавшему от войны Йемену и Сирии, расходы в остальном регионе в 2018 году сократились на 1,9%.

Эта тенденция, вероятно, продолжится. Даже Саудовская Аравия, крупнейшая «акула» региона, которая выделяет на оборону огромную сумму — 8,8% ВВП — сократит свои военные расходы на 9,1% в этом году.

The Economist

Добавить комментарий

Авиабилеты