Лев Пономарев: В России у власти находятся силовики

Россия

20 февраля 2019, 15:24

M.News

Российское правозащитное движение «За права человека» Льва Пономарева и еще две его некоммерческие организации признали иностранными агентами. Такое решение Министерства юстиции РФ не может остановить работу правозащитников, но очень осложнит им жизнь. Да и вообще, развяжет силовикам руки. В данном случае очевидна связь между таким решением и борьбой Льва Пономарева с нашумевшими уголовными делами «Сеть» и «Новое величие», о чем рассказал нам сам правозащитник.  

— Здравствуйте, Лев Александрович. Это первый раз, когда вашу организацию «За права человека» признают иностранным агентом?

— Большинство правозащитных организаций в России давно уже признаны иностранными агентами. И меня уже признавали иностранным агентом в 2014 году, но я вышел из этого списка, перестал получать иностранные деньги. И четыре года работал без «статуса». Для меня это было очень важно, потому что у меня народная правозащитная организация. Много людей, экспертов по защите прав человека, работает в разных регионах России. Около тысячи человек. И они взаимодействуют с чиновниками. И статус иностранного агента мешает чиновникам обращать внимание на их жалобы. Поэтому я делал все, чтобы не попасть в этот список, но длинные руки спецслужб дотянулись и до меня. А то, что это заказ спецслужб России, я не сомневаюсь. Иностранными агентами признали все три организации: «За права человека», фонд «В защиту прав заключенных» и региональную общественную организацию содействия соблюдения прав человека «Горячая линия».

— С чем вы связываете эти обвинения?

— Самая главная причина, как мне кажется, в том, что я оказался на самом верху в уголовных делах «Сеть» и «Новое величие». Конечно, не только я этим занимаюсь, но, может быть, я занимаюсь этим больше всех. Что такое «Сеть»? Это молодые люди, которые обвиняются в создании террористической группы под названием «Сеть». Что я знаю об этих молодых людях? Ничего. Но я узнал, что для четырех или пяти человек следственные действия начинались с того, что их пытали электрическим током и признательные показания они давали под пытками. И у меня появились вопросы. И я убедился, что пытки были. И после этого я, конечно, не могу доверять этим признательным показаниям. Я борюсь за то, чтобы это дело было прекращено, а пытки были расследованы. Занимаясь этим уже год, я вижу, что делается все, чтобы не расследовать пытки. Были громкие акции с требованием расследовать это, и я в них участвовал. Меня посадили на 16 суток, якобы за то, что я участвовал в несанкционированной акции. Хотя это было неправильно — меня посадили незаконно. И сейчас все мои организации признаны иностранными агентами. И это бесспорно месть ФСБ за то, что я занимаюсь делом «Сеть».

А «Новое величие» — это немного другое дело. Группа молодых людей обвиняется в экстремизме. Но их в это втянули. Один человек сначала создал документы, настоял на том, чтобы они их приняли, уговорил их принимать участие в каких-то действиях, скажем экстремистского характера, а потом пошел и написал на них донос. И он сейчас свидетель в этом деле, а они сидят под арестом. Мы добились того, чтобы некоторые сидели под домашним арестом, потому что они были совсем больны. Другие сидят в СИЗО.

И по «Сети», и по «Новому величию» сейчас ожидаются судебные процессы. И они будут совершенно позорные. Я объясняю российской власти, что она опозорится на весь мир, в российском обществе. В какой-то мере я даже пытаюсь защитить власть от участия в этих позорных процессах. Но они не понимают этого, они хотят надавить и довести дела до конца.

— В декабре прошлого года вас арестовали на 25 суток. Это был первый арест или вы уже сталкивались с таким применением силы?

— Это был четвертый мой арест. И они потом сократили срок до 16 суток. До этого я сидел понемногу, двое-трое суток. Здесь уже было серьезнее. У нас много людей сидит под административными арестами совершенно несправедливо. Я вообще считаю, что у нас существуют массовые административно-политические репрессии. Тысячи людей за последнее время подверглись этим административным репрессиям. Они, как правило, совершенно незаконны. Но суды штампуют административные аресты, штрафы и это в России уже наша обыденная вещь.

— Чувствует ли на себе давление ваша организация, ее активисты, правозащитники?

— Вообщем-то да, конечно. То, что нас признали иностранными агентами. Я всегда говорил, что это неприлично. В бытовом понимании агенты есть агенты. А я ведь работаю на российских граждан, а не на иностранные государства. Я защищаю наших граждан. Поэтому оскорбительный, конечно, термин. Хотя власти у нас говорят, что в этом ничего такого и нет. Мол, это просто закон такой, вы не ограничиваетесь в правах, можете продолжать работать. Да, я буду продолжать работать, но ко мне будет более большая отчетность. К тому же, участники некоммерческих организаций, которые признаны иностранными агентами, не могут, например, делегировать своих членов в общественно-наблюдательные комиссии.

— Какое истинное предназначение у закона про иностранных агентов?

— По моему личному мнению, истинное предназначение — надавить на независимые правозащитные организации, вообще на весь независимый некоммерческий сектор, чтобы они не оппонировали власти. Ведь мы же не выступаем против государства. Мы выступаем в защиту Конституции, наоборот, мы считаем, что российское государство должно быть демократическим, как и написано в Конституции. Мы выступаем против тех органов власти и тех чиновников, которые нарушают права человека. И чаще всего в любой стране права человека нарушают силовые структуры. Поэтому мы — оппоненты силовиков. У нас реально сейчас у власти находятся силовики. Поэтому у них огромные полномочия и возможности бороться с независимыми правозащитными структурами.

— Как бы вы оценили уровень социальной напряженности в России?

— Ситуация в стране не улучшается. Экономика находится в стагнации. И довольно усиливается социальный протест против действий власти. Власть делает много ошибок. И поэтому я думаю, что во всех отношениях увеличивается внутренняя напряженность в стране.

Добавить комментарий