Кто участвовал, а кто нет, во втором форуме по китайскому проекту «Пояс и дорога»

Азия

29 апреля 2019, 14:22

thediplomat-amcharts-790×355

На днях прошел второй международный форум по проекту «Пояс и дорога». Его география все расширяется, а список участников все ширится.

Проект «Пояс и дорога» BRI, конечно, больше процветает в своем основном регионе: непосредственной периферии Китая. Возможно, самый большой успех проект имеет в Юго-Восточной Азии. Китай обеспечил присутствие девяти из десяти государств-членов АСЕАН, за исключением Индонезии. Очевидно, что, несмотря на трения, связанные с Южно-Китайским морем, и сохраняющуюся обеспокоенность по поводу долга по проектам BRI, правительства стран Юго-Восточной Азии по-прежнему заинтересованы в этом проекте.

Еще одним заметным успехом является Центральная Азия; четыре из пяти стран региона направили своих высших руководителей (представителем Казахстана стал бывший президент Нурсултан Назарбаев, но он по-прежнему является фактическим лидером). Одинокий и несогласный Туркменистан, как известно, противодействует этому проекту по сотрудничеству.

Несмотря на множество недавних заголовков о сдержанности Европы в отношении Китая, именно на европейские страны приходилась треть участников высшего уровня. 12 из 36 глав государств и правительств были из Европы (если Россию и Азербайджан также включать в этот список). Такие тяжеловесы ЕС, как Германия, Франция и Великобритания, не прислали своих первых лиц — эти страны, особенно Германия и Франция, были наиболее активными в выражении сдержанности и озабоченности. Но некоторые из европейских стран по-прежнему очень заинтересованы в «Поясе и Дороге», и их интерес только вырос с момента первого форума в 2017 году. Новые участники высшего уровня из Европы — это Австрия, Азербайджан, Кипр и Португалия. Несмотря на всю шумиху по поводу официального подписания соглашения BRI с Китаем, представитель Италии также присутствовал. Другими словами, китайский BRI испытывает значительный рост интереса со стороны Европы, несмотря на некоторый откат из самого Брюсселя.

BRI наблюдает рост и в Африке. В 2017 году поездку совершили всего два главы государств из африканских стран: премьер-министр Эфиопии Хайлемариам Десалегн и президент Кении Ухуру Кеньятта. В этом году эта цифра выросла до пяти: в Пекине присутствовали высшие руководители Джибути, Египта, Эфиопии, Кении и Мозамбика. Экспансия BRI в Африку явление относительно новое, но, похоже, она до сих пор находит благодатную почву — по крайней мере, вдоль восточного побережья континента, что более естественно подходит для первоначального проекта BRI по «Шелковому пути».

Но не везде наблюдается одинаковый успех. Южная Азия по-прежнему отличается отсутствием представительства на высшем уровне. Индия демонстративно не участвует, поскольку по-прежнему глубоко обеспокоена тем, что Китайско-Пакистанский экономический коридор проходит через территорию, оккупированную Пакистаном, на которую претендует Индия. Нью-Дели был не одинок в том, что не отправил представителя на BRF-2019. Из восьми стран-членов Ассоциации регионального сотрудничества стран Южной Азии, только Пакистан и Непал направили глав своих правительств в Пекин.

Монголия была единственной страной из соседей Китая, кто направил своего лидера. Премьер-министр Японии Синдзо Абэ, президент Южной Кореи Мун Чжэ-ин и северокорейский Ким Чен Ын (которые вряд ли когда-либо приедут на такое крупное международное собрание) отсутствовали.

С Ближнего Востока только ОАЭ направили представительство высшего уровня, что свидетельствует о том, что BRI не спешит закрепляться в регионе, несмотря на выдающееся положение именно этого региона на историческом Шелковом пути и дружественные связи Китая с такими крупными региональными державами, как Саудовская Аравия, Иран и Израиль.

Южная Азия и Ближний Восток здесь особенно выделяются, потому что они должны лежать на «естественном» маршруте «Пояса и Дороги», по крайней мере, так, как это было изначально задумано. BRI по существу выросла из Шелкового пути, чтобы стать действительно глобальным проектом. Несмотря на зарождающийся прорыв BRI в Южную Америку, Латинскую Америку и Карибский бассейн, например, только Чили направила топ-лидера на форум этого года. А из островов Тихого океана, которые вызывают серьезную озабоченность по поводу китайской «дипломатии ловушек», единственным высокопоставленным участником был премьер-министр Папуа-Новой Гвинеи Питер О’Нил. Очевидно, что Пекину предстоит еще много работы, чтобы распространить BRI за пределы исторического региона Шелкового пути.

Последнее замечание: еще одним заметным отказником был, конечно же, президент США Дональд Трамп. Хотя он и не собирался присутствовать, Соединенные Штаты пошли еще дальше и не направили даже представителей из Вашингтона. В 2017 году Мэтт Поттингер, старший директор Совета национальной безопасности по Азии, в конечном итоге принял участие; в этом году даже он не поехал. Это была одна из немногих неудач для Китая, и она больше говорит о текущем состоянии отношений между США и Китаем.

The Diplomat

Добавить комментарий

Авиабилеты