Крымский рынок труда уходит под воду

Народные корреспонденты

17 декабря 2019, 21:03

687

1200px-Верховный_Совет_Крыма

Аннексия Крыма повлекла не только деградацию экономики, образования и здравоохранения на полуострове. Разрушен рынок труда, множество крымчан в 2014-2019 годах лишились работы или существенно потеряли в доходах. Государство никак не защитило население полуострова. Наоборот, при поддержке властей в Крыму упали зарплаты, местные уступили много вакансий приезжим из материковой России, Донбасса, с Кавказа и Азии. Крымчан, не сумевших приспособиться к российским реалиям, вынуждают покидать полуостров.

Туризм и гостиничный бизнес

Одними из первых последствия перехода крымского рынка труда в российское поле почувствовали отельеры. До 2014 года в гостиницах Южного берега Крыма работал персонал преимущественно из Западной Украины. В сфере гостеприимства важно доверие к персоналу, поэтому крымчане ценили проверенных годами сотрудников. В 2014 году миллионы людей в одночасье оказались в другой стране. Переживать трудности, неизбежные для иностранцев в Крыму, ради ставшей неконкурентоспособной зарплаты украинцы не захотели.

Украинцев на де-юре украинской территории объявили иностранцами. Российские власти Крыма ввели для граждан Украины ограничение в виде 90 дней пребывания в автономии, обязали покупать довольно дорогие трудовые патенты. В ФМС (Федеральной миграционной службе) Крыма украинцы подвергались унижениям, сталкивались с невозможностью преодолеть очереди без взяток в 500-3500 долларов. Осенью 2019 года в Крыму задержали преступную группу офицеров МВД, несколько лет торговавшую российскими паспортами и разрешительными документами в промышленных масштабах.

Рабочие места в гостиничном бизнесе Крыма заняли преимущественно беженцы из Донбасса. Совсем небольшой процент вакансий достался местным, согласившимся на упавшую зарплату. Осенью 2019 года многие крымчане сетовали на то, что лето 2019 было худшим за все время, им не удалось заработать на жизнь в зимнее межсезонье, когда в курортных городах Крыма работы нет вообще. Объективно за пять лет в Крыму в несколько раз сократилось число вакансий в сфере гостеприимства.

Видимость действующих рабочих мест, чтоб об этом могли говорить местные власти, создают большие отели «Мрия» и «Ялта-Интурист». Но их сотрудники жалуются на низкие затраты, абсурдную систему штрафов, самодурство начальников. Однако продолжают работать, несмотря на регулярное грубое нарушение прав. Другой работы нет. Профсоюзов либо адекватной государственной защиты прав наемных сотрудников в Крыму нет.

Малый и средний бизнес

При Украине в лишенном крупной промышленности Крыму малый и средний бизнес были важным сектором экономики. Российская модель государства неблагоприятна для независимого малого и среднего бизнеса.

Из более чем 50 тысяч малых предприятий, работавших на полуострове в 2014 году, по данным из открытых источников, к лету 2019 года осталось менее 1 400. За пять лет исчезло несколько сотен тысяч рабочих мест. Крымчане утратили возможность работать и развиваться в частном секторе. На улице остались хозяйки точек на рынках, раньше имевшие достаток, возможность раз в год отдыхать за границей, оплачивать обучение детей. Закрылось множество фирм и микропредприятий, чьи хозяева и сотрудники прежде были способны содержать машину и квартиру среднего класса.

В Крыму стали востребованы, в основном, обслуживающий персонал и бюджетники. 2019 год заканчивается ликвидацией последнего в регионе крупного частного работодателя. Подконтрольные Кремлю власти Крыма при помощи лояльных «главе РК» Сергею Аксёнову судов закрыли единственный в Европе сафари-парк «Тайган» и ялтинский зоопарк «Сказка» известного бизнесмена Олега Зубкова. Последний не раз прямо заявлял, что власть в Крыму захвачена организованной преступной группировкой во главе с Аксёновым, которая пытается захватить его парки.

Кейс Зубкова показывает, как из-за криминальных в большинстве случаев действий власти Крыма на оккупированном полуострове к 2020 году стало в 50 раз меньше предприятий малого и среднего бизнеса на рынке труда. Если далеко не бедный человек Олег Зубков продержал осаду почти шесть лет, то мелких предпринимателей прикончили сразу.

Таким образом российская власть в Крыму создала достаточно жёсткие условия жизни, в которых человек может рассчитывать лишь на фиксированную зарплату бюджетника.

Государство в лице местной власти захватило монополию на рынке труда региона, где 2 миллиона человек являются гражданами Украины. Нуждающиеся в средствах к существованию люди соглашаются на низкооплачиваемую работу бюджетника (сюда относятся и рабочие на немногих оставшихся производствах). Для трудоустройства у таких людей требовали российское гражданство. Люди вынужденно получали нелегитимные крымские паспорта РФ как входной билет на бесправный и депрессивный российский рынок труда.

Бюджетники

В Крыму по последним демографическим данным 25% пенсионеров и 15% бюджетников, то есть 40% населения напрямую получает деньги от государства, поэтому полностью от него зависит.

В 2014 году крымским учителям, врачам, спасателям дали российские зарплаты. При этом цены и продукты в Крыму в 2014 году ещё были преимущественно украинские, поэтому бюджетники около девяти месяцев ощущали себя представителями вырвавшегося из нищеты среднего класса. Первое время пенсионеры тоже чувствовали себя разбогатевшими от российских пенсий на фоне украинских цен.

К 2017 году интеграция в российские образование и медицину вернула крымских врачей с учителями в нищету. Медики из Гурзуфа жаловались, что врачу нынче платят 21 тысячу рублей, медбрату 11 тысяч рублей, санитарке – 6 тысяч рублей. Для сравнения: пригодное на круглый год жилье в Гурзуфе меньше чем за 18 тысяч в месяц не снимешь. Зарплата 6-11 тысяч рублей — самая распространённая в крымской медицине, она не позволяет даже полноценно питаться, оплачивать коммунальные услуги, покупать одежду.

На нищенские зарплаты, некачественные медикаменты и инвентарь жаловались в 2018 году медики из Алупки. Власти Крыма позднее признали, что в регионе не хватает более 700 врачей. То есть это открытые вакансии с такой зарплатой и условиями труда, что люди не видят возможности за эти деньги выжить месяц.

Учителя в Крыму в среднем получают 12-14 тысяч рублей в месяц. Это если не пострадают от гибкой системы штрафов. Например, за не вовремя выставленные в электронный журнал оценки автоматически от зарплаты отнимают 400 рублей.

В реальности учителей не хватает, контролируемый государством рынок труда предлагает им нищенские зарплаты и обязанность заполнять обилие бессмысленных документов. Профессия стала непрестижной, среди обнищавших учителей, как и среди врачей, резко сократилось число сторонников российского присутствия в Крыму.

Ставшие бюджетниками сотрудники «национализированного» металлургического завода в Керчи столкнулись с сокращениями и невыплатой заработной платы. В портах Крыма массовые увольнения и сокращения.

При этом зарплаты главных врачей, завучей, ректоров, руководящих специалистов бюджетной сферы, топ-чиновников намного выше средних в отрасли — от 60 до 350 тысяч рублей в месяц и выше. Все эти должности заняты близкими к Сергею Аксёнову людьми либо приехавшими с его разрешения материковыми специалистами.

Сейчас многих крымчан-бюджетников среднего звена прямым текстом увольняют для того, чтобы освободить место переезжающим в Крым с материка кадрам. В Симферополе, например, ради такого приезжего уволили заведующего городской поликлиникой. Так происходит во многих профессиях – от завхоза санатория до мэра города. Ключевые доходные посты занимают лояльные Кремлю переселенцы.

При этом на очищенные от крымчан вакансии с материка часто приезжают люди с богатым криминальным прошлым, ориентированные на махинации с помощью админресурса. Они это воспринимают как длительные рабочие командировки на колонизированную территорию.

Например, привезённый из Краснодара новый мэр Ялты Иван Имгрунт, по слухам, живет в кабинете здания администрации города, побывавшие у него на приеме, рассказывали что мэр им предлагал выпить с утра по стакану водки. В Крыму считают, что он в интересах Аксёнова будет «осваивать» дополнительные 2 миллиарда рублей на развитие Ялты, а также «восстановление стадиона». Заработают на этом не местные фирмы и рабочие, доверенные структуры власти и криминалитета.

Неквалифицированный труд

С рынка рабочей силы крымчан сначала вытеснили беженцы от войны в Донбассе. Оставшиеся без крыши над головой и работы были готовы работать на стройках за 500 рублей в день, тогда как ещё недавно на крымском рынке труда за такой труд просили 1 500 рублей.

«Национальные проекты» тоже не насытили крымский рынок труда работой с хорошей зарплатой. На большие государственных стройки — Крымский мост, газопровод, аэропорт — были набраны бригады непритязательных по части зарпоат рабочих из российской глубинки. Многим из них в итоге не заплатили.

Окончательно обвалили цены и вытеснили крымчан с неквалифицированного рынка труда трудовые мигранты из Азии и Кавказа. Это ухудшило и криминогенную обстановку в регионе. Например, в Форосе гастарбайтеры, строящие путинской элите дачи, устраивают пьяные драки в центре посёлка. В Севастополе между трудовыми мигрантами происходят побоища, доходит до убийств местных приезжими.

Евгений Гайворонский, Крым. Специально для M.News World

Добавить комментарий

Авиабилеты