ru_RU

Китай наступает на грабли 2008-ого года: кризис экономики

Азия

01 ноября 2018, 13:51

M.News

Wall Street’s playbook пишет, что каждый тик рынка — это еще одна возможность что-то выгодно приобрести. И хотя чаще всего это правда, пиковые колебания цен, замедляющаяся глобальная экономика и схлопывание долговых пузырей на этот раз больше напоминают 2008 год, а не обычную рутинную распродажу.

В авангарде этого грядущего краха на рынке стоит Китай, чей прогнозный рост снизился до 6,5% в третьем квартале. Это самые медленные темпы роста, которые коммунистическое правительство видело до последнего глобального финансового кризиса.

Медленный рост и почти 30%-ое падение шанхайских акций вызвали быстрые действия китайского правительства, которое объявило о планах сократить личный подоходный налог и в четвертый раз сократить нормы обязательных резервов, чтобы стимулировать как можно больше рычагов влияния на экономику. Правительство даже купило Биржевой инвестиционный фонд для поддержки тонущего китайского фондового рынка. В результате этих реанимационных действий акции недавно действительно выросли на 4% за один день. Однако более половины этих приобретений были быстро обесценены на следующий же день, так как инвесторы трезво оценили то, что китайское правительство начинает терять контроль над экономикой.

Согласно Wall Street Journal, инвестиции в китайские заводы и другие основные фонды находятся на самом низком уровне за последние 18 лет, а традиционно надежное, домашнее потребление Китая также начинает резко замедляться.

За последние несколько месяцев экономика Китая развивается по нисходящей траектории, а продажи автомобилей и розничной торговли снижаются. Инвестиции с фиксированными активами выросли всего на 5,3% в январе-августе с начала года. Это самый низкий уровень роста с 1992 года. Это было, главным образом, плановое замедление — указ правительства, которое осознало, что его экономика начинает напоминать схему Понци [финансовую пирамиду Чарльза Понци].

Интересно то, что этот летаргический рост сохранялся, хотя компании и были готовы к недавним повышениям тарифов со стороны США на китайские товары. Macquarie Capital Ltd. прогнозирует, что в ближайшие месяцы доля роста китайской экономики от экспорта упадет до 10%.

Вся эта озабоченность по поводу замедления роста препятствует плану по сокращению доли заемных средств, который Китай должен был выполнить в начале этого года. По данным Financial Times, китайский долг находился в диапазоне 170% от ВВП до Великой рецессии 2008. Но, напомним, что в 2008 году Китай отреагировал на финансовый кризис огромной инфраструктурной программой — строительством пустых городов на общую сумму равную 12,5% ВВП – это был самый большой в мире стимул.

По данным Института международных финансов, валовой долг Китая теперь поднялся до более 300% ВВП. Bloomberg оценивает долларовую сумму этого долга — как государственного, так и частного — в 34 триллиона долларов; у других эта сумма достигает 40 триллионов долларов. С гигантской теневой банковской системой это число и вовсе запутывается.

Проблема также заключается в том, что большая часть долга китайского частного сектора обеспечивается фондовым рынком, который в этом году находился в свободном падении. По данным Reuters, более 637 млрд акций стоимостью 4,44 трлн. юаней ($639,86 млрд) были на 12 октября заложены по кредитам. По мере того как воздух продолжает выходить из фондового рынка, это будет оказывать дополнительное давление на долговой рынок.

Самое главное, что долги Китая появились в рекордные сроки: за последние 18 лет они выросли на более чем 2000%. И эта громадная задолженность не использовалась создания каких-либо работающих активов. Скорее, это был непроизводительный, ориентированный на государство рост, который требует постоянного потока нового долга для погашения созревающей задолженности. Поэтому коммунистическая партия находится между необходимостью уменьшить использование долгового финансирования экономики; и в то же время, пытается поддерживать воображаемый рост с помощью дополнительных мер стимулирования.

Специальный стимул позволил увеличить объем денег в обращении — до 8,5% в этом году — и 8,1% в прошлом году. Но даже при большом росте денежной массы, Китай не смог добиться требуемых темпов роста, потому что он отягощен наследием долга.

Этот последний раунд фискальных и монетарных стимулов до сих пор не имел ожидаемого экономического эффекта, и оказал скорее негативное влияние на китайский юань. Заставив некоторых задуматься о том, что Китай потерял контроль над своей валютой. В августе 2015 года неожиданная девальвация юаня уже привела к бегству капитала, поскольку китайские компании, граждане и инвесторы стремились защитить себя от дальнейшего снижения курса валюты. Одним словом, если юань снова ослабнет слишком быстро (естественным образом, либо с помощью специально запланированной девальвации) — это усилит хаос на (и без того хрупких) мировых рынках.

С апреля 2018 года юань упал почти на 10% по отношению к доллару. Китайцы в настоящее время пытаются удерживать валюту от падения ниже 7 юаней за доллар. Больше десяти лет юань не торговался так низко.

По материалам The Market Oracle

Добавить комментарий