Как власть правых на Западе превратилась в угрожающую идеологию: Последние дни старого порядка

Аналитика

12 августа 2019, 15:04

trumpjohnsonboris

Возможно, западное общество и переживает попытку правого переворота, но принципы и основы правых прогнили. Может быть, произойдет контрреволюция —  как это случается после каждой революции, но базироваться она будет на более прочной основе. Шарлатаны разного уровня могут пока контролировать Британию и США, но их время ограничено. Их программы саморазрушительны, у них отсутствует диалог с динамичными и все более заметными в нашем обществе силами.

Очень поучительно то, что произошло в США после зверств в Эль-Пасо и Дейтоне. Это переломный момент. Национальная стрелковая ассоциация может говорить Дональду Трампу, что любая попытка контроля над оружием повредит его поддержке среди политической базы. Республиканцы превратились в партию, которая де-факто защищает террор сторонников белого превосходства, и это может стать самоубийством на выборах. Президент должен подвинутся — не в последнюю очередь потому что, столкнувшись с новой реальностью даже его база от него отречется. Слишком много американцев теперь боятся стать случайными жертвами расстрелов.

В США проживает 5% населения мира, 35-50% из них владеют оружием, и эту тенденцию просто необходимо обратить вспять. Дебаты продолжатся: от ужесточения проверок биографических данных до обсуждения самого конституционного права на ношение оружия. Это подчеркнет маргинализацию правого республиканства.

Когда политический ветер меняется в США, он меняется и в Британии. Трамп в США и Борис Джонсон в Великобритании — кульминация того, что Рейган и Тэтчер инициировали 40 лет назад. Все началось как законное, хотя и спорное, желание переосмыслить послевоенное урегулирование: ограничить институт государства, содействовать самостоятельности и индивидуальному предпринимательству. Как утверждал великий политолог Сэмюэл Бейер, эти взляды, как ни парадоксально, поддерживались культурным индивидуализмом, антигосударственными инстинктами и нонконформизмом поколения Вудстока.

Сорок лет спустя власть правых превратилось в угрожающую сегодня повсеместно правую идеологию. Роль американского республиканизма в области вооружений сочетается с переходом партии консерваторов в английский национализм, даже если это и означает распад Великобритании. Безликий Брексит стал политическим талисманом.

Брексит без сделки станет переломным моментом для Британии. Разрушительные экономические и политические последствия: длительная рецессия, обвал на рынке жилья, обвал стерлинга, хронически несправедливые торговые сделки неизбежно поднимут вопрос о том, как же все это произошло. А вопрос о британской конституции, замороженный уже давно, станет новым полем политических баталий.

У Британии нет письменной конституции. Тот, кто имеет большинство в Палате общин, может делать все, что ему заблагорассудиться, без конституционных ограничений: провести референдум, изменяющий британские договорные обязательства без требования о наличии четкого большинства; или игнорировать недоверие в Палате общин в течение долгого времени, чтобы осуществить самоубийственный Брексит без сделки. Конституция уполномочивает монарха отстаивать честную игру и общественные интересы, но глава государства, который не был избран, никогда не может действовать на свое усмотрение.

Это больше не такой устойчивый факт. Нужно было, чтобы королева настаивала на том, что референдум о членстве в ЕС требует супер-большинства[а не простого большинства при голосовании]; нам понадобится, чтобы она уволила Бориса Джонсона, если он попытается остаться на своем посту после вотума недоверия или назначить всеобщие выборы после 31 октября, чтобы обойти Палату общин и добиться Брексита без сделки. Она знает, что может действовать только один раз. Если она увольняет Джонсона, она приобретает врагов в лице английских националистов; если она этого не сделает, она делает своими врагами всех остальных. В любом случае, ее легитимность будет под ударом. Только избранный глава государства может действовать в такие моменты, и он обязан будет столкнуться с последствиями, если ошибется.

Вопрос о том, как мы хотим чтобы нами управляли, больше не абстрактный: он в самом сердце новых гигантских культурных сил, которые очень хотят лучшей жизни и правительство получше. Поколение, отстаивающие индивидуализм и гедонизм, а также социальную атомизацию (невольные культурные соучастники правых), сменяется поколением Восстания против вымирания. Это социально-политическое движение, которое использует методы ненасильственной борьбы, выступает против климатических изменений, потери биоразнообразия и риска социально-экологического коллапса. И они вновь открывают для себя коллективизм. Как указала на прошлой неделе Межправительственная группа ООН по изменению климата, то, как мы все будем вести себя, в частности, та пища, которую мы потребляем, будет иметь решающее значение для определения будущего жизни на Земле. В мире наблюдается бум заменителей мяса — потребители переходят на диеты на растительной основе, включая 39% потребителей из США.

Решения по всем вопросам — от использования пластика до частоты полетов — оказывают коллективное влияние на всех, особенно на тех, кто достаточно молод, чтобы предвидеть, чем это закончится в конце столетия.

Компании очень ценят свои достижения в области устойчивого развития. Будь то коммунальные предприятия или глобальные транснациональные корпорации, работающие на ископаемом топливе или продуктах питания, никто не сможет избежать нового требования устойчивого ведения бизнеса. Эта динамика приводит к необходимости заменить чистый капитализм принципами всех заинтересованных сторон.

Правительства должны действовать сверху – особенно важен вопрос о том, как именно они управляют. Этот вопрос движется в центр политических дебатов. Мудрое и активное правительство — проверенное, сбалансированное, подотчетное, достаточно федеральное, чтобы удовлетворить требования Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии — обслуживаемое беспристрастной государственной службой. Все это будет иметь решающее значение для создания более «экологически чистого» общества, реформирования капитализма и уменьшения неравенства.

Необходимость такого управления будет распространяться на международном уровне. Пример ЕС все больше будет выступать в качестве примера общеевропейской устойчивости. ЕУС — Европейский устойчивый союз. Его действия станут глобальным стандартом для окружающей среды. Если Британия сейчас покинет ЕС, в основе возможного воссоединения может стать общее дело: необходимость озеленения нашего континента, например.

Сторонники Брексита без сделки не имеют такой силы, как Трамп. Они неудачники, они на неправильной стороне истории. Лучшие люди еще войдут в политику. Старые партии примут новую кровь: новая жизнь вытеснит старую. Контрреволюции быть! — Она ​​уже в процессе.

The Guardian

Добавить комментарий

Авиабилеты