Израильские страсти и русские страхи

Ближний Восток

07 января 2020, 09:00

likud

В преддверии «очередных внеочередных» парламентских выборов в Израиле страсти в обществе накалены, и многочисленная русскоязычная часть населения — считается, что это 15% всего населения страны — стала объектом пристального внимания СМИ и политиков. В самой же этой стране в последние 5 лет обострились противоречия, что в немалой степени связано с событиями в «странах исхода» — России и Украине.

Неразлучные политические противники

Политизацию «русской улицы» в приморской Хайфе я впервые, сразу по переезде в страну, наблюдала живьем в течение месяца на хайфском пляже Бат-Галим. Время было сравнительно идиллическое — октябрь 2018 года. Еще не хлопнул дверью тогдашний министр обороны Авигдор Либерман, не распущен Кнессет 20 созыва — один из самых «живучих» созывов за всю 70-летнюю историю еврейского государства. Не прошли двое выборов, не провалились дважды попытки коалиций и не назначены третьи выборы (они должны состояться 2 марта 2020 года). Итак, хайфский пляж Бат-Галим (в переводе «дочь волн»), пальмы, песок, море, красивый променад. И на этом променаде ежедневно ранним утром сначала были слышны два громких голоса.

А потом появлялись они. Старец с длинными белыми волосами, в джинсовых шортах и выцветшей футболке. И другой — с ходунками, стриженый «под ежик», в спортивном костюме. Шли и яростно спорили о российских событиях. Один накануне смотрел «Дождь», другой — российский Первый канал. Один осуждал Путина, совок и «Крымнаш», другой — козни Госдепа США и «разваливших страну либералов». При этом явно они не могли друг без друга — иногда седовласый терпеливо ждал запаздывающего оппонента, а потом они шли, и над морем разносились гневные филиппики в адрес Путина или Госдепа. Я переехала в другой город, а два старика, наверно, так и ходят по променаду каждое утро.

Тем временем в Эрец Исраэль грянул политкризис, старт которому был дан эскападой Либермана. И начиная с конца зимы, в уличных кофейнях, на скамейках вдоль берега (а с наступлением жары — и просто стоя в море по горло в воде) группы «дважды соотечественников» вели словесные схватки. В принципе, как и у всего израильского народа, основной водораздел прошел по линии «Рак Биби / Рак ло Биби» — «только Биби (Нетаньяху, действующий премьер от «Ликуда») — только не Биби». Примерно такая же картина, как в кофейнях и на пляжах, была и в русскоязычном сегменте соцсетей.

Улица в разноцветном мире

На фоне дискуссии между «ракбибистами» и «раклобибистами» внезапно высветилась ситуация: 15 мандатов, полученных на сентябрьских выборах «русской» партией «Наш дом Израиль» Авигдора Либермана, фактически не дали сформировать коалиционное правительство ни условному правому центру (Ликуд с Нетаньяху), ни условному левому (Кахоль Лаван с Ганцем и Лапидом). В глазах многих израильтян, в том числе русскоговорящих, вина лежит на «русской улице». Она же в интернет-полемике обозначается известными терминами «ватники», «русский мир», «дедывоевали» и попросту «совки». А на самом деле?

Еще до переезда в Израиль мне не раз доводилось слышать о репатриантах из наших краев: «в СССР были евреями, в Израиле все русские». Это так и не так. Если оказываешься с ходу в мультиязычной среде (так случилось со мной), то видишь: «русим» — не стигма, как и «марокаим», «тайманим» (йеменцы), «царфатим» (французы) и много кто еще. «Мэайн ат?» (откуда ты?) — обычный вопрос, часто с предположением: «МэАргентина? МэИталия? МэРусия?».

С 2014 года частым стало «МэУкраина?». Раньше, еще со времен сионистских первопроходцев XIX — начала XX веков, люди из Беларуси и Украины считались «мэРусия», включая многих отцов-основателей государства. Про Беларусь и теперь приходится объяснять: «Аль-яд Русия, аваль ло Русия» (рядом с Россией, но не Россия) А выражение «польская мама» означает то, что среди российских евреев называлось «идише мама» — гиперзаботливая мамочка из еврейских анекдотов.

Есть нюанс. Мы говорим при этом не о русских, марокканцах или аргентинцах в этническом смысле. Здесь не эмиграция, здесь репатриация. И все разноязыкие или разноакцентные, разного цвета кожи, волос и глаз люди — в основном евреи. Либо, как сказано в Законе о Возвращении — дети евреев, их внуки. И нееврейские члены их семей. Религиозные или светские — они граждане Государства Израиль со всеми правами и свободами, зафиксированными еще в Декларации независимости 1948 года.

А еще израильские арабы, друзы, черкесы, даже община самаритян (тех самых, библейских) и деревня, где живут носители арамейского языка. Волны алии, сопровождавшиеся каждый раз трудностями непонимания между разными группами репатриантов. Сложные отношения внутри среды исповедующих иудаизм. И это мы еще не говорим про войны, теракты — да что там, каждый месяц, а то и чаще, юг страны сейчас обстреливается ракетами ХАМАС.

Жизнь сложна, и сориентироваться в ней трудно бывшим советским и постсоветским людям, с их зачастую смутными знаниями о мире вне экс-СССР и языковым кругозором на уровне «английский со словарем». Самоизоляция, нежелание или боязнь учить сложный государственный язык, вследствие этого сложности с социальными лифтами — эти симптомы хорошо знакомы и по другим странам массового проживания русскоязычных людей — будь то Литва, Германия или США

Кто угнетает русскоязычных?

В 1990-е годы в 4,5-миллионный Израиль нахлынула почти миллионная алия из распадающегося СССР, затем СНГ. В большинстве своем она все-таки не заслужила презрительного названия «колбасная алия», которым ее часто награждают как идейные, принесшие много личных жертв старые «отказники», так и репатрианты из новой, т. н. «путинской» алии, из тоненького ручейка превращающейся в приличный поток (за последние 10 лет почти 67 тысяч). Неадаптированного миллиона русскоязычных страна бы не вынесла. Большинство выучило язык, нашло себя в новой жизни — на производстве, в науке, в искусстве, смогло применить квалификацию или обрести новую.

Часть, однако, осталась в «русскоязычном гетто», и она часто наводняет соцсети репликами вроде «когда защетят права руских? мы превезли этим азиатскким абезьянам культуру». А в последнее время и того пуще — помимо инвектив в адрес «марокканцев и эфиопов», а также неизбежных в наши дни «бандеровцев», раздаются пожелания избавить Израиль от «пейсатых и кипастых» — то есть от верующих иудеев.

Впрочем, и волна, называющая себя «новой качественной алией» (она же «путинская алия») принесла частично такой же контингент. Эти люди надеются на Авигдора Либермана, который на прошлых выборах обещал субботний транспорт и магазины, открытые в Шабат. (На самом деле во многих городах такой транспорт и такие магазины есть, а недавняя попытка пустить в центре страны бесплатные субботние автобусы между городами закончилась протестом таксистов). Но градус ненависти к «пейсатым» растет и уже не по поводу автобусов. Много русскоязычных убеждено, что именно «кипастые» отбирают у русских пенсии, сидят на шее у государства, ущемляют русский язык и собираются затеять некое государство Галахи, где будут брать у всех ДНК на анализ и проверять еврейство. И только Либерман спасет, наш, советский.

Масла подлил в огонь министр иностранных дел Арье Дери (правая «сефардская» партия ШАС), который в ответ на обвинения заявил, что нагрузкой на бюджет являются десятки тысяч «русских» пенсионеров, не работавших или почти не работавших в стране, но получающих социальные пособия, медобслуживание и льготы. Прозвучало грубо, позднейшая попытка извиниться была малоубедительной. Тем временем израильтяне, хорошо владеющие и русским, и ивритом, стали собирать коллекцию в полном смысле слова черносотенных текстов из соцсетей от сторонников НДИ и переводить их на иврит для сведения масс. Нашлись и переводчики, сравнившие тексты предвыборных агитматериалов НДИ на русском языке с ивритоязычными текстами. Разница шокировала. Напряжение растет.

Путин не дает о себе забыть

Репатрианты последних лет, решившиеся на выезд из-за закручивания гаек в РФ и не убившие в себе политических инстинктов, оказываются в разных лагерях, но такое ощущение, что над всеми витает воспоминание о Путине. «Раклобибисты» считают, что главное зло — Нетаньяху, ездящий в Москву, и даже сравнивают с Путиным его самого, а политическую систему Израиля с российской.

Живущий в Израиле бывший российский политик от демлагеря Александр Осовцов с этим не согласен: «Израиль демократическое государство, в нем есть реальные выборы., на которых нет вбросов и фальсификаций», — утверждает он. На вопрос, в чем причина длящегося уже год кризиса, Осовцов отвечает: «Отсутствие выборных стратегий абсолютно у всех. Фактически только сейчас формируются центральные штабы партий». Сам он не скрывает симпатии к Либерману, потому что ему импонирует программа (разговор был до того, как Либерман выступил с одой Путину). В программе нет черносотенной вакханалии.

Бывший «яблочный» активист Семен Бурд тяготеет к «Ликуду», но его смущают опять же визиты к Путину, а также высказывания некоторых ликудовцев, предлагающих пересмотреть Закон о возвращении в сторону ужесточения. Если говорить о левом фланге — сторонниках Кахоль Лаван — для них Путин кроется, как было сказано, в Биби, а в остальном они не уникальны среди левых мира — например, ездят помогать собрать оливки палестинским арабам с целью «показать, что среди евреев есть люди» (так дословно объясняла автору бывшая петербургская участница Марша несогласных).

Ликудовский активист Александр Непомнящий в Фейсбуке пишет о «нарративе, выплеснувшемся на просторы израильского общественного дискурса», обращаясь в том числе и к тем, кто бурно реагирует на черносотенные выпады в сети: «с огромной вероятностью, есть немало людей, никогда в жизни не пересекавших границ Еврейского государства и запускающих этот контент в рамках своей грязной работы совсем из другой страны». Задача — наращивание конфликтов в стане «потенциального противника», гибридная война. Любопытно, что подобного рода тревоги усилились в ФБ-группах сразу после того, как Путин напал на польского министра прошлого века за антисемитизм.

Лиора Габриель для M.News World

Добавить комментарий

Авиабилеты