ru_RU

Итоги Форума сотрудничества Китай-Африка. Новая колонизация Африки или стратегия win-win?

Азия

10 сентября 2018, 13:45

Чай — крупнейший продукт экспорта Кении, он даже опережает туризм и кофе. Но спросите любого китайца, что он знает о Кении, и он назовет лишь слонов или бегунов-марафонцев. Почему? Несмотря на то, что Китай является крупнейшим потребителем чая в мире, он занимает всего лишь 29-е место в списке покупателей чая из Кении.

Действительно, в более широком смысле, хотя Китай и является крупнейшим торговым партнером Африки с 2008 года, в торговле между ними наблюдается резкий дисбаланс, и не только с Кенией, но и с 39 другими африканскими странами, имеющими дипломатические отношения с Китаем. Из пункта «А» в Китай едут необработанные ресурсы, а в другую сторону – готовые дешевые товары. Например, для Уганды, не имеющей выхода к морю, соотношение импорта и экспорта в Китай составляет 22:1. Даже самый крупный производитель нефти на континенте – Нигерия — на каждый доллар экспорта в Китай импортирует уже 11 долларов.

Этот дисбаланс не остался незамеченным. И африканские лидеры решили использовать большой китайско-африканский саммит в Пекине в начале сентября 2018 года, чтобы сдвинуть баланс в африканскую сторону. Форум по сотрудничеству в Африке называется FOCAC (Форум китайско-африканского сотрудничества). На FOCAC лидеры из Африки и Китая встречаются каждые три года, и Китай каждый раз анонсирует, сколько денег будет направлено в Африку в виде займов на этот раз. В этом году глава Китая Си Цзиньпин тоже озвучил сумму: 60 миллиардов долларов — различных видов помощи и кредитов континенту.

В ответ на упреки о том, что африканские товары недостаточно представлены на китайском рынке, правительство Си предложило четыре новые идеи. Во-первых, делать больше для продвижения африканских продуктов в Китае. Например, использовать электронную коммерцию для продвижения африканских продуктов; создать экономическую и торговую выставку в Китае и Африке, а также пригласить африканские страны участвовать в China International Import Expo в ноябре 2018 года в Шанхае. Беднейшим африканским странам не придется платить за участие в выставочных стендах. Во-вторых, китайское правительство предложило 50 программ содействия торговле для Африки, примерно по одному для каждой страны, и тем самым активизировать сотрудничество в области регулирования рынков и таможенных процедур. В-третьих, создать новый фонд стоимостью 5 миллиардов для финансирования импорта из Африки. В-четвертых, правительство взяло на себя обязательство продолжать переговоры о свободной торговле с заинтересованными сторонами.

Но будет ли этого достаточно, чтобы преодолеть огромный торговый дефицит? Например, сейчас в Пекине невозможно найти эфиопское вино, несмотря на «беспошлинный» статус Эфиопии. И это при том, что импорт вина из США и ЕС в Китай весьма успешен, несмотря на высокие тарифы. На самом деле, официальные «нулевые тарифы» на африканские товары не всегда являются таковыми на практике. Согласно исследованию ООН, 50% сельскохозяйственных «беспошлинных» продуктов, поступающих в Китай, все еще облагаются налогом на импорт. И в реальности, для того чтобы все эти четыре намерения Си Дзеньпина реальное действовали, должен произойти существенный сдвиг в глобальных моделях производства. Чем больше продуктов будет производиться непосредственно в Африке, тем качественнее будет экспорт.

На самом деле, африканские товары могли бы воспользоваться нынешней торговой войной США и Китая. Что касается планов китайского правительства относительно Африки, они конечно верны, и именно их реализация будет определять успех или неудачу в Африке. На FOCAC 2015 года был открыт китайский фонд по сотрудничеству в области промышленного потенциала (CAFIC), он получил 10 миллиардов долларов капитала для инвестиций в новые перспективные проекты с низким уровнем риска, которые в идеале должны возглавить китайские компании. Однако до сих пор было одобрено только шесть проектов на сумму 542 миллиона долларов, и ни один из бенефициаров не был местным африканским бизнесом.

Почему? Во многих африканских странах попросту нет крупных компаний для выполнения крупных проектов. Местные африканские фонды с частным капиталом в основном предназначены для снижения рисков на внутреннем рынке (между странами), а не для больших инвестиций.

Также злые языки твердят, что Китай виновен в неоколониализме – это тот же захват Африки, без пушек и осады, вместо них — огромные кредиты, за которые непонятно как и когда Африка расплатится. Но параллельно с этим, бытует мнение, что любая критика китайской политики в Африке — это «западный заговор» и ревность к новым хозяевам положения.

По данным Африканского банка развития, Африке требуется огромная новая инфраструктура на сумму от 130 до 170 миллиардов долларов ежегодно – на поезда, электростанции и т.п. По прогнозам, континент также скоро столкнется с дополнительными расходами из-за изменения климата в размере от 20 до 30 миллиардов долларов в год. Но африканские страны не обладают достаточными средствами, чтобы оплачивать эти расходы – им, конечно, нужна внешняя помощь и, в частности, кредиты. Теоретически, многие страны Африки могут получить кредиты от США, Всемирного банка, Африканского банка развития (AfDB) и даже от частных банков. Так почему они выбирают китайские кредиты?

Во-первых, многие организации предоставляют низкие процентные ставки только самым бедным странам, поэтому такие страны, как Кения, Кот-д’Ивуар и Нигерия, которые классифицируются как страны со «средним доходом», вынуждены искать деньги в другом месте. Во-вторых, когда африканские страны получают кредиты на свои проекты, среднее ожидание длится девять лет. Иногда задержки связаны с экологическим и социальным контролем. Многие страны, такие как Руанда и Эфиопия, твердо привержены «зеленому» росту, но, тем не менее, даже они сталкиваются с большими задержками.

Китайские кредиты тоже бывают разные. Примечательно, что китайские организации напрямую не учитывают доход страны при принятии решения об утверждении займа или его процентной ставки. Китай просто смотрит на жизнеспособность проекта — изучает, какой доход он будет генерировать, и, следовательно, насколько легко может быть погашен кредит. Кроме того, решения принимаются быстро. В некоторых случаях весь процесс утверждения и завершения проекта может занять только два года.

Большинство африканских правительств, между прочим, не обременяют своих граждан долгами. Существует только одна африканская страна с внешними кредитами, которые равны или превышают размер ее экономики – это, на самом деле, очень успешный Маврикий. Надо сказать, что при этом, у США и Франции, например, соотношение долга к ВВП составляет более 100%.

Но китайские кредиты все равно нуждаются в улучшении. В частности, нынешняя китайская политика, требует, чтобы каждый кредит был привязан к проекту, который выполняется китайской компанией. Китай, конечно, не одинок в таких «привязках». Некоторые японские кредиты тоже были «привязаны», как и английские, пока скандал в 1988 году не продемонстрировал, что привязка зарубежных финансов к внутреннему бизнесу создает нешуточный конфликт интересов.

Правительствам африканских стран необходимо больше свободы, а также нужно уделять приоритетное внимание наиболее прибыльным проектам, которые полезны гражданам, и использовать их так, как они хотят — например, задействовав местные материалы и рабочую силу. Правительствам африканских стран также необходимо проводить тщательную проверку компаний. Ведь, на данный момент, некоторые китайские компании участвуют в инфраструктурных проектах, несмотря на то, что на родине попадают в коррупционные черные списки.

Но есть и третий путь, в 2016 году Китай создал Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (AIIB) с капиталом в размере 50 миллиардов долларов. Благодаря этому и вкладам со стороны США, Германии и других стран, AIIB выдает не привязанные к каким-либо проектам займы. Хотя шесть африканских стран уже являются членами AIIB, и намного больше в этом заинтересованы — они не могут получить к нему доступ, поскольку AIIB в настоящее время охватывает только Азию.

В рамках, только что анонсированных 60 миллиардов долларов помощи Африке, Си сказал, что 10 миллиардов долларов будут выделены в качестве нового специального фонда. Возможно, этот новый фонд будет выглядеть, как AIIB, или будет как-то связан или управляем AIIB, либо станет качественно новым.

Сейчас, когда африканские лидеры разъехались домой после саммита в Пекине, вопрос не в том, хороши или плохи китайские кредиты, а в том, что именно будут требовать африканцы, и как остальные, а не только Китай, будут реагировать на эти требования.

Добавить комментарий

Поиск авиабилетов