Италия – первая страна G-7, присоединившаяся к китайской инициативе «Пояс и дорога»

Азия

02 апреля 2019, 15:54

48037251_303

Италия стала первой страной из клуба G-7, которая присоединилась к китайской инициативе «Пояс и дорога» (Belt and Road) в субботу.

Подписание меморандума о взаимопонимании состоялось во время визита президента Китая Си Цзиньпина в Рим. В итальянской столице Си чествовали наравне с монархами. Китайские и итальянские компании заключили сделки на 2,5 млрд евро ($2,8 млрд), в том числе соглашения с итальянской компанией Cassa Depositi e Prestiti и о сотрудничестве с китайским фондом «Шелковый путь» по международным инвестициям, по железным дорогам и аэропортам, а также контракты по развитию китайского туризма. Китайская коммуникационная строительная компания напрямую связанная с инициативой «Пояс и дорога» подписала соглашения с портами Триеста и Генуи.

Впечатление итальянцев после этих сделок было несколько подавляющим. Общая стоимость не оправдала ожиданий, так как в предыдущих отчетах предлагалось заключить сделки на сумму до 7 миллиардов евро. Особенно учитывая то, что Китай, очевидно, использовал перспективу сделок — или угрозу их отсутствия — как рычаг, чтобы заставить Италию заключить соглашение по BRI. И критики говорят, что Рим, возможно, продал свое сотрудничество слишком дешево.

Отсутствие каких-либо заключительных соглашений, за исключением меморандума о взаимопонимании по BRI, заставило вице-премьера Луиджи Ди Майо — одного из самых решительных сторонников Китая — настаивать на более решительных шагах. В конце концов, первая партия апельсинов по улетели по воздуху из Сицилии в Китай. Ди Майо назвал это «маленькой революцией для нашей продукции «Сделано в Италии»».

Ди Майо также заявил, что потенциальные сделки, подписанные в субботу, могут составить 20 миллиардов евро. На данный момент в Риме остался чек на 2,5 миллиарда — и спор об участии в BRI. Эти результаты вряд ли успокоят различные фракции итальянского правительства, которые ставят под сомнение целесообразность такого тесного сотрудничества с Китаем в ущерб отношениям с Соединенными Штатами и Европейским союзом.

Поездка Си во Францию, последовавшая за его визитом в Италию, обеспечила удивительный контраст с итальянским подходом. Президент Франции Эммануэль Макрон резко продемонстрировал европейское единство, пригласив канцлера Германии Ангелу Меркель и президента Европейской комиссии Жан-Клода Юнкера присоединиться к нему для переговоров с Си. Все трое дали понять, что они ожидают, что рынки Китая откроются еще до того, как они рассмотрят вопрос о присоединении к BRI. «Мы, как европейцы, хотим играть активную роль в проекте «Пояс и дорога », — сказала Меркель. «Это должно привести к определенной взаимности, и мы все еще немного спорим по этому поводу».

Позже, на встрече с Си, Макрон добавил, что Китай и ЕС должны «ускорить работу… по модернизации ВТО, чтобы лучше реагировать на проблемы прозрачности, избыточных мощностей, государственных субсидий и урегулирования споров». Он также выступил против ситуации с правами человека в Китае, обещая, что Франция будет и впредь вызывать «озабоченность… по вопросу уважения основных прав в Китае». Макрон даже сослался на притеснение Китаем мусульманской этнической группы уйгуров, а это для Пекина очень болезненная точка.

Вызывает недоумение, что «награда» Франции за эту более конфронтационную позицию намного превзошла чек Италии за ее теплые объятия. Франция и Китай во время визита Си подписали соглашения на сумму 40 миллиардов евро, что более чем вдвое превышает даже гипотетический максимальный показатель по сделкам Китая и Италии. Подавляющее большинство этой стоимости — 30 миллиардов евро — приходится на одно единственное соглашение о покупке французских самолетов Airbus. Но даже если исключить этот контракт, это все равно 10 миллиардов евро в других сделках — в четыре раза больше, чем у Италии.

Урок, полученный в результате этих двух разрозненных визитов, заключается в том, что сотрудничество с Китаем менее выгодно, чем некоторые могут себе представить, а твердый (но все же дипломатический) отпор в вопросах, вызывающих обеспокоенность, обходится дешевле, чем опасались некоторые. Это также говорит о том, что сделка BRI является скорее символом, и не гарантирует увеличения китайских инвестиций. Этот урок вынесла для себя и Польша, один из первых европейских сторонников «Пояса и дороги», после того как ее поддержка не привела к ожидаемому буму китайских инвестиций. Китайские инвестиции в Италию, в том числе в порты и другую инфраструктуру, также вряд ли после этого существенно увеличатся.

С другой стороны, ни один из крупнейших получателей китайских инвестиций в Европе не присоединился к «Поясу и дороге». И по состоянию на 2017 год, согласно проекту «Power China», основными европейскими направлениями для китайских фондов были Германия ($1,6 млрд), Нидерланды ($1,6 млрд), Великобритания ($1,5 млрд) и Франция ($1,4 млрд).

Германия и Франция были самыми откровенными критиками торговой практики Китая и прав человека. Ясно, что воздерживаться от критики Китая не обязательно для заключения крупных сделок — при условии, что ваш рынок достаточно привлекателен.

И вот в чем проблема: Италия, получившая в 2017 году всего 500 миллионов долларов инвестиций от Китая, явно надеется, что вступление в BRI поможет ей стать более конкурентоспособной в привлечении инвестиций в Европу. Но секрет китайских сделок заключается в том, что при всем политическом влиянии, которое китайское правительство оказывает на экономические решения, китайские компании в конечном итоге прежде всего стремятся получить прибыль. Соглашение BRI — не панацея, которая внезапно сделает инвестиционный климат страны неизбежным для китайских фирм — и пока ничто не способно изменить тот факт, что Франция продает Китаю реактивные самолеты, а Италия — апельсины.

The Diplomat

Добавить комментарий

Авиабилеты