Иран теряет влияние в Сирии

Аналитика

24 октября 2019, 13:00

ea6595333e554d4482d5b85cc4045999_18

Президент Ирана Хасан Рухани вероятно почувствовал укол зависти, поскольку президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган встретились в Сочи, чтобы выработать соглашение о создании буферной зоны в северо-восточной Сирии не пригласив его.

Еще несколько лет назад иранский президент председательствовал бы на таких переговорах и подписал соглашение. С начала гражданской войны Исламская Республика принимала активное участие во всех важных дискуссиях, касающихся Сирии, будь то прямые или косвенные решения. То, что Путин и Эрдоган не требовали присутствия Рухани в Сочи, или даже его одобрения, говорит о том, что Иран потерял влияние в стране, где он пролил много крови и потратил много средств.

На это есть несколько причин. Санкции США ослабили позиции Ирана в Сирии: его экономика находится в состоянии свободного падения, а население все больше возмущается дорогостоящими зарубежными авантюрами. Режим в Тегеране не может сравниться с ресурсами, которые Россия и Турция могут использовать для достижения своих интересов в Сирии. Региональные амбиции Ирана вынудили его тонко распределить свои небольшие ресурсы от Йемена и Персидского залива до Ирака, Сирии и Ливана.

Непосредственным поводом для сокращения влияния Ирана могут быть массовые протесты, которые вспыхнули по соседству с Сирией, в результате чего доверенные лица Тегерана — ливанская Хизбалла и иракское шиитское ополчение несколько отвлеклись. В этих условиях Путин и Эрдоган рассчитывали, что они могут позволить себе воспринимать Иран как должное.

Конечно, Иран поддерживает теплые отношения и с Россией, и с Турцией. В последние годы все трое объединились из-за общей вражды с США. В Сирии их интересы иногда совпадали. Иран и Россия поддерживают диктатора Башара Асада; все трое выступают против военного присутствия США на сирийской земле.

Но они также конкурируют за Дамаск, каждый из которых рассматривает Сирию как часть своей сферы влияния. Исламская Республика имеет более древние и глубокие связи в Сирии, чем Россия. Шиитский режим в Тегеране также с подозрением относится к замыслам суннитской Турции относительно своего соседа.

И все же Иран смог выразить лишь незначительное недовольство вторжением Эрдогана в Сирию, предлагая посредничество между турками и сирийскими курдами. Он также провел необъявленные военные учения вдоль своих границ с Турцией, что является неубедительным напоминанием Эрдогану и Путину — о том, что не у только у них есть большие пушки в этом регионе. Но пока нет никаких признаков того, что он двинет войска в Сирию, чтобы расширить сферу собственных интересов.

Вместо этого иранцы могут только с тревогой наблюдать, как Россия и Турция извлекают выгоду из сокращения военного присутствия США в Сирии и расширяют свои сферы влияния.

В других обстоятельствах сделка между Путиным и Эрдоганом дала бы Ирану возможность укрепить свои связи с Асадом за счет России. Ведь наблюдение за Москвой и Анкарой, высекающих кусок сирийской земли, вряд ли радует диктатора из Дамаска. Накануне встречи в Сочи он назвал Эрдогана «вором [на его] территории».

Реакция Асада на турецкое вторжение заключалась в том, чтобы заключить сделку с курдами, предлагая помилование тем, кого он до этого считал своими смертельными врагами. Он может и будет поощрять их противостоять туркам. Но если он ожидает поддержки своих покровителей в Тегеране, его ждет разочарование. У Ирана есть избыток врагов, и не может себе позволить противостоять туркам и русским.

Обстоятельства могут измениться, как мы знаем по ситуации в Сирии последних лет. Амбиции Эрдогана могут не иметь результатов по ряду причин: от курдского сопротивления до противодействия со стороны президента США Дональда Трампа. Если протесты в Ливане и Ираке утихнут, иранские доверенные лица могут снова обратить свое внимание на Сирию, восстановив некоторые из потерянных рычагов влияния Тегерана.

Рухани может получить некоторое утешение от надежды, что он станет ключевой фигурой в следующем раунде дискуссий. Но пока он зритель, а не игрок.

Bloomberg

Добавить комментарий

Авиабилеты