Экономическое противостояние США и Китая — новый тип Холодной войны?

Аналитика

17 мая 2019, 16:12

unnamed (1)

Борьба за торговлю — это еще не все. Соединенные Штаты и Китай борются за каждую область, от полупроводников до подводных лодок, от производства блокбастеров до исследования Луны. Две сверхдержавы когда-то добивались ситуации win-win — беспроигрышного мира. Сегодняшняя победа, похоже, подразумевает обязательное поражение другой стороны – желательно с полным крахом, который навсегда подчинит Китай американскому порядку; или это униженная Америка отступает от западной части Тихого океана. Это новый вид холодной войны, который вообще может и не оставить победителей.

Отношения сверхдержав бесповоротно испортились. Америка жалуется на то, что Китай обманывает другие страны на своем пути к вершине, крадя технологии, и что, укрепляясь в Южно-Китайском море и запугивая демократии, такие как Канада и Швеция, он становится угрозой для глобального мира. Китай же похоже застрял между мечтой о восстановлении своего законного места в Азии и страхом, что уставшая, ревнивая Америка заблокирует ее подъем, потому что она не сможет принять собственный упадок.

Потенциал для катастрофы вырисовывается. Подобно тому как в XX веке Германия втянула мир в войну, а Америка и Советский Союз заигрывали с ядерным армагеддоном. Даже если Китай и Америка прекратят конфликт, мир понесет издержки, поскольку экономический рост замедлится, и проблемы будут усугубляться из-за отсутствия сотрудничества. Обе стороны должны чувствовать себя в большей безопасности, а также учиться жить вместе в мире с низким уровнем доверия. Никто не должен думать, что достичь этого будет легко или быстро.

Соблазн состоит в том, чтобы заблокировать Китай, так как Америка успешно блокировала Советский Союз — не только Huawei, который поставляет комплект 5g телекоммуникационных технологий и был на этой неделе заблокирован парой заказов, но почти все китайские технологии. Тем не менее, в случае с Китаем этот риск может привести к тому, что могут очень сильно разорится, стремясь избежать Китай. Глобальные цепочки поставок, конечно, могут обойти Китай, но только с огромными затратами. В номинальном выражении советско-американская торговля в конце 1980-х годов составляла $2 млрд в год; торговля между Америкой и Китаем сейчас составляет $2 млрд в день. В таких важных технологиях, как изготовление чипов и 5g, трудно сказать, где заканчивается торговля и начинается национальная безопасность. Экономика союзников Америки в Азии и Европе зависит от торговли с Китаем. Только недвусмысленная угроза может убедить их прервать эту связь.

Для Америки было бы так же неразумно сидеть сложа руки. Даже если допустить гипотезу о том, что диктатуры имеют тенденцию быть более хрупкими, чем демократии, глава Си Цзиньпин восстановил партийный контроль и уже начал проецировать власть Китая по всему миру. Отчасти из-за этого, одно из очень немногих убеждений, которые объединяют республиканцев и демократов, заключается в том, что Америка должна действовать против Китая. Но как?

Для начала Америка должна прекратить вредить своим сильным сторонам и начать использовать их. Учитывая то, что мигранты жизненно важны как приток новой крови, препятствия администрации Трампа к легальной иммиграции являются саморазрушительными. Так же, как и частая клевета на любое научное утверждение, которое не соответствует повестке дня, включая попытки сократить финансирование науки (к счастью, отмененные Конгрессом).

Другая из этих сильных сторон заключается в альянсах Америки, а также в институтах и ​​нормах, которые она установила после второй мировой войны. Команда Трампа буквально взорвала эти нормы вместо того, чтобы укреплять институты, и напала на Евросоюз и Японию из-за торговли, вместо того, чтобы работать с ними, чтобы заставить Китай измениться. Американская hard power [жесткая сила] в Азии успокаивает союзников, но президент Дональд Трамп склонен игнорировать тот факт, что soft power [мягкая сила] также укрепляет альянсы. Вместо того чтобы ставить под сомнение верховенство закона в стране и торговаться по поводу экстрадиции руководителя Huawei из Канады, он должен указать на то, что Китай установил антиправовой контроль над уйгурским меньшинством в западной провинции Синьцзян, что в корни противоречит правам человека.

Америка не только концентрируется на своих сильных сторонах, но и укрепляет свою обороноспособность. Это касается жесткой силы, которую вооружает сам Китай — в том числе в новых областях, таких как космос и киберпространство. Но это также означает достижение баланса между защитой интеллектуальной собственности и поддержанием потока идей, людей, капитала и товаров. Когда университеты и Силиконовая долина смеются над ограничениями в национальной безопасности, они наивны или неискренни. Но когда ястребы слишком усердно призывают к аресту граждан Китая или ограничению инвестиций, они забывают, что американские инновации зависят от глобальной сети.

Америка и ее союзники обладают широкими полномочиями оценивать, кто что покупает. Однако Запад слишком мало знает о китайских инвесторах и партнерах по совместным предприятиям, а также об их связях с государством. Более глубокая мысль о том, какие отрасли считаются чувствительными, должна подавлять импульс запретить все.

Работа с Китаем также означает поиск путей создания доверия. Действия, которые Америка намеревается сделать оборонительными, могут показаться китайским глазам агрессией, направленной на сдерживание. Если Китай почувствует, что ему нужно дать отпор, столкновение военно-морских сил в Южно-Китайском море может обостриться. Или за вторжением может последовать полномасштаная война.

The Economist

Добавить комментарий

Авиабилеты