Дмитрий Дробницкий о визите Болтона в Москву: миру нужна новая архитектура безопасности

Аналитика

24 октября 2018, 21:40

Посетивший Москву Советник президента США Джон Болтон считает, что выход США из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) «не сделает мир опаснее». США впервые обвинили Россию в нарушении этого договора в июле 2014 года. Москва выражает категорическое несогласие с обвинениями и выдвигает США встречные претензии.

На днях Соединенные Штаты призвали КНР присоединиться к Договору о ликвидации ракет средней и малой дальности. Пекин ответил, что не станет терпеть шантаж, а также намерен и дальше придерживаться оборонного характера своей национальной политики, и рекомендует подумать, прежде чем принимать какое-либо решение по ДРСМД. 

Из Договора по ПРО официально США вышли 13 июня 2002 года. Мир не рухнул. Рухнет ли он, если выйти из всех договоров? Почему РСМД более не актуален? Что ждет договор по СНВ? Каковы планы США в долгосрочной перспективе? Об этом, и не только, мы поговорили с политологом-американистом Дмитрием Дробницким.

— Из Договора по ПРО СШ, например, вышли в 2002 году, но такого резонанса не было, что происходит сейчас?

— Де-факто сейчас не действует ни один из появившихся за время холодной войны договоров. Надо понимать, что сейчас эти договора устарели. Подозреваю, что не действует и Договор о нераспространение ядерного оружия. Потому что появление новой ядерной державы в Северной Корее существенно мешает карты и в этом договоре. Соответственно, ни одного договора, ну кроме, может быть, подтвержденного уже в XXI-ом веке, по линии СНВ, по-американски она «Старт» называется… может быть еще только они действуют. И то, в основном действуют, потому что нет ясного понимания, а зачем дальше наращивать баллистические ракеты, которые в общем-то, совершенствовались, модернизировались определенным образом, но все-таки относятся, будем так говорить, к 1970-м годам. Вообще вся эта архитектура появилась в 70-ые годы на волне разрядки — волны никсоновской дипломатии. И в этом смысле, понятно, что современные средства обороны, нападения совершенно другие.

— Можно ли обойтись без договоров вообще?

— Совершенно точно нужны новые договора. Тут вопрос не в том, сможем ли мы обойтись без договоров? Нет, наверное, не сможем. Нам наоборот нужно гораздо больше различных договоров с самыми разными странами в вопросах обеспечения безопасности.

Проблема состоит только в том, что опираться на старые договора невозможно. Они даже не описывают то оружие которое на сегодняшний день существует в мире. В частности, например, глубокой модернизации подверглись те же ракеты малой и средней дальности морского базирования, которые договором ДРМРД не запрещались. Но они подверглись достаточно существенной модернизации. И соотношение сил здесь тоже изменилось. Существуют какие-то новые разработки. Частично, тайну раскрыл Владимир Путин. Почти наверняка, что-то такое существует и в Америке.

Существует, например, рамочный договор о нераспространение окружения в космосе. Но его никто не соблюдал с самого начала. Вот просто заключили договор, и он не соблюдался. В этом смысле та архитектура безопасности, которая был заключена в 70-е года, она принципиально завязывалась на том, что существуют 2 больших блока: советский и американский. Понято, что из той области выпадал Китай. Но все-таки Китай тогда не был такой развитой державой как сейчас, хотя был уже ядерной. И в этом смысле сейчас нужна новая архитектура безопасности, она нужна еще вчера, и надо было обсуждать ее еще лет 10 назад по-хорошему. Но складывается сейчас такая ситуация, что всем как-то недосуг этим заниматься. По разным причинам. Кто-то думает, наверное, что он в этой ситуации сможет сильно обогнать своих конкурентов, с другой стороны есть объективные факты, которые связаны с тем, что мы не знаем, каким будет оружие даже через 5-7 лет. Т.е. это не та ситуация, 70-х годов, когда было понятно на десятилетия вперед, какая будет ядерная триада у ведущих военно-политических блоков. Сейчас этого нет.

— Почему неактуальны старые договора?

— Появились совершенно новые вызовы. Сейчас даже если не брать ядерную сферу. О кибероружие, кода заключался Договор о ракетах СМД даже фантасты не знали, что сказать. Потому что это была тема, которая не представлялась, что может быть такая угроза в пространстве. А сейчас это действительно серьезная угроза. Оружие, если будет применяться массово и в боевом порядке, в общем-то, это ничем не отличается от ковровых бомбардировок. В этом смысле, сейчас, когда появились другие вызовы и другая ситуация в мире, конечно нужна другая инфраструктура безопасности. Старая уже не работает.

— Рухнет ли мир, если выйти из всех договоров?

— В этом смысле, нет, мир не рухнет, но если и дальше страны будут уклоняться от построения архитектуры безопасности, к добру это не приведет. Кризис вокруг Северной Кореи, в частности, показывает, что на какие-то новые вызовы мировое сообщество не в состояние ответить — нет инструментария для этого.

США вышли из всех этих договоров. Понятно, что не стоит ждать, что уже завтра появятся какие-то новые ракеты средней дальности где-нибудь в Японии или Европе, но США на сегодня вышли из всех договоров. Пожалуй, они только не вышли из Договора о нераспространение ядерного оружия. Но де-факто ни один из этих договоров сегодня не соблюдается. Появление тех же самых противоракет в Европе это прямое нарушение Договора о РСМД. В этом Договоре не говорится, с какой начинкой появятся эти ракеты. Просто ракеты с такими-то характеристиками, дальностью полета такой и базирующиеся на земле. Вот противоракеты американские, которые в оппозиционных районах ПРО уже нарушают этот договор. Ну, я говорил еще о противоспутниковом оружие,  космическом. Т.е., в принципе США вышли из всех этих договоров. Что они дальше с этим будут делать, на самом деле, это вопрос для них второй. С точки зрения американской психологии безопасности, США не должны быть связаны никакими, тем более многосторонними, договорами. Консультации необходимы, именно поэтому главный ястреб Вашингтона Болтон приезжает в Москву и продолжает консультации с российским помощником по национальной безопасности Патрушевым. Т.е. контакты будут, работа какая-то по обеспечению безопасности несомненно будет, но пока что,  ощущение у американцев такое, что договора мешают США адекватно защищать себя от самых разных угроз.

Т.е. они считают, что может появиться некая угроза, на которую они могут определенным образом ответить, но ради того, чтобы ответить вступать в какие-то длительные отношения со своими партнерами одним или несколькими — это, на самом деле, трата времени и сил, и может не получиться. И поэтому «лучше мы не будем себя связывать никакими договорами». Важно понять, что эта тенденция усиливается при нынешней администрации. Потому что Обама все-таки старался говорить о национальных и глобальных структурах, которые важны для всего мира и так дале… Такой — глобальный мир. Но вот с демонтажом этого глобального мира у Америки возникает естественное желание все эти международные путы распутать, чтобы не были руки связаны. Это слова самого Болтона.

— Иран продолжает разрабатывать ядерное оружие?

— Думаю, что в Вашингтоне это прекрасно понимают; и в Тегеране, и во всех остальных столицах мира понимают, что в Вашингтоне это понимают, что дело тут не в каких-то ядерных разработках. Дело тут в региональной борьбе на Ближнем Востоке, где существует 4 центра силы: условно, это Турция, Саудовская Аравия, Израиль и Иран. И Иран в последнее время приобрел большое влияние в регионе. Он фактически выиграл гибридную войну у Саудовской Аравии. Более того, он вплотную приблизился через Сирию к границам Израиля. Это не нравится США. Поэтому Иран всячески сдерживают. Пытаются его влияние подорвать. И вообще, когда в США говоря об Иране, — да, говорят, плохая ядерная сделка была совершена, Иран скорее всего, ее нарушает. Но дальше перечисляются более важные для США вещи, а именно: что он проник в Ирак, что он проник в Сирию, что он строит военные базы в непосредственной близости от границ Израиля и вообще достиг Средиземного моря, достроил свою шиитскую дугу. Что считается очень опасным, с точки зрения, прежде всего Тель-Авива, но и Вашингтона, как ближайшего союзника. Здесь дело, я думаю, не в ядерном оружии, а в том, что антииранская установка новой администрации на лицо, и она будет дальше продвигаться. На самом деле, это очень серьезная проблема для России, которая участвует в борьбе с терроризмом в Сирии. А ядерное оружие Ирана — это риторический вопрос.

— Трамп намерен продолжать переговоры с КНДР по межкорейскому урегулированию?

— Трамп действительно намерен. И он уверен, что корейская проблема будет решена. Это его важный дипломатический проект. На самом деле, как там что ни говори, США действуют в стиле дзюдо: очень сильные запугивания, а потом заключения в объятия — как такой неожиданный саммит. Ким Чен Ын — то нигде, кроме Китая пожалуй, и не был никогда, ни с кем не встречался, а тут с президентом США, такую честь ему оказали. Надо сказать, что Трамп многого уже добился : прекращены испытания, прекращены полеты ракет, освобождены американские заложники… Ну, естественно, двигаться дальше нужно, потому что цель — денуклеаризация, т.е. освобождение полуострова от ядерного оружия заявлено, но вот опять же, как ее решать не ясно. Так что, да, будут продолжать разговаривать, Майку Помпео поручено этот вопрос довести до ума. Возможно, второй саммит состоится. Неизвестен результат, но процесс будет идти.

— России стоит обеспокоиться по поводу несоблюдения ДРСМД Китаем, как сказал Болтон?

— Китай не связан договором РСМД. Когда заключали Договор, считалось, что Китай рассматривать не следует. Но понятно, что сейчас не 87-88 годы. Сейчас другое время и другой Китай. А то, что у Китая, у Индии, и у Пакистана много оружия на носителях малой и средней дальности, об этом говорили даже наши люди из генерального штаба. Ситуация с тех пор очень сильно поменялась. Это действительно так. Сложно себе, конечно, представить ядерный конфликт между Россией и Китаем, но, тем не менее, ясно, что общий баланс глобальной безопасности невозможно установить. Да и вообще без любой ядерной державы невозможно склеить это баланс.

На самом деле озабоченностях китайскими возможностями в ядерной сфере существует во всех странах. Все сейчас чешут голову и думают, а что ждать от Китая в глобальном военном плане.

— Перед выходом США из ДРСМД Вашингтон будет проводить дополнительные консультации с Москвой?

— США будут выходить из ДРМСД в соответствии с договором, т.е. механизм выхода там прописан.  Нужно объяснить другой стране причины, по которым страна не может в нем находиться. Причины нужно сформулировать, это делается соответствующих консультациях. На мой взгляд, они честно будут выходить из Договора.

СНВ-3, который в Америке называют «New START» — договор заканчивается в 2021 году. Это уже очень скоро. Его нужно продлевать, а по большому счету, его неплохо было бы наполнить неким новым содержанием. Несомненно, такие консультации будут вестись. Договор в том виде, в котором он сейчас существует — этот договор последний из могикан, последний из договоров, которые были заключены уже после окончания холодной войны — на самом деле не ясно, что он описывает. Он описывает общее количество боеголовок. На каких носителях — неизвестно.

Если Россия заявляет о своем «сверчковом оружие», в котором у нее определенное лидерство есть. Не ясно, как описывать такое оружие и вообще, в принципе, его описывать или нет. И помимо мегатонн и количеств независимых боевых частей у ракеты, появились совершенно новые факторы: скорость, способ полета и т.д. Например, кода заключался ДРСМД, речь шла только о дальности боевого применения, а о том, допустим, баллистическая это или крылатая ракета вообще не говорилось. Но на самом деле, это очень большая разница, потому что разная степень опасности и применяются они в разных ситуациях. Сейчас это уже просто очевидно, что нужно более точно и подробно описывать вооружение, которое запрещается или ограничивается. Ясно, что США будут вести с Россией консультации по ограничению, или во всяком случае контролю над такого рода вооружением. И это совершенное очевидно; но я не думаю, что это будет вестись в рамках продления старого договора. Скорее всего предложат подумать о чем нибудь новом. Я знаю, что такие же мысли есть и в Москве. Москве ведь тоже понятно, что мир сильно изменился и, что безопасность надо строить иначе.

Другое дело, я так подытожу ситуацию, — проблема состоит в том, что старая всемирная архитектура безопасности де-факто мертва, пациент скорее мертв, чем жив. А новая, которой надо было заниматься лет 10 назад, ею не знают, как заниматься и сейчас. И вот это на самом деле, и есть самая большая проблема, на мой взгляд. Если Москва и Вашингтон приступят к консультациям по созданию международной инфраструктуры, куда нужно будет потом добавлять другие страны, в том числе, и прежде всего Китай, это будет очень хорошо.

Добавить комментарий

Авиабилеты