ru_RU

Диктаторская солидарность. Откуда ей взяться в исламском и неисламском мире

Мнения

13 января 2020, 17:14

https___cdn.cnn.com_cnnnext_dam_assets_141125164236-iran-nuclear-talks-flag-missile (1)

Сразу после убийства генерала Сулеймани российские пропагандисты стали активно доказывать, что его смерть консолидирует исламский мир в противостоянии с США. В частности, оппозиционная в прошлом журналист Юлия Юзик, сама, к слову, недавно освобожденная из иранской тюрьмы, на сайте RT предрекает единение всего Ближнего Востока вокруг идеи мести за «павшего героя», главу спецподразделения «Кудс» иранского Корпуса стражей исламской революции.

«Смерть Сулеймани, несомненно, может поднять шиитский мир на сплоченность и войну против общего врага. Он как раз обозначен — это звездно-полосатый флаг США, развевающийся в Ираке… Возможно, смерть Сулеймани сотрет хотя бы на время конфессиональный идентификатор, и против США встанут не иранцы и даже не шииты, а вообще мусульмане региона», — рассуждает Юзик, называя иранского генерала «бессмертным героем» и сокрушаясь по поводу его кончины.

Вторят ей члены «Изборского клуба».

«Одним росчерком пера, одним дурацким приказом бомбить ракетами кортеж Сулеймани Трамп сбил пламя вроде бы начавшего разгораться гражданского неповиновения на улицах крупных иранских городов… После убийства Сулеймани ситуация резко изменилась, и десятки миллионов иранцев наводнили улицы своих городов, проявляя единство в скорби и поддержку своим лидерам», — пишет бывший первый секретарь посольства России в Сирии Александр Нотин.

Пропаганда и реальность

На самом деле, никакой «всеобщей мусульманской солидарности» не наблюдается не только на всем Ближнем Востоке, но даже в пределах Ирана. Напротив, после признания иранскими властями вины в гибели украинского «Боинга» в Тегеране с новой силой возобновились антиправительственные протесты. По сообщениям мировой прессы, протестующие не только требуют отставки правительства, но и рвут портреты Сулеймани, которыми были завешаны городские улицы. Полиция применила против демонстрантов слезоточивый газ.

В числе последствий гибели Сулеймани неминуемо будут ослабление Ирана в регионе и рост нестабильности, но никак не консолидация страны вокруг погибшего военного преступника. Другое дело, что Россия может извлечь выгоду из подобной дестабилизации даже больше, чем из усиления любой из действующих в регионе сил — пусть даже формально союзной. Но это — реальная геополитика, тогда как российские пропагандисты должны поддерживать для своего «электората» принципиально иную картину.

В этой альтернативной реальности мусульманский мир при поддержке России единым фронтом восстает против абсолютного зла — американской агрессии, в очередной раз обнажившей свое истинное лицо. Любая диктатура мира для Путина — проекция собственного режима, а потому диктатура по определению не может быть слабой. Любые протесты в ней либо не существуют, либо проплачены ЦРУ и в итоге обязательно подавляются.

При этом любая диктатура обязана быть не только сильной и консолидированной, но и обеспечить стране самую распрекрасную жизнь. Поэтому, помимо пророчеств о сокрушительном ударе «мусульманского мира» по ненавистным янки, российская пропаганда вновь пустилась в рассуждения о том, какая Иран демократическая и безопасная страна. Даже корреспонденты оппозиционного МБХ-медиа, побывав в Иране, опубликовали пусть не прямо пропагандистский, но по молодежному легкомысленный отзыв о поездке с призывами обязательно в ближайшее время посетить Иран, поскольку это интересная, а главное, очень дешевая страна (к тому же, не такая уж «тоталитарная», поскольку корреспонденты МБХ с легкостью достали в ней запрещенный алкоголь).

Иранские реалии: свидетельства очевидца

Многие родственники американки иранского происхождения Дарии до сих пор живут в Исламской республике. Дария — из семьи иранских диссидентов, ее близкого родственника арестовывали около десятка раз, и он скончался в иранской тюрьме.

«В последний раз его обвиняли в «борьбе с Богом», «членстве в нелегальной политической группе» и «оскорблении верховного лидера». На момент последнего ареста ему было 60 лет», — рассказывает она.

По ее словам, информация о так называемых «цепных убийствах», то есть серийных убийствах, проводимых властями в 1988-1998 годах, когда вырезались целые семьи иранских диссидентов-интеллектуалов — это чистая правда.

«Родители моей подруги были зверски убиты в собственном доме в 1998 году. Я лично была у нее дома, когда приезжала в Иран уже после их смерти. И эта семья была не единственной, кто погиб во время систематических «зачисток» диссидентов», — рассказывает девушка.

Согласно сообщениям Amnesty International, в ноябре и декабре прошлого года на волне антиправительственных протестов тысячи людей были арестованы, подвергались пыткам и жестокому обращению, сотни, если не тысячи человек были убиты. На фоне нынешних протестов страну покинула единственная иранская олимпийская чемпионка Кимия Ализаде, обвинив правительство в лицемерии, несправедливости и притеснении женщин.

«Трудно узнать уровень репрессий, поднявшийся в ответ на нынешние протесты. Наши родственники во время телефонных разговоров с нами избегают обсуждения любых политических тем. Помня, что случилось с другими членами нашей семьи, они очень осторожны даже в мельчайших намеках», — признается Дария.

«Демократичность» Ирана отражается и во многих других аспектах. Так, украинка, уже более месяца скрывающаяся в посольстве своей страны в Иране, не имеет возможности вернуться домой. Женщина вынуждена была искать консульской защиты, спасаясь от домашнего насилия, и при этом не может вернуться домой без разрешения мужа, равно как не может получить от него развода. Консул Украины в Иране Сурен Бальянц рассказал в интервью ВВС, что ранее посольству удалось вмешаться и спасти от смертной казни через забивание камнями украинку, изменившую своему иранскому мужу.

«Я думаю, что большинство людей хотят смены режима, однако это не означает, что они одобряют вмешательство США. Скорее всего, большинство иранцев действительно положительно воспринимали Сулеймани по нескольким причинам, в том числе и основанным на пропаганде. Иранцы считали, что он продолжал бороться с ИГИЛ за пределами страны, при этом не проливая в этой войне слишком много иранской крови, и воспринимали его как националиста и иранского патриота. Но даже если 80% населения поддерживали Сулеймани, это не означает, что они готовы защищать сам режим, то есть аятоллу Али Хаменеи и исламское правление. По моим наблюдениям, не более 30-40% поддерживают режим», — рассуждает Дария.

По ее словам, атака на самолет имела огромное влияние на настроения в обществе.

«Иранцы взбешены бессмысленной гибелью людей и неспособностью властей защитить их. Самые масштабные протесты, не считая ноябрьских, наблюдались в стране в 2009-10 годах. В то время большинство иранцев хотели реформ, а не смены режима. На мой взгляд, сейчас люди уже поняли, что реформы при сохранении текущей власти невозможны. Президент Хасан Роухани пытается казаться реформистом, но он так ничего и не сделал с проблемой коррупции, и жизнь обычных людей только ухудшилась. При этом у президента в Иране в принципе мало реальной власти. Основная власть сосредоточена у Хаменеи, и он намного опаснее Роухани», — поясняет Дария.

Подрыв солидарности

Еще одно проявление диктаторской солидарности — это создание устойчивого мифа, что любая диктатура по определению страдает от клеветы и подлых происков Запада. Именно поэтому российские СМИ так яро доказывали, что украинский «Боинг» сбили США, пытаясь подставить Иран — с тем же усердием, как если бы речь шла о «Боинге», сбитом российскими военными и боевиками на Донбассе. Наиболее активные из них не успокоились даже после признания Ираном своей вины и начали выдвигать конспирологические теории о том, что «проклятые американцы вынудили Иран прибегнуть к самооговору».

Своим признанием Иран, действительно, нанес сильнейший удар по всей российской пропаганде, и не только потому, что за Тегеран вступились государственные СМИ и российский МИД. Как заметил российский оппозиционный активист и журналист Форума свободной России Александр Кушнарь, Россия, отрицая свою вину в гибели малазийского «Боинга», теперь выглядит изгоем даже на фоне Ирана. Сказав правду, Иран нарушил ту самую диктаторскую солидарность, заговор молчания и отрицания, когда единственной виновной стороной по определению могут быть только США, Великобритания или их союзники, но никак не «воплощение добра» — сама диктатура.

Честнее всего эту мысль выразил «патриотический» блогер из Екатеринбурга Сергей Колясников, прямо назвавший признание правды о крушении самолета «предательством иранских элит».

«Если даже на минуту предположить, что эксперты эту информацию подтвердят дальше, это откроет портал в ад. Россия вступилась за Иран. Bellingcat и все прочие помойки, скидывавшие свои фейковые видео, оказались правы. Теперь мы будем виноваты во всем, без шансов оправдаться, сразу будет звучать «ну да, ну да, мы помним, что было с Иранским самолетом». Надо ли говорить, что малазийский Боинг теперь с новой силой начнут приколачивать к нам. Это либо предательство отдельно взятой элитной группы в Иране (о чем говорят секретные переговоры), либо серьезный прокол Ирана и России и выигрыш США», — сетует он.

В своем посте Колясников вновь с поразительной точностью воспроизводит логику тоталитарных режимов. Уничтожить 176 человек — это сущая мелочь, оправданная «великой целью» борьбы с США, тогда как сказать правду, которая обнажает правоту твоих врагов — это, безусловно, предательство и прокол. Преступные режимы, связанные друг с другом «круговой порукой» диктаторской солидарности, мгновенно проецируют неудачи друг друга на себя, поскольку в глубине души понимают: рано или поздно каждому из них придется отвечать за свои преступления.

Ксения Кириллова для M.News World

Добавить комментарий

Поиск авиабилетов