Дело Айгуль Акберды, или Cудебный процесс по-казахстански

Без комментариев

01 марта 2019, 11:54

1 491

cover

14 февраля в украинских СМИ появилась новость – в столице Казахстана похищена украинская правозащитница Людмила Волошина. На следующий день Людмила и ее коллега Валерий Явтушенко – наблюдатели из правозащитной миссии Итальянской федерации по правам человека Comitato Italiano Helsinki – в срочном порядке были депортированы из Казахстана. Когда они приземлились в аэропорту Борисполь, все выдохнули. Больше эта тема не затрагивалась. Но почему их буквально выслали из Астаны? Что там происходило? Эта история больше напоминает плохо снятый сериал, нежели реальные события, которые могут происходить в XXI веке.

То, что Казахстан в течение практически тридцати лет независимости скатился в тоталитарную яму – ни для кого не секрет. Возможно, это станет открытием только для бессменного президента страны Нурсултана Назарбаева. B государстве не соблюдают основные права человека, забыли о таких понятиях, как «свобода личности» и «социальная терпимость». При этом, уровень жизни в Казахстане оставляет желать лучшего. До сих пор острой проблемой остается нехватка воды. До 80% отдаленных сел не имеют доступа к центральному водоснабжению. Величина прожиточного минимума в Казахстане сейчас составляет 76 долларов, а черта бедности – 50% от прожиточного минимума, т. е. 38 долларов. Согласно же стандартам ООН, к проживающим за порогом бедности нужно относить людей, которые тратят на себя менее 5 долларов в день, или 150 долларов в месяц.

Это и, наверное, не только это привело к тому, что казахстанцы начали создавать в мессенджерах и социальных сетях чаты  оппозиционной направленности, как они их называют «чаты ДВК» (Демократический выбор Казахстана). Наиболее распространены они в Telegram. Там люди обсуждают существующие проблемы, власть – вообщем, все то, о чем они боятся говорить даже на собственной кухне. Сначала на существование подобных чатов никто не обращал внимание. Но когда количество участников начало переваливать за тысячи и десятки тысяч – наверху спохватились. В эти группы и чаты начали проникать люди из спецслужб, которые внимательно наблюдали за тем, кто что пишет, кто наиболее активный, а также провоцировали участников на какие-то громкие заявления.

Резонансное решение судьи

Так они выделили Айгуль Акберды – домохозяйку и мать четырех детей. Ее муж также попал под внимание силовиков. Как рассказала наблюдатель Людмила Волошина, машину Абловаса Джумаева, мужа Айгуль, остановили силовики и провели обыск в рамках «спецоперации». Во время обыска местные правоохранители подкинули в автомобиль листовки с программой лидера «ДВК» оппозиционера Мухтара Аблязова. На листовках были дописаны призывы к протестам и свержению власти. Его посадили на три года. И принялись за Айгуль.

В суде над Айгуль мы все готовились к обвинительному приговору. И как же удивились, когда судья зачитала оправдательный! Для Казахстана это резонансное событие, чтобы по явно политическому делу, тем более по такой тяжелой статье, человека просто оправдали! – вспоминает Волошина.

Айгуль Акберды после того, как судья вынесла оправдательный приговор (справа)

Этот приговор вынесла судья Актауского городского суда Гульнар Байтурова. На нее оказывали сильное давление – она должна была засудить женщину, и на этом точка. В руки правозащитников попала запись разговора, где накануне вынесения приговора председатель областного суда Мангистау Ержан Даулиев объясняет Байтуровой ее задачу. Она же сопротивляется, утверждая, что не может обвинить Айгуль Акберды, так как ее собственно не в чем обвинять. Еще один голос – председателя городского суда Актау Малика Кенжалиева – поддерживает аргументы Байтуровой.

Гульнар Байтурова, судья Актауского городского суда

После этого, казалось бы, успешного завершения судебного процесса началось самое невообразимое. Председателя суда Малика Кенжалиева увольняют с должности и отстраняют от выполнения полномочий до вступления решения в силу. Коллегия судей аргументирует это тем, что двумя годами ранее он не дорассчитался с узбекскими строителями, и сочли это нарушением судейской этики. При том, документов о выполнении работ или платежном обязательстве – нет. Зато есть некая запись скрытой камерой, где некий человек, точнее – его закадровый голос, предъявляет Кенжалиеву претензии, которые тот отрицает. К слову, в судебной практике такая запись не может считаться доказательством. В принципе, на любого человека в Казахстане можно найти или сочинить компромат.

Малик Кенжалиев созвал пресс-конференцию, где собирался рассказать о случившемся. Действие происходило в конференц-зале гостиницы «Ренесанс» города Актау.

Малик Кенжалиев, председатель городского суда Актау

Когда общественность и пресса собрались, в зале погас свет. Все вышли в холл, и тут включилась пожарная сигнализация, – вспоминает Волошина. – Но я понимала, что это фарс. Если бы это действительно было предупреждение о пожаре, вышли бы все постояльцы и работники гостиницы. Но за нами изнутри дверь закрыли.

В итоге, пресс-конференция началась прямо перед входом в гостиницу. Люди просто стояли и слушали Кенжалиева, кто-то снимал на камеру. Но скопление людей в Казахстане автоматически считается митингом, а если о нем никто не заявлял – то еще и несанкционированным. На то и был рассчет.

Это была спецоперация правоохранительных органов. Через несколько минут силовики приехали к гостинице и стали вязать одного за другим и рассаживать по машинам, не предъявляя удостоверений, не объясняя причину задержания и куда везут. Я вела прямую трансляцию, поэтому маршрут был известен и организаторы миссии сразу нас нашли. Полиция не решилась удерживать нас больше часа.

В этот же день с правозащитниками связался Кенжалиев и передал упомянутые аудиозаписи. Он попросил о помощи, рассказал, что за ним следят, что опасается за свою жизнь и безопасность семьи.

Людмила Волошина и Валерий Явтушенко согласились помочь Кенжалиеву встретиться с международными дипломатами в Астане. По прибытии, пока наблюдатели договаривались о встречах, бывший председатель суда отправился в Верховный суд, куда его вызвали якобы по делу об увольнении. После этого связь с Кенжалиевым оборвалась.

«Эх, зря вы сюда приехали»

Я ждала подтверждение одной из встреч, когда в номер гостиницы постучали, – вспоминает Людмила Волошина. – На пороге стояли несколько мужчин в полицейской форме. Представились Миграционной службой, удостоверения посмотреть не дали, попросили мои документы и приказали пройти с ними. Выбора у меня не было – дали понять, что увезут меня силой и запретили закрывать дверь. Одеваясь, чудом набрала куратора нашей миссии Наталью Панченко и успела сказать о происходящем, как разговор прервали, отняв телефон. Я думаю, что именно этот звонок нас спас.

Телефон международного наблюдателя отдали людям в гражданском, от которых получали приказы. Посадили в машину, которая ничем не напоминала служебный автомобиль. Зажали девушку с двух сторон и повезли в неизвестном направлении. На все вопросы Людмилы молодые люди не реагировали:

Спросила, в какой лес они меня везут и получила только ухмылки в ответ.

Правозащитницу действительно привезли в Миграционную службу, где пытались заставить подписать протокол (читай признание). Не смотря на то, что она отказалась его подписывать, Людмиле удалось прочитать, в чем же ее все-таки обвиняют. Суть заключалась в том, что она якобы приехала в Казахстан с частной целью, но осуществляла деятельность, которая не отвечала этим целям – встречалась с лицом, подозреваемым в уголовном правонарушении, присутствовала на митингах, фиксировала происходящее, выкладывала фото и видеоматериалы в социальные сети, намереваясь призывать к протестным акциям.

То есть они решили за меня, что я намереваюсь сделать! Это абсурд какой-то, – недоумевает девушка. – Более того, когда я заполняла миграционную карту, то прямо указывала, что приехала в Казахстан в рамках правозащитной миссии. Кроме того, они написали, что я была задержана у Верховного Суда в Астане, хотя выкрали меня из гостиницы, откуда с момента прилета я не выходила.

Правозащитница до сих пор находится под впечатлением от общения с сотрудниками казахстанской миграционной полиции.

Знаете, что они мне сказали, когда заполняли мои бумаги? Эх, Людмила, зря вы сюда приехали. Вот, что я услышала в свой адрес!

Консул Украины безуспешно стучал в двери Миграционной службы. Адвокатов также не допустили к правозащитникам. А после под покровом ночи девушку повезли в суд.

Срочная депортация из Казахстана

В течении нескольких часов она ждала, пока ей  «шили» обвинение. Само заседание суда длилось до часа с перерывом на «придумывание доказательств». По словам Людмилы Волошиной, судья явно не понимала, что происходит.

Я видела, что она сама не верит в то, что творит. У нее есть приказ, ослушаться который она не может, – говорит девушка.

В результате Людмилу Волошину обвинили в административном нарушении и постановили депортировать из Казахстана в течение пяти суток. Но выжидать никто не стал, сразу повезли в гостиницу за вещами, а следом в аэропорт.

На ступеньках гостиницы, когда мы выходили с чемоданами, стояли люди в штатском. Они с ухмылкой провели нас взглядом и пожелали нормального полета и мягкой посадки. Это был очень фамильярный тон, – вспоминает правозащитница.

Волошина уверена, это была операция не Миграционной службы, а КНБ (Комитета национальной безопасности Казахастана).

Мне потом по секрету сказали, что это была единственная зацепка, за которую меня можно было депортировать, – говорит наблюдатель.

Пока происходило судебное заседание по Волошиной, параллельно судили и ее коллегу Валерия Явтушенко. Ему предъявили такие же обвинения. В аэропорту их окружили силовики. Для пущей серьезности не хватало только автоматчиков, вспоминает Людмила. Свои телефоны правозащитники получили только на борту самолета.

Людмила Волошина и Валерий Явтушенко

Они депортировали нас для того, чтобы не получить огласку происходящему в Казахстане в эти дни. Но в итоге только себе же сделали хуже, – говорит Волошина. – Если бы нас не тронули, мы были бы заняты процессуальными делами. Но когда нас выкрали, поднялся скандал. Их страх общественного мнения, СМИ, права как такового заставил их совершить множество ошибок. Ребенок в первом классе умнее поступит. Я думаю, что они могли бы нам «пришить» какие-то обвинения и посадить, если бы не однозначная реакция общественности, СМИ, международных дипломатов. Да и не надо им это было. Назарбаев дал приказ нас депортировать – КНБ беспрекословно выполняет, а миграционная полиция в качестве инструмента – говорит украинская правозащитница.

Запугивание судьи

Насыщенным на события этот день выдался не только для представителей Comitato Italiano Helsinki. Председатель городского суда Актау Малик Кенжалиев, который пропал после визита в Верховный суд, в этот же день опубликовал новое видео на своей странице в Facebook. Видео, которое противоречит всему, что он говорил до этого. В костюме, сидя за столом, он словно зачитывает заученный текст. Из его слов следует, что он отказывается от своих жалоб, что слежка ему показалась, он все неправильно понял, а казахстанский суд чуть ли не «самый гуманный суд в мире». А в конце подчеркивает, что его использовали правозащитники.

Можно себе представить, как они его запугали, что он – человек с многолетним опытом работы, репутацией, чувством собственного достоинства – записал такое видео! – уверена Людмила Волошина.

Нельзя быть спокойным и за судьбу активистки Айгуль Акберды. На днях стало известно, что прокуратура Мангистауской области подала апелляцию на оправдательный приговор.

По словам правозащитников, их миссия в Казахстане не закончена. И ехать туда надо не двум людям, а целой армии наблюдателей. Потому что в этом государстве не действуют никакие цивилизованные и дипломатические методы. Есть только один закон – приказ президента Нурсултана Назарбаева. И этот приказ обжалованию не подлежит. А те кто будут против, окажутся на скамье подсудимых или будут депортированы из страны.

Добавить комментарий

Авиабилеты