Британский Бостон, где большинство голосовало за Брексит, гуляет: устали от мигрантов из Восточной Европы

Новости

30 января 2020, 00:36

boston

В Бостоне, Линкольншир, 75,6% проголосовали за то, чтобы покинуть ЕС, что является самым высоким показателем в Британии, но большинство людей выражают скорее облегчение, чем радость, что всё наконец свершилось.

«Многие пабы устраивают вечеринки», — говорит Линн Уолкер, мойщица посуды в Crumbs Café.

«Что, правда? (что Европарламент одобрил соглашение о выходе Британии из ЕС)» — говорит Кимберли Робинсон, которая жарит яйца.

«Большинство наших знакомых проголосовали за то, чтобы «уйти», — говорит Джейн Шинн, также моющая посуду. — Но нам надоело слышать: Брексит, Брексит, Брексит».

Почему они проголосовали за выход? Как передаёт Патрик Фрейн (The Irish Times) из британского Бостона, все говорят — «иммиграция». В Бостоне проживает 65 000 человек, и, согласно переписи 2011 года, 13% из них — мигранты, в основном из Восточной Европы, которые приехали сюда для работы на фермах и заводах. Согласно более поздним оценкам, каждый пятый житель Бостона иностранец по происхождению.

Надо заставить их уехать

«Они существуют как бы отдельно от нас, — говорит Джейн Шинн, также мойщица посуды. — Они ходят в свои магазины и отправляют деньги домой».

Изменит ли Брексит положение вещей?

«Надеемся, что это хотя бы сократит количество мигрантов, — говорит Робинсон. — Я не говорю, что они все одинаковые…»

Как насчёт тех, кто говорит, что иммигранты необходимы для работы на близлежащих фермах?

«До того, как все они понаехали, местные делали эту работу», — говорит Шинн.

«Но станут ли они делать её сейчас? — спрашивает Робинсон. — Они больше этим не занимаются».

«Раньше я работал на земле, — говорит Мишель Кейси, ещё одна работница кафе. — Это было сложно».

«Я тоже, — говорит Шинн. — Что скажете, дамы? — спрашивает она двух пожилых женщин, которые пришли к стойке, чтобы оплатить счёт.

«Нынешняя молодёжь не встанет с постели», — говорит Лорейн Уайзман. Её подруга Полина Купер кивает в знак согласия.

Я объясняю, что спрашиваю, что произойдёт, если мигранты уедут. Они быстро меняют свое мнение.

«Мы обходились без мигрантов много лет до этого, обойдёмся без них и сейчас», — говорит Уайзман.

«Те, кто уже здесь, не станут возвращаться», — говорит Кэрол Рэйт, владелец кафе.

«Мы должны их заставить», — мрачно говорит Купер.

Европа нас не любит

Антон Дани, мэр Бостона, уроженец Марокко, считает, что день Брексита стоит праздновать. Мэр жалуется на то, что иностранцы в Бостоне не интегрируются (согласно исследованиям, Бостон —наименее интегрированный город в Великобритании).

Для Дани голосование о выходе из ЕС было вопросом «достоинства и суверенитета».

«Не смейтесь, но я смотрю Евровидение, там 90 процентов конкурсантов поют на английском. Они используют наш язык, но всё равно не дают нам баллов. Европа хочет использовать нас, но они не любят нас».

Почему для Бостона так важно было выйти из ЕС?

«Правительство ничего не сделало, чтобы приток миграции в Бостон был безболезненным. Инфраструктура сильно пострадала», — говорит мэр.

Пьяные мужчины на улицах

Тем не менее, как говорит мэр, не все люди понимали, за что они голосуют. Некоторые избиратели полагали, что голосование за Брексит приведёт к отправке мигрантов домой, чего не произойдёт. Но, по его словам, «контролируемая миграция» экономически необходима. Недавно он поспорил с избирателем, который был зол на то, что иностранцы всё ещё живут в Бостоне. Мэр вздыхает. «Брексит не волшебная палочка. Но у 17,5 миллионов, проголосовавших за Brexit, будет праздник».

В секс-шопе Katmandu Керри Флетчер говорит мне, что она не может дождаться, чтобы отпраздновать день Брексита. Главная причина её желания, чтобы Британия покинула ЕС — это преступность, которую многие в Бостоне связывают с иммигрантами. Процент серьёзных преступлений в Бостоне соответствует среднему по стране, но Флетчер говорит, что её часто преследуют пьяные мужчины на улице. Она не хочет тем самым очернить всех иммигрантов, добавляет Керри.

«Я сама иммигрант. — Керри (Cerry Fletcher) приехала из Ирландии в детстве и своё имя получила в честь графства Керри (Kerry). — Моё имя записано через «C», потому что дедушка был пьян, когда он зарегистрировал его».

Брексит как магический кристалл

Алан Кларк, управляющий киоском на рынке под названием «Судьба, Драконы и Мечты», который торгует «мистическими дарами», проголосовал за выход из ЕС ради национального суверенитета.

Верит ли он в мистику? Кларк говорит, что мистицизм скорее свойственен его жене, но он верит в «исцеляющие кристаллы».

«Я сам видел, как они действуют. Всё, во что ты веришь, может сработать. — Он смеётся. — Как Брексит. Это должно сработать».

Нет никаких «мы» и «они»

Торговец рыбой Карл Эдвардс — единственный, кого я встретил в Бостоне, кто голосовал за то, чтобы остаться в ЕС.

«Brexit — самая большая ошибка, которую когда-либо совершала эта страна. — говорит он. — Но здесь это очень непопулярное мнение. Мои сверстники сказали мне, что мы должны выйти, и я должен это принять. Как по мне, это превратило нас в очень расистскую и унылую нацию», — говорит Эдвардс.

Полька Ига Пачковски, финансовый аналитик, была глубоко разочарована результатами референдума. По её словам, разочарованы были все, даже те, кто голосовал за Брексит.

«Они ожидали, что мы [поляки] волшебным образом исчезнем, и поскольку этого не произошло, они стали более открыто высказывать свои чувства».

Пачковски говорит, что поляки здесь с тех пор, как во время войны здесь были польские лётчики, но теперь они перестали приезжать. Правила проживания постоянно меняются, поэтому, несмотря на то, что у неё есть «бессрочное разрешение», она чувствует себя неуверенно.

«Люди говорят, что это про «мы и они», но нет никаких «их и нас». Для тех, кто говорит, чтобы я ехала домой: это мой дом».

Добавить комментарий

Авиабилеты