Азербайджан, Иран, Казахстан, Россия и Туркменистан: Каспийский договор заключен, что дальше?

Азия

07 декабря 2018, 13:56

Азербайджан, Иран, Казахстан, Россия и Туркменистан: Каспийский договор заключен, что дальше?

Президенты пяти стран с береговыми линиями на Каспии — Азербайджан, Иран, Казахстан, Россия и Туркменистан — договорились в августе о правовом статусе своего моря после 22 лет переговоров. Санкции США против Ирана несколько обесценили важность соглашения, особенно в отношении реализации экономических проектов региона. Однако соглашение может стать основой региональной системы безопасности и сформировать международно-правовую основу для установления добрососедских отношений. Что, в свою очередь, значительно снижает риски региональных конфликтов.

Каспийский саммит в августе стал последним шагом в 22-летнем обсуждении статуса моря, но это далеко не окончательное и не всеохватывающее соглашение. В частности, вопрос о владении южной частью морского дна (и того, что оно содержит) все еще находится в подвешенном состоянии. Иран, с самой маленькой береговой линией, все еще уклоняется от обсуждений.

Согласно статье 7 Конвенции, поверхность моря остается в общем пользовании, за исключением 15-мильной зоны, простирающейся за пределами береговой линии, плюс еще 10 миль каждой стране для рыболовства — под полным контролем прибрежных стран. Между тем, Конвенция замалчивает детали и не включает географические координаты границ и даже не формулирует принцип, по которому должна осуществляться делимитация. Компромисс заключается в том, что делимитация должна решаться как в двух, так и в трехсторонних форматах по мере необходимости. Азербайджан, Иран и Туркменистан будут использовать вариант средней модифицированной линии. Это поможет, например, Ирану снять внутренние политические препятствия для переговоров с Азербайджаном по вопросу о реальном разграничении южной части Каспийского моря.

Доступ к углеводородам является наиболее важным элементом в этом деле, но в Конвенции также имеются другие. Он запрещает некаспийским странам создавать военные базы или иметь вооруженные силы в любой из этих пяти стран. Эта часть Конвенции была одобрена в подходящий момент – в качестве надлежащей меры по реагированию на новые вызовы региональной безопасности.

Внедрение нового пакета санкций США против Ирана в начале ноября, а также в целом работа американской дипломатии в регионе с иранскими соседями, вернули ситуацию в регионе Каспийского моря к состоянию 2015 года, до подписания Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA) по иранской ядерной программе. Наличие Конвенции снижает риск военных конфликтов в регионе, но, конечно, не может нейтрализовать влияние экономических санкций на региональное сотрудничество.

Что более значимо для западных энергетических компаний в этой договоренности, так это то, что теперь устанавливаются правила для строительства крупных трансграничных проектов, таких как Транскаспийский трубопровод. Это означает, что, по крайней мере, официально, более не существует политических препятствий для этого давно обсуждаемого проекта, и его реализация зависит исключительно от экономических факторов, а также факторов безопасности.

Конвенция является важным шагом для регионального сотрудничества, но это не последнее сражение в битве за собственность Каспия. Правда, она подвела итог скудному прогрессу, достигнутому за последние 22 года, и показала Западу, что региональное сотрудничество между автократиями все-таки возможно.

Вслед за саммитом в течение следующих нескольких лет необходимо будет решить еще несколько вопросов. Наиболее перспективной тенденцией является диалог между Ираном и Азербайджаном. Страны находятся на пути активизации сотрудничества, в том числе в энергетическом секторе. Официальный визит президента Ирана Хасана Рухани в Баку в марте привел к предварительному соглашению о совместной разработке нефтегазовых месторождений. Ожидаются новые проекты в области общей энергетики в регионе, но они не могут быть разработаны без использования западных технологий из-за геологических трудностей. Таким образом, санкции США стали серьезным препятствием для углубления азербайджано-иранского сотрудничества. По неофициальной информации, SOCAR, азербайджанская государственная нефтяная компания, неофициально приостановила выполнение своих соглашений с Ираном.

В этой связи позиция Брюсселя будет играть решающую роль в реализации азербайджано-иранских энергетических проектов и превращении Ирана в поставщика нефти и газа в Европейский союз. Если Европейская комиссия превратит слова о поддержке энергетических компаний против санкций США в действия, это поможет разработать новые важные связи для проектов европейской энергетической безопасности.

В Конвенции и дополнительных документах также создаются правовые рамки, регулирующие строительство крупных инфраструктурных проектов, реализация которых может повлиять на среду моря. Условно, если Азербайджан и Туркменистан решат построить Транскаспийский газопровод, они должны будут предоставить своим соседям полную информацию о параметрах проекта, технических характеристиках и географических координатах маршрута. После этого в течение не более 180 дней заинтересованные стороны должны предоставить свои рекомендации по устранению возможных негативных последствий проекта. Предусматриваются также консультации по согласованию окончательных параметров проекта. Другими словами, у не участников таких проектов будет полная информация о них, а также они смогут попросить ввести дополнительные меры для защиты окружающей среды.

Однако, несмотря на отмену правовых ограничений для Транскаспийского проекта, некоторые политические препятствия могут негативно повлиять на реализацию трубопровода. Например, влияние Китая в Каспийском регионе становится все более ощутимым — особенно на восточном побережье. Из-за позиции Китая, как основного (и в настоящее время единственного) крупного потребителя туркменского газа, Пекин также может возразить против Транскаспийского трубопровода. Это влияние еще больше увеличится, если будут реализованы планы Китая построить четвертую ветку газопровода из Туркменистана в Китай через Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан. Пекин будет не только главным потребителем регионального природного газа, но и главным диспетчером в Центральной Азии.

Азербайджано-туркменским отношениям предстоит пройти долгий путь. Несмотря на попытки Баку совместно осваивать спорное месторождение Сердар/Кяпаз, Ашхабад систематически отказывается. Такое упрямство отрицательно сказывается не только на двусторонних отношениях, но и на политической среде для реализации Транскаспийского проекта. В этой связи также интересно, как на практике будут реализованы процедуры утверждения Транскаспийского проекта. Неясно, смогут ли Россия и Иран использовать протокол, или попытаться увеличить стоимость проекта или отложить его строительство в связи с экологическими требованиями.

Реализация соглашений, заключенных в Актау, вероятно, произойдет в ближайшие год-два. Однако успешная реализация новых возможностей во многом будет зависеть от политической воли и готовности стран-участниц и иностранных компаний преодолеть многие политические, технические и финансовые трудности.

По материалам The Diplomat

Добавить комментарий